И то, что новая забава под названием конкурс на замещение вакансий министров закончится согласно законам жанра, почти очевидно. Остановка состоится в коммуне под названием «Своих не сдаем!»

Корпорация чиновников в нашей стране – особая. У нее свои законы. Наказывают друг друга редко, и лишь при условии, если не «усидела» чья-то крыша. Хотя садятся крайне редко, но показательно, как говорится, бей своих, чтоб чужие боялись.  

Потому, «подход» к общественности в виде «кадровой забавы» – это еще тот путь по минному полю, который, не по своей воле, местная чиновничья рать должна пройти. И желательно дойти до финала, максимально удерживая в обаянии пребывающую в эйфории общественность.  

«Наш паровоз мы пустим в ход, такой, какой нам нужно».

Задача ясна. Накануне главных выборов страны младотехнократы должны продемонстрировать новизну взглядов, близость к народу, открытость и прозрачность - любовь к лозунгам у нас в крови. И тут возникает небольшое «но». Поскольку объявить открытый и прозрачный конкурс совсем не означает сделать его таковым. 118 поверивших – дорогая цена доверию. 113 разочарованных плюс их друзей, коллег, соратников и единомышленников, простых наблюдателей, а затем просто читателей, которых потом накроет резонансной волной итогов «выборов» – развлечение для власти сомнительное. Из серии – «хотели как лучше, получилось как всегда».

Второе «но» тоже очевидное. А по какому принципу сформированы комиссии? И тут начинается главное развлечение под названием «Угадай мелодию!»

Главным испытанием для будущих министров станет все же общение с комиссией, поскольку дистанционное тестирование, как один из этапов – это всего лишь сбор информации для формирования кадрового резерва. Но именно комиссии в их тайно сформированных составах и унесут с собой тайны отсева фигурантов громкого для республики эксперимента.  

Потому, первая ошибка неополитического андеграунда – его затянутость. Особенно в свете местной любви к клановым тусовкам, делением на все и вся, битвы старых и новых лоббистов – промедление, как говаривал дедушка Ленин, смерти подобно. Но поскольку болезнь «запущена», остается за ней наблюдать.

«Трепанация не панацея»

Чтобы просчитать, что и зачем делается в чиновничьей голове для достижения поставленной задачи, калькулятора не надо. Известен продюсер проекта. Это Путин. «Новоизбранным» лидерам регионов он всего лишь «намекнул» – побольше прозрачности!

Кого в Бурятии назначили автором и режиссером «прозрачности» – не совсем понятно. Но автор местного проекта явно далек от гениальности. Иначе как объяснить состав комиссии, например, по культуре? Сфере, которой предрекали самые неистовые выборы нового министра «с бубнами и моринхурами», взамен ушедшего и оставившего за собой незавидное наследство. И если все же верить его последним заявлениям «о трех фамилиях», которые он передал, по всей видимости, Алексею Цыденову, обаять последнего у Тимура Цыбикова получилось. Вопрос – как? В силу ли крайней отдаленности нового главы от сферы культуры, либо в силу крайней интеллигентности-не дай бог кого обидеть напоследок, или того хуже – неразборчивости в людях. Хуже –первое. И оно потихоньку начинает сбываться.

Итак, в комиссии по культуре ожидаемые «профильные» – зампред Вячеслав Цыбикжапов и хуральский председатель комитета Цыденжап Батуев. Неожиданно во всех комиссиях Баир Бальжиров от Общественной палаты РБ, в составе которой немало уважаемых и авторитетных людей, местами куда авторитетнее персоны самого председателя. Чем вызвана такая избранность – вопрос открытый, на который предстоит дать ответ той самой общественности, от имени которой выступает Общественная палата.

Та же песня с Советом старейшин. Вячеслав Подлеснов, пусть фигура и убедительная, но и он не одинок в своем совете, чтобы исполнять сомнительную партию Фигаро. В каждую комиссию включены три представителя администрации главы и правительства по кадровым и правовым вопросам: Анна Акчурина, Сергей Мещеряков, Цыжип Жанчипова – «тройка», роль которой «выкосить» кандидатов по «формальным признакам». Оно и понятно. Как без них.

И, наконец, последующий список, который собственно и выдает с потрохами всю незатейливость картины, которую пытаются «писать маслом» местные авторы «кадровой забавы». «И потянулась цепь беззаконий» – как говаривала героиня Любови Полищук в фильме «Интердевочка».

