Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Интернет-проект «Первый Байкальский» рассказал, что в Бурятии на берегах Байкала колодцы пересыхают не из-за понижения уровня священного моря. Интересно также узнать, что маловодный период на Байкале длится уже несколько десятилетий и, что Минприроды РФ планирует в 10 раз сократить водоохранную зону озера. 

Из-за гибели рек

Вот что по этому поводу говорит доктор технических наук, завлаб моделирования поверхностных вод Института водных проблем (ИВП) РАН Михаил Болгов: «В Бурятии вразрез логике говорят, что из-за понижения уровня Байкала в колодцах пропадает вода. Да, если мы даже на 10-15 см сработаем Байкал, то это скажется на расстоянии метров в 50, ну, максимум 200 от берега. Но не за десятки километров».

Причина пересыхания колодцев видится только одна – это гибель рек в Бурятии. Леонид Россолимо писал более полувека назад: «Рост лесной промышленности дал толчок к значительному расширению лесосплава, как по притокам Байкала, так и по озеру. Сплавными стали реки Селенга, Баргузин, Верхняя Ангара и Кичера, Турка, Итанца, Голоустная и многие другие… Молевой сплав по рекам быстро привел к засорению их корьем и топляком. Реки мелеют, загрязняются и становятся непригодными для нереста ценнейших промысловых рыб».

Самое время поинтересоваться у правительства Бурятии, а что сделано для нормализации водоснабжения в поселениях республики? Оказывается, ничего. Четыре года идут жалобы и ничего, кроме жалоб. А может, в XXI веке пора уже отказаться от колодцев, создать в каждой деревне пруд и заниматься снегозадержанием? Для питья такая вода так себе, но для скота и технических нужд сойдет. Потом экономить начнут. Далее интернет-проект поучает правительство Бурятии: «а тем временем разработайте программу «Чистая вода Бурятии» и постройте нормальные водопроводы».

Главным источником промышленных стоков, несущих не только избыточное тепло, но и нефтепродукты, эфирорастворимые жиры и соли тяжелых металлов, является, как сказано в книге Галазия «Байкал в вопросах и ответах», – город Улан-Удэ. До 200 тыс. кубометров в сутки сбрасывается в Селенгу и ее приток Уду, причем треть – без очистки! Река старается изо всех сил, стоки разбавляются в 450 раз, но даже при таком разбавлении последствия неизбежны.

Больше всего страдает омуль: «На нерестилищах в Селенге, ниже Улан-Удэ, гибнет от отравления до 97-98% икры». «Самоочищающая способность этой мощной реки исчерпана, она не справляется с загрязнениями, поступающими в нее. Вместе с водами реки они выносятся в Байкал и распространяются по Селенгинскому мелководью и примыкающей акватории на площади свыше 1500 кв. км», – делают вывод редакторы шестого издания книги, вышедшего в 2017 году.

Предельные значения уровня

Правительство сохранило предельные значения уровня воды в Байкале на 2018-2020 гг. На ближайшие три года максимальное и минимальное значения уровня воды в озере Байкал в период средней водности установлено на отметках соответственно 457 и 456 метров. Это поможет избежать повторения чрезвычайных ситуация, связанных с уменьшением уровня воды в озере, которые активно обсуждали последние полгода. 

В справке к постановлению правительства отмечается, что в 2017 году в бассейне озера Байкал и водохранилищ Ангаро-Енисейского каскада продолжается маловодный период. По данным Росгидромета, приток воды в озеро в летние месяцы 2017 года был близок к наименьшим за период 1960-2017 годов. Отмечается, что «принятое решение позволит избежать угрозы чрезвычайной ситуации и обеспечить водо-, тепло- и энергоснабжение населения и объектов экономики и социальной сферы, расположенных в нижнем бьефе Иркутского гидроузла, в 2018-2020 годах».

По оценкам ученых маловодный период на Байкале длится уже несколько десятилетий. В последние три года на восточном берегу вода начала отступать далеко от берега. В 2016 году минимальный уровень воды в озере упал до рекордно низких 455,71 м – на 60 см за четыре года.

