В связи со сложившейся непростой ситуацией в Бурятском государственном университете и предстоящей аккредитацией этого бурятского вуза хотелось бы еще раз обратить внимание общественности на проблемы, возникшие в последние два года в БГУ после смены руководства.

Деградация и социальная напряженность

Во-первых, в БГУ существенно сократилась численность студентов. В 2014 году общая численность студентов вуза была 9 497 человек, из них по очной форме 6 200 студентов; выпуск в 2014 году составил 1 875. В 2016 году общая численность студентов была 8 825, из них по очной форме 5 423 студентов; выпуск в 2014 году составил 2 160. Таким образом, за два года общий контингент студентов уменьшился на 672 студента, из них на очном на 777 студентов. Это означает, что из-за неудовлетворительной профориентационной работы с абитуриентами БГУ недобрал студентов и потерял из-за этого около 80 ставок преподавателей.

Во-вторых, существенно ухудшилось качество подготовки специалистов высшей квалификации – резко сократилось число диссертационных советов по защите докторских и кандидатских диссертаций. За это время оно сократилось с 10 до 4. Уменьшилось количество бюджетных мест в аспирантуру и ординатуру. Если ранее было 305 аспирантов и 17 докторантов, то в настоящее время согласно отчету БГУ, выставленного на сайте вуза, обучается 232 аспиранта, из них по очной форме 116 человек. Цифра приема на 2017 год – 27 аспирантов по всем специальностям; число докторантов – 8 обучающихся, из них 0 человек за счет бюджета.

В-третьих, число тематических выпусков журнала «Вестник БГУ», ранее входивших в список Высшей аттестационной комиссии (ВАК) также существенно уменьшилось: из 15-ти направлений осталось только пять.

В-четвертых, резко сократились международные научные связи и мероприятия. Теряется тесная интеграция с академическими учреждениями СО РАН и ФАНО – принято решение о закрытии выпускающей кафедры экспериментальной и космической физики, функционировавшей на базе Института физического материаловедения СО РАН. В результате на физико-техническом факультете из ранее существовавших трех кафедр физического профиля осталась только одна кафедра общей физики, что, несомненно, ведет к ухудшению качества подготовки студентов. Закрываются кафедры и на других факультетах.

Существенно выросла социальная напряженность в коллективе из-за неясных перспектив, а также перевода практически всего состава преподавателей на срочные эффективные контракты. Нет прозрачности в распределении или в полном отсутствии стимулирующих доплат. Сокращается количество ставок и увеличивается учебная нагрузка преподавателей. В целом, в БГУ происходит снижение уровня зарплат профессорско-преподавательского состава.

Атмосфера научной недобросовестности

И что самое ужасное – в известнейшем вузе продолжает насаждаться атмосфера научной недобросовестности, о которой многократно писалось в прессе и СМИ. Вот последний вопиющий случай из практики работы ректората БГУ под руководством Н.И. Мошкина. В 2015-2017 годах сам ректор и приближенные к нему лица не только взяли без ведома автора чужой научный материал – модель, данные, и тексты, то есть совершили недобросовестные заимствования («плагиат») без указания источника заимствования, по сути, украли. Они также на основе этого научного материала выпустили значительное число научных статей – порядка девяти, в том числе за рубежом. Впоследствии эти статьи потом были использованы для отчета по бюджетным деньгам на общую сумму 5 млн руб.

Научной общественностью были проверены часть из упомянутых выше статей. В проверенных статьях были выявлены следующие вопиющие факты. Как минимум, в трех статьях выявлены прямые недобросовестные заимствования («плагиат») из докторской диссертации ученого вуза. Причем в двух из них был совершен подлог, то есть, заменены термины. Однако при этом все таблицы с данными без изменения и выводы взяты из материалов диссертации, исследовавшей, кстати, совсем другой предмет.

