В местных СМИ сейчас нередко появляются сообщения о политических событиях, происходивших в республике в конце 90-х, когда началась эпоха «всенародно избранного президента Бурятии». Интерес к этой теме не случаен. Именно тогда оказались порушенными и прекратили существование первенцы индустрии республики – Улан-Удэнский стекольный завод, построенный в 1932 году и оснащенный самыми передовыми в то время технологиями, в частности, закупленными за границей 13 машинами Фурко. 

Эти машины вырабатывали «бемское» стекло самого высокого качества. Исчезли судостроительный завод, заводы «Теплоприбор», «Бурятфермаш», «Электромашина». Не стало Джидинского вольфрамо-молибденового комбината, продукция которого шла для изготовления брони для танков. Развалились первенцы лесной индустрии – БМДК, Онохойский лесокомбинат и еще десятки различных предприятий.

Оказался порушенным кадровый потенциал. На предприятиях, в организациях и ведомствах осталось мало профессионально подготовленных, опытных сотрудников. Основная масса подалась в бизнес, где основным родом занятий стала торговля.

Повышенный интерес к теме двадцатилетней давности явно не случаен. Грядут выборы нового главы Бурятии, и население республики не перестает надеяться на лучшие перемены. Ведь доламывать уже вроде бы нечего… Главное – не наступить бы на старые грабли.

Избранный в 1994 году на должность президента Республики Бурятия Л.В. Потапов своим первым указом освободил от занимаемой должности всех членов правительства и начал формировать новый состав кабинета. Сергей Федорович Иванов, министр внутренних дел, был в числе первых, попавших в опалу.

Потапову, как оказалось, был нужен возле себя соратник, готовый аплодировать каждому произнесенному им слову даже в случае, когда это слово не содержало никакого смысла.

Вновь назначенный министр получил назначение, перешагнув сразу три или четыре ступеньки служебной лестницы. С его назначения, пожалуй, и начался раздрай в работе МВД Бурятии, который продолжается до сего времени вот уже два десятилетия…

Стало резко ухудшаться оперативно-служебная деятельность, снизились показатели раскрываемости и профилактики преступлений, возникли серьезные кадровые проблемы.

В 2002 году после ряда проверок на должность министра внутренних дел Бурятии был назначен «варяг» – в недавнем прошлом армейский майор, пришедший в милицию сначала на должность руководителя дорожно-патрульной службы ГАИ в г. Екатеринбурге Свердловской области, а затем по чьей-то протекции направленный на курсы повышения квалификации при Академии МВД России. С таким «солидным багажом» этот руководитель через год стал сначала заместителем начальника Иркутского УВД, а еще через полгода-год удостоился на должности министра внутренних дел Бурятии.

О его художествах много писали в газетах. Вскоре после недолгого пребывания в Бурятии он получил более солидный пост начальника Волгоградского УВД, а там был арестован за поборы, получил реальный срок лишения свободы и был лишен так легко доставшегося ему генеральского звания. С его деятельностью в Бурятии связывают гибель известного журналиста Андрея Капустина.

А в Бурятии между тем руководители МВД начали меняться с периодичностью в 2 - 3 года, не оставляя о себе ни светлых воспоминаний, ни доброго слова.

Обеспокоенные таким поворотом событий ветераны органов внутренних дел, бывшие руководители МВД в конце 2009 года обратились с письмом к руководству МВД России. Привожу полностью текст этого обращения. 

Министру внутренних дел РФ

генералу армии Нургалиеву Р.Г.

Уважаемый Рашид Гумерович!

К Вам обращаются ветераны, бывшие руководители МВД Республики Бурятия. Нас тревожит положение, сложившееся в органах внутренних дел республики.

В недалеком прошлом авторитет милиции среди населения был довольно высок. Работники милиции пользовались в народе уважением. Однако сейчас милиция и ее сотрудники стремительно теряют былое доверие.

Жива еще память о тех временах, когда в милицию приходили сотрудники, прошедшие тщательную систему отбора. Кадровые аппараты подбирали кандидатов на работу в трудовых коллективах. Прием на службу производился лишь после того, как кандидатура была всесторонне обсуждена и одобрена на собраниях коллективов, где они прежде трудились.

Каждый сотрудник милиции отчитывался о своей работе перед товарищами, рекомендовавшими его на работу в органы внутренних дел. Таким образом, связь сотрудников с трудовыми коллективами, с населением не прерывалась.

Сейчас все это в прошлом. Сотрудники милиции и их руководители назначаются без учета их деловых и моральных качеств. Примером тому - назначение на должность двух последних министров внутренних дел Бурятии. Оба оставили о себе не самую лучшую память.