Сокращение водоохранной зоны

Водоохранную зону Байкала предложено уменьшить в 10 раз. Главным образом из нее планируют исключить населенные пункты.

Минприроды РФ внесло в правительство проект распоряжения, по которому водоохранную зону Байкала предлагается сократить в десять раз. В сопроводительной записке к проекту распоряжения министерство указывает, что уменьшение водоохранной зоны до 5,9 тыс. кв. км не нанесет ущерба экосистеме Байкала. Министерство ссылается на подход, предложенный Сибирским отделением РАН – Институтом географии им. В.Б. Сочавы.


Напомним, что сейчас площадь водоохранной зоны озера составляет более 57 тыс. кв. км. На этой территории расположены более 160 объектов социальной и инженерной инфраструктуры и 159 населенных пунктов, где живут 128,4 тыс. человек. На этих объектах действует режим запретов и ограничений, из-за чего у местных жителей возникают постоянные проблемы с инфраструктурой; в частности, они не могут ремонтировать здания, дороги, строить школы и другие общественные учреждения. 

Как ранее заявил глава МПР России Сергей Донской, изменение границ не повлечет снижения режима охраны озера, при этом оно исключит противоречия требованиям водного законодательства – распространение водоохранной зоны на территории населенных пунктов с различными объектами инфраструктуры.

Для природы, наверное, не слишком. Академик Галазий в своей книге «Байкал в вопросах и ответах» писал, что в ледниковый период исток Ангары регулярно перемерзал, и сток полностью прекращался. Другие ученые уверены, что за время своего существования Байкал менялся много раз, а еще совсем недавно (по геологическим меркам) был период, когда уровень озера был ниже нынешнего на 50 метров! Какие-то эндемики, вероятно, от этого вымерли, но озеро как экосистема – никуда не делось. Последние 500 лет уровень Байкала устойчиво снижается.

Для людей, живущих на берегах озера, ответ на вопрос о регулировании уровня однозначно важен. Причем не столько понижения, сколько повышения: многие построили в прибрежной зоне дома, причалы, турбазы. Все это, может, и не вполне законно, поскольку строительство велось в водоохранной зоне. Но есть на Байкале и деревни, построенные в те времена, когда никакого природоохранного законодательства не существовало в принципе. Если уровень повысится быстро и на большую величину, ущерб для прибрежных населенных пунктов, дорог, ЛЭП и других объектов окажется весьма существенным.

Для всех, кто живет не только на берегах Ангары, но и в Сибири, регулирование уровня Байкала имеет исключительное значение. Самые многолюдные города Иркутской области (включая Иркутск, Ангарск, Шелехов и т.д.) получают из Ангары питьевую и техническую воду, а каскад из четырех ГЭС только на этой реке производит около 50 млрд кВт/ч электроэнергии в год, или порядка 25% производства электроэнергии во всей ОЭС Сибири. При этом Ангарская ветвь каскада гидрологически взаимосвязана с Енисейской, что определяет чрезвычайную важность грамотного регулирования работы ГЭС в Сибири — в этом макрорегионе гидроэнергетика имеет паритет с тепловой генерацией.

«Высокая доля ГЭС в составе генерирующих мощностей ОЭС Сибири позволяет им выполнять широкий круг общесистемных функций. Наряду с ежегодным производством десятков миллиардов киловатт-часов электроэнергии, они покрывают практически всю переменную часть графиков нагрузки, регулируют частоту, несут основную часть нагрузочного и аварийного резервов мощности. Кроме того, Иркутская и Братская ГЭС, обладая уникальными водохранилищами многолетнего регулирования, выполняют еще одну, не имеющую прецедентов в мировой гидроэнергетике, функцию: они обеспечивают сбалансированность производства и потребления электроэнергии во всей ОЭС Сибири в межгодовом разрезе. То есть являются регуляторами годовых балансов энергии», — писал в своей книге «Современные проблемы и будущее гидроэнергетики Сибири» иркутский ученый Владимир Савельев.