В Бурятии неоднократно поднималась тему закрытия Улан-Удэнского института железнодорожного транспорта (УУИЖТ). Действия руководства Иркутского государственного университета путей сообщения (ИрГУПС), которое стремится к закрытию УУИЖТ, вызывают негативную реакцию профессионального сообщества республики.

Президент сказал

Подготовка высококвалифицированных кадров для транспорта является одной из основных государственных задач. Об этом ясно заявил президент РФ Владимир Путин в послании к Федеральному Собранию 1 марта 2018 года. Он подчеркнул, что в ближайшие годы «получат развитие мощные евразийские транспортные артерии. За шесть лет в 1,5 раза, до 180 млн тонн, вырастет пропускная способность БАМа и Транссиба. Объём транзитных контейнерных перевозок по нашим железным дорогам должен увеличиться почти в четыре раза. Наша страна будет одним из мировых лидеров по транзиту контейнеров между Европой и Азией». Глава государства подчеркнул, что Россия должна стать ключевым логистическим, транспортным узлом планеты. 

Ранее на заседании Петербургского международного экономического форума президент РФ отмечал, что инженерные и рабочие профессии требуют высочайшей компетенции. Соответственно, важнейшей задачей государства является обновление и повышение качества среднего профессионального образования, укрепление его связи с реальным производством.

Понятно, что в ближайшие годы спрос на профессию специалиста-транспортника в нашем регионе не только сохранится, но и возрастет. Президент РФ прямо указывал на необходимость сохранения, укрепления и модернизации системы профессионального инженерного образования. Он призвал продолжить активную политику развития регионов, где система образования призвана играть ключевую роль. Профессиональное образование должно строиться и меняться на основе общей концепции развития конкретного региона, служить опорой проводимой экономической политики.

В этой связи вызывают удивление и недоумение попытки закрыть Улан-Удэнский институт железнодорожного транспорта (УУИЖТ). Что это – неквалифицированное решение экс-ректора головного вуза, ИрГУПС, А.П. Хоменко? Или диверсия против республики? Ведь создание вуза в Улан-Удэ заняло более десяти лет. И необходимость в нем сохраняется.

Полный развал 

УУИЖТ является филиалом иркутского вуза. Но есть ли выгода для Бурятии от такого сотрудничества? Сначала рассмотрим, что собой представляет головной вуз – Иркутский государственный университет путей сообщения (ИрГУПС). Ведь его экс-ректора Андрея Хоменко называют главным заинтересованным лицом в деле закрытия УУИЖТ.

Ныне г-н Хоменко лишен права занимать должность ректора из-за возрастных ограничений. Однако он занимает должность президента ИрГУПС и продолжает влиять на вуз, поставив, как говорят, ректором «своего человека».

Говорят, что Хоменко «завел свой паровоз в тупик», и некогда ведущий вуз с отличной инженерной школой сильно деградировал. Говорят, что коллектив вуза давно не слышал внятных выступлений экс-ректора, которые ставили бы задачи и цели развития вуза.

По словам бывших сотрудников вуза, большинство научных исследований было фактически свернуто под предлогом нехватки финансирования. Университет практически скатился на уровень института или даже профтехучилища. Закрыты все до одного диссертационные советы. Научный журнал лишен статуса издания ВАК – исключен из перечня ведущих научных изданий. Планы по защитам кандидатских и докторских диссертаций с треском проваливаются уже несколько лет подряд. Например, из 26 запланированных кандидатских диссертаций в прошлом году было защищено лишь 6, из 8 докторских – 2 и т.д.

При ректоре Хоменко был закрыт Братский филиал ИрГУПС, хотя можно было искать и найти выход из ситуации – сохранить успешное образовательное учреждение, создававшееся не один год.

Парадоксально, но у руля главного железнодорожного вуза Восточной Сибири нет ни одного профессионального железнодорожника, то есть специалиста с опытом работы на железной дороге и профессиональным железнодорожным образованием. Так, президент А.П. Хоменко по образованию учитель математики, окончил Петропавловский пединститут в Казахской ССР; ректор С.К. Каргапольцев – инженер-механик, Иркутский политехнический институт; проректор В.В. Михайлов – преподаватель истории КПСС и т.д.

Семейный подряд

Говорят, для того, чтобы сделать успешную карьеру в ИрГУПС, нужно быть родственником кого-то из руководителей вуза. Родственно-клановые сети опутали начальственные кресла в университете. И это давно воспринимается как обычное явление. Здесь работают племянники, зятья, братья, сестры и даже любовницы руководителей вуза. Приводят в качестве примера одного из проректоров, который ради больших доходов и карьеры женился на родственнице ректора, бросив жену с ребенком.

Какими бы профессионалами ни были эти люди, никто не докажет обычному сотруднику университета, что все они двигаются по карьерной лестнице, занимают «хлебные» должности, распоряжаются имуществом и управляют людьми благодаря собственным талантам и заслугам. Университет стал подобием испанской династии Габсбургов, где, не желая делиться властью, сочетались браками с кровными родственниками. Можно сказать, что отсутствие новой крови в вузе, как и в Испании времен Габсбургов, породило массовое моральное уродство. Как говорят, вуз страдает от деспотизма и самодурства одного человека и его родственников.