Сразу четыре представителя «#тимураиегокоманды»: Надежда Донсоронова – один из ключевых участников коррупционного скандала с уголовным делом на Наталью Уланову. Пропавшие деньги стартовали как раз из фонда, которым на тот момент руководила Надежда Донсоронова. Сергей Добрынин – пусть и бывший, но верный заместитель Тимура Цыбикова, который запомнился в прессе фразой «хотелки Бадлуева». Саян Жамбалов из семейного клана Жамбаловых, которым вполне уютно работать в формате частного театра на бюджетные средства. И завершает «список Цыбикова» Саяна Раднаева – председатель Общественного совета при Министерстве культуры РБ, что говорит само за себя. Правда и Евгения Семенова, второго представителя института культуры – доцента кафедры музеологии и наследия, без труда можно отнести к этой команде.

Кандидатура Николая Осипова, руководителя известного коллектива «Забава» – судя по всему, реверанс руководству столицы. Правда, и тут не без заинтересованности. В конкурсе принимает участие его непосредственный руководитель Ирина Ковалева – начальник управления культуры Улан-Удэ.  

В слабой имитации объективности комиссии «белой вороной» выглядит лишь Баир Дугаров – ученый и член Союза писателей РБ. Хотя логичнее было бы дать возможность высказаться представителям творческих союзов – художников, композиторов, которые дышат в республике на ладан. Есть творческая молодежь, свободные от чиновничьих уз режиссеры, музыканты, вокалисты, которым чуть более интересна судьба сферы, нежели сплоченным рядам застегнутых на все пуговицы бывших и действующих чиновников и их подчиненных.

Вот вам и счет. 14:1 в пользу бурятской корпорации чиновников. Потому что «бывших» не бывает. Что Цыденжап Батуев, что Баир Бальжиров, при всей смене «окраса» в представителей народа, чиновники до мозга костей. Эти люди отмашку чувствуют даже там, где ее нет.          

Трепанация как панацея

За кого будем «топить» – главный вопрос массовой кадровой забавы, «рулить» которой будут все те же. И если все же созданная комиссия вынуждена будет до конца придерживаться сюжетной линии – «открытость и прозрачность» – ей предстоит изрядно попотеть. Поскольку, по слухам, в кабинетах Министерства культуры давно празднуют победу своего кандидата – Баира Турбянова, юриста по профессии, который с легкой руки Тимура Цыбикова стал руководителем Музыкального колледжа.

«Хэппи-энд» налицо! Тимур Цыбиков останется в истории не только «властелином колец», но и сердец и прочих органов, в которые накрепко «вживлен» инстинкт сохранения чиновников как «биологического подвида».  

И тогда под благовидными предлогами придется вывести из конкурса «культурную оппозицию» – Жаргала Жалсанова, худрука театра «Байкал» и Баира Дышенова, режиссера и успешного предпринимателя, который в свою бытность поставил на «золотомасочные рельсы» театр «Ульгэр». Кстати, именно они – единственные в списке, кто имеет профильное, а главным образом, престижное образование.

Между тем, все лето общественники и просто неравнодушные люди на разного рода «форсайтах» обсуждали перспективы развития республики в контексте «открытых путей». Главной темой становилась и сфера культуры, как ключевая в перспективах развития Бурятии, как туристического региона. И совершенно очевидно, что речь шла о востребованности в руководстве культуры креативных, оригинально мыслящих людей. Поскольку последние десять лет «креатив» министра культуры РБ ограничивался лишь импортом культуры – банальной «скупкой» на бюджетные средства «легионеров» разного уровня известности и воспитания. За десять лет желание у местных учиться на скрипачей, моринхуристов, вокалистов и прочий творческий резерв успели поотбить надолго.    

Общественники даже направили письмо с просьбой включить в состав комиссий по культуре и туризму Аркадия Зарубина, которого Алексей Цыденов уполномочил заниматься продвижением бурятских брендов. Почему ему не нашлось места в плотных рядах касты чиновников, и куда теперь девать неоправдавшиеся надежды общественников – тоже вопрос.

Но помним: «наш паровоз вперед летит, в коммуне остановка». 14 «железных» представителей чиновничества будут выбирать из 8 «железных» действующих чиновников и трех предпринимателей, если исключить из списка трех безработных и одного актера. Угадайте кто победит?    

И тогда идею с «суперреспубликой» придется положить под сукно. Или срочно провести трепанацию. Потому что для новой жизни нужны новые мозги. И переменой мест слагаемых здесь не обойтись.

Николай Масс