Ознакомиться с этими фактами можно на сайте Диссернета по следующим ссылкам:

Авторы Цыренов, Гармаев – http://wiki.dissernet.org/wsave/Vestnik_Buryatskogo_GosUni_Ekonom_i_memegment_2016_1_1publ.html.

Авторы Цыренов, Шаралдаева, Мадасов – http://wiki.dissernet.org/wsave/Izv_YuZGU_2016_6_1publ.html.

Мошкин – криминолог?

В качестве еще одного примера укажем статью «Методологические проблемы криминологического прогнозирования механизмов детерминации преступлений и иных правонарушений в контексте формирования объемов бюджетных ассигнований регионов на их профилактику». В качестве авторов статьи указаны Н.И. Мошкин, Д.Д. Цыренов, Р.Н. Боровских. Статья издана 28.03.2017 г. – Всероссийский криминологический журнал. 2017. Т. 11, № 1. C. 52–60.

В данном случае, конечно, вызывает вопрос авторство этой статьи. С какой поры специалист по тракторам Н.И. Мошкин вдруг стал крупным специалистом в области криминалистики? Напомним, что в 2007 году Мошкин защитил докторскую диссертацию по теме «Разработка автоматизированной технологии и средств технического диагностирования узлов и агрегатов автотранспортных средств сельскохозяйственного назначения». Кстати, в его диссертации также был обнаружен значительный объем некорректных заимствований.

Кроме того, в статье помимо исходной модели, данных из совсем другой области по анализу пенсионной системы РФ были явно заимствовано и другие данные. И, наконец, из чужого научного материала были заимствованы даже выводы.

Можно ознакомиться со сравнительным анализом данной статьи с источником недобросовестного заимствования. Вот фрагмент из статьи Мошкина во Всероссийском криминологическом журнале, №1, 2017 – по профилактике преступлений и иных правонарушений: «Таким образом, существенная пространственная дифференциация регионов Российской Федерации затрудняет разработку корректного прогноза затрат на реализацию комплекса мероприятий по профилактике преступлений и иных правонарушений. Для оценки объема затрат на реализацию комплекса мероприятий по

профилактике преступлений и иных правонарушений предложено оперирование показателем среднего удельного веса затрат, рассчитанным за период 2010-2013 гг. Соответствующее значение показателя составило 14,9%. По нашим оценкам, объем затрат, который в 2015 г. должен был быть направлен на профилактические мероприятия, равен 580,15 млрд р.».

И вот источник недобросовестных заимствований – диссертация 2015 года о накопительной части трудовой пенсии, где есть такой фрагмент: «Для оценки объема средств, отвлеченных из накопительного уровня пенсионной системы, предложено оперирование показателем среднего удельного веса взносов на формирование накопительной части трудовой пенсии в общем объеме страховых взносов по обязательному пенсионному страхованию, рассчитанному за период 2010–2013 гг. Соответствующее значение показателя составило 14,9%. По нашим оценкам, объем взносов, который в 2015 г. должен был быть направлен на формирование накопительной части трудовой пенсии, составит 580,15 млрд руб.».

Видим, практически, полное текстуальное совпадение двух материалов. Понятно, что из этой диссертации взять материал для статьи, где среди авторов присутствует ректор БГУ Мошкина.

Суд покажет

Таким образом, видимо, можно говорить не просто о плагиате как явлении, которое буквально насаждается руководством ректората БГУ (кстати, среди других авторов статей по экономике числятся всем известный «бостонский доктор», физик по образованию, проректор Макаров, директор ИЭ иУ Ванчикова и др.). Это, скорей всего, уже создание некой группировки из подобных людей, которые могут системно заниматься некорректными заимствованиями для целенаправленного и незаконного получения через гранты бюджетных денег.

П установленному факту нарушения авторских прав в суд уже направлены соответствующие иски. Хотелось бы, чтобы и правоохранительные органы обратили внимание на столь вопиющие факты «деятельности» руководства БГУ и провели соответствующую проверку.

«Байкальская правда»