Как живут преподаватели

Говорят, что с большинством преподавателей в вузе обращаются как с холопами. И якобы люди, обучающие многолюдную студенческую аудиторию, превратились в «забитых кроликов», пугающихся любого дверного скрипа. Говорят, что в ИрГУПС пышным цветом цветет доносительство, якобы насаждается атмосфера страха и взаимного недоверия. Университет буквально утыкан видеокамерами, активно ведется наблюдение и даже прослушка.

На ряде кафедр и факультетов власть узурпировали «родные человечки» – родня и друзья университетского руководства. С неугодными здесь расправляются при помощи подтасовки фактов, распространения анонимных пасквилей в социальных сетях и даже уголовных провокаций. Например, одного из профессоров, рискнувшего спорить с руководством, охрана просто перестала пускать в вуз. На пункте пропуска был вывешен его портрет, то ли в виде своеобразной ориентировки, то ли в назидание другим. Неугодных преподавателей изощренно травят годами, пока те, не выдержав унижений, не переходят в другой вуз или не переезжают в другие города. Говорят, что не менее десятка ведущих ученых, докторов наук за последние годы покинули ИрГУПС.

Говорят, что разрушилась система управления, из-за чего приказы надолго застревают – люди боятся принимать решения, брать на себя ответственность, опасаясь быть уволенными из-за того, что не угодили руководству. Как сообщил один из преподавателей ИрГУПС, на ряде кафедр процесс подделки документов (протоколов, выписок и др.) принял систематический характер. Часто на работу принимаются некие личности, не проводящие занятий и не посещающие университет.

Как живется студентам из Бурятии в Иркутске?

После закрытия большинства специальностей в УУИЖТ студентов из республики перевели в ИрГУПС. Там они, вероятно, сталкиваются с различными негативными явлениями. Есть основания полагать, что в иркутском вузе факты вымогательства взяток преподавателями носят системный характер.

Если загуглить слова «ИрГУПС взятки», то можно увидеть огромное количество примеров. Например: «Судом установлено, преподаватель ИрГУПС с 2015 по 2016 год получала от студентов вуза взятки взамен на допуск учащихся к защите дипломов без самостоятельного выполнения ими таких работ. Преподаватель подписывала работы и не составляла отзывы. Посредником между ней и обучающимися выступал ее брат». Или еще: «Судом установлено, что г-н N, являясь старшим преподавателем кафедры «Электроподвижной состав» ИрГУПС, во время сессии получил от 37 студентов-заочников взятку в размере 468 тыс. рублей (14 – 15 тыс. с каждого) за выставление итоговых оценок и защиту курсового проекта без фактической проверки знаний по предмету «Автоматические тормоза вагонов»… «Возбуждено уголовное дело по факту получения взятки в отношении еще одного сотрудника ИрГУПС – 28-летней преподавательницы кафедры «Электроподвижной состав». По версии следствия, она получила от студента-заочника 10 тыс. рублей за выставление положительных оценок без фактического выполнения курсовой работы и без проверки знаний на экзамене». И так далее…

Как говорят сами студенты, отношение к выходцам из Бурятии довольно предвзятое. Их селят обычно в самые плохие комнаты в общежитиях, заваливают на экзаменах, стараются всячески явно или исподтишка поддеть.

Человеческий капитал утекает в Иркутск

Бурятия сейчас не может разбрасываться кадрами. Известно, что миграция из республики, активно начавшаяся в 90-е годы, продолжается. Ежегодно тысячи активных, перспективных деловых людей уезжают за пределы региона. Среди них есть как молодежь, так и состоявшиеся люди. Кадровый голод в республике такой, что компании готовы платить значительные средства за привлечение специалистов из других городов и даже из-за рубежа. Значительно упало и качество человеческого капитала, а с ним и качество управления, уровень культуры, образования.

Иркутск с обилием вузов, более развитой социальной инфраструктурой тоже привлекает мигрантов из Бурятии. В ИрГУПС в начале 2000-х из Улан-Удэ «переманили» на работу десятки ведущих ученых, профессоров: доктора наук Ю.Ф. Мухопад, Л.А. Астраханцев, Ж.Г. Дамбаев, Ю.Б. Башкуев и другие. Кроме того, более десяти лет ИрГУПС получает «ренту» от обучения студентов из Бурятии. Счет может идти на сотни миллионов рублей.

В дальнейшем же закрытие высшего образования в УУИЖТ пагубно скажется на экономике Бурятии. Это автоматически даст «уход» нескольких десятков миллионов рублей в соседние регионы. Это будет значительная потеря в культурном и демографическом отношении, ибо будет означать отъезд из республики десятков молодых людей.

Как видим, никаких особых привилегий от сотрудничества с иркутским вузом Бурятия не имела и имеет. Наоборот, на фоне нелегкого положения бурятских вузов закрытие УУИЖТ может стать катализатором разрушения системы высшего образования в республике.

И возникает закономерный вопрос: а чем же руководствуется Министерство образования Бурятии, которое фактически идет на поводу решений ИрГУПС, противоречащих решениям президента России Владимира Путина?