Первый – Цукрук М.В. после назначения не смог наладить нормальные деловые отношения с руководством республики, постоянно инициировал немотивированные конфликты. Его чрезмерная амбициозность и неспособность критически оценивать свои действия негативно сказались на работе всех звеньев республиканского МВД. По данным прокуратуры, укрытие преступлений, нарушение законности в этот период резко возросло. Произошли многочисленные перестановки кадров руководителей районного уровня.

Другой, назначенный после него министр Сюсюра В.Л., продолжил перестановку кадров уже на более высоком уровне. Им были заменены практически все заместители министра и руководители отраслевых служб. На их место назначены родственники либо коллеги Сюсюры В.Л. по службе в юго-западных регионах РФ. Сюсюра вскоре был арестован в своем служебном кабинете за преступления, совершенные по прежнему месту службы, и в настоящее время содержится в Лефортовской тюрьме. Должность министра сейчас вакантна.

В результате этих перестановок была разрушена система подготовки резерва кадров на выдвижение в самом республиканском МВД. Потеряв перспективу, многие сотрудники, состоявшие в резерве, стали увольняться. Теперь для того, чтобы восстановить разрушенное, необходимы годы.

Уважаемый товарищ министр! Сибирь богата не только природными ресурсами, к которым тянутся лапы отдельных назначенцев, Сибирь еще заметно отличается бескорыстием и честностью людей, живущих в этом суровом краю.

Просим Вас при выборе кандидатуры для назначения на пост руководителя МВД Республики Бурятия принять во внимание мнение ветеранов бурятской милиции и сделать упор на местные кадры.

Н.В. Бутуханов, генерал-майор милиции, министр внутренних дел Бурятии (1970 – 1985),

Г.К. Языков, полковник внутренней службы, первый заместитель министра и начальник штаба МВД Бурятии (1983 – 1994),

В.И. Сергеев, полковник милиции, заместитель министра (1987 – 1995),

В.И. Молоков, полковник милиции, заместитель министра (1995 – 2001),

В.М. Мархаев, полковник милиции, заместитель министра (2004 – 2006)».

В ответ на это обращение Департамент кадрового обеспечения МВД Российской Федерации прислал письмо от 01.12.2009 года, в котором известил (дословно):

«Ваше обращение на имя министра внутренних дел Российской Федерации в отношении министра внутренних дел по Республике Бурятия генерал-майора милиции Сюсюры В.Л. по поручению рассмотрено в Департаменте кадрового обеспечения МВД России.

Сообщаем, что Ваша информация руководством МВД России принята к сведению.

Заместитель начальника Ю.Я. Костенко.

Откровенно скажем, авторы обращения долго недоумевали: причем тут Сюсюра и все остальные? Ведь речь шла о том, что руководителями сюда назначаются пришлые люди, сотрудники, не владеющие обстановкой, далекие от сложившихся здесь условий и национальных особенностей. Еще и везут за собой кучу своих ближайших родственников и коллег, создавая обстановку повсеместного блата, кумовства и безответственности… Выходит, просто проигнорировали.

Вскоре в Бурятию на должность министра был назначен А.В. Зайченко, работавший до этого начальником штаба УМВД по Омской области.

Александр Валентинович был доступным человеком и не пренебрегал встречами с ветеранами МВД, с рядовыми сотрудниками. Как-то я спросил у Зайченко:

- Вы когда-нибудь оперативной работой занимались?

- Да. После окончания Высшей школы МВД работал в уголовном розыске в Латвии, а затем бывшие сокурсники по учебе помогли перебраться в Россию. Получил назначение в штаб УМВД по Омской области, оттуда направили в Бурятию.

Мало, однако, быть хорошим человеком. Должность министра требовала гораздо большего… И вновь оказалась «не по Сеньке шапка». Года через полтора органы внутренних дел Бурятии снова оказались без руководителя…

Я не сторонник «ура-патриотизма». Речь идет о вещах гораздо более серьезных, более глубинных. Вести за собой из других регионов своих близких или родных, значит, заведомо разрушать или не доверять тому хорошему, а может быть, и не очень, что было здесь создано до тебя… Так работай, исправляй, создавай!

За 10 лет кресло министра внутренних дел Бурятии сменили четыре человека. А что толку?..

Вновь и вновь вспоминаю кадровое решение Л.В. Потапова. Неужели не понимал, что творил? Думал, наверное, что « не боги горшки обжигают». Назначь любого и поддержи - справится. Ерунда полнейшая! Не каждому дано быть руководителем целого ведомства, а иногда даже и небольшого коллектива. Сейчас это известно всем. Считали когда-то, что кухарка может управлять государством. Оказалось, не может…

Герман Языков, заслуженный работник МВД СССР, полковник в отставке