Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

На неделе ИРА «Восток-Телеинформ» опубликовала на своем сайте материалы интернет-конференции с новоиспеченным зампредом правительства Бурятии Андреем Полосиным.

«Новая Бурятия» отобрала самые интересные вопросы читателей, на которые зампред ответил в рамках неформальной переписки. Орфография и стилистика представлены без изменений.

– Объясните поподробнее, чем вы все-таки будете заниматься? У нас есть два депутата Госдумы, два сенатора, зампред правительства РБ в Москве, которые по своей деятельности уже давно взаимодействуют с федеральными органами власти. Введение вас в состав правительства означает, что эти институты власти в РБ не работают или недостаточно эффективны?

– Придется немного разобраться в теме. Начнем с депутатов Госдумы РФ. Бурятию в «нижней палате» Федерального Собрания представляют два человека – Владимир Матханов и Василий Кузнецов. Их работа – законотворческая деятельность. Теперь члены Совета Федерации Федерального Собрания. Это Виталий Малкин и Иннокентий Егоров. Представители президента Бурятии и Народного Хурала соответственно. В задачу «верхней палаты» входит представительство интересов регионов при принятии федеральных законодательных актов. Глава представительства Республики Бурятия при президенте РФ отвечает за координацию взаимодействия и оказание помощи всем субъектам хозяйственной деятельности Республики Бурятия при взаимоотношениях с министерствами и ведомствами в Москве.

Моим же «квадратом работы» становится обеспечение взаимодействия с подразделениями федеральных ведомств, размещенных на территории Бурятии. В первую очередь «силовики».

– Каким образом собираетесь взаимодействовать с гражданским обществом? Из вашего выступления в Народном Хурале как-то не понятно.

– Ответить в двух словах вряд ли получится. Основное – общаться, знать проблематику, выстраивать проекты. Есть несколько задумок, которые возникли по приезду в Бурятию. Пока воздержусь их озвучивать. Всему свое время.

– Как мы знаем, гражданское общество существует и функционирует в противоречивом ЕДИНСТВЕ с государством, в связи с этим у меня вопрос: после вашего ознакомления с республикой, каково ваше мнение: гражданское общество в Бурятии стоит в пассивной или активной оппозиции к государству?

– Если понимать государство по-марксистски – как инструмент подавления народа, то вы правы. Но неужели вы не находите противоречий в том, что сами пишете?! Поверьте, это не «москальский» снобизм. Я с 1993 года в регионах России прожил больше двух третей времени. И по-московски даже думать разучился. Просто постоянно сталкиваюсь с ужасающей «мешаниной» в головах вполне культурных и образованных людей из остатков воинствующего материализма, теорий Руссо и Бжезинского, и это все в одном флаконе. Государство и есть форма существования гражданского общества. Если же говорить о Бурятии, то гражданское общество республики переживает один из моментов самопонимания. И как следствие этого – есть дискуссия. Иногда жесткая, иногда скрытая, иногда не о том.

– Вы уже не раз заявляли, что намерены работать на имидж республики. Каким же он должен быть и чего ему не хватает?

– В первую очередь имиджу республики не хватает известности, а во-вторых, не хватает определенности.

– Больше в шутку, но отчасти и с личным интересом: конкурс на помощника объявлять будете?

– Конкурс объявлю обязательно. Есть интересные предложения?! А то мне уже начинают передавать разнообразные слухи о моих предпочтениях. Например, длинные ноги и т.д. КСТАТИ, О СЛУХАХ. Так уж получилось, у меня было некоторое время, чтобы понаблюдать за информполем по моей персоне, так сказать, со стороны. Сложилось устойчивое ощущение, что в информационном поле Бурятии практически отсутствует разница между фигурой гламурного бомонда и региональной политической фигурой. Когда я задавал своим знакомым вопрос о причинах такого странного поведения СМИ республики, мне отвечали в том духе, что «у нас же скучно, событий нет». То, что творится в «комментах», вообще оставляет осадок желтизны.

– Просмотрела вашу биографию, довольно мало информации. Расскажите, в какой учились школе, есть ли у вас хобби, какие читаете книги, о себе, любимом, одним словом.

– Ответ на такой вопрос лучше, конечно, давать в ситуации задушевной беседы. Учился в обычной средней школе. Моим хобби всегда была работа. В большом количестве читаю профессиональную литературу. Художественную тоже иногда удаётся. Из любимых российских авторов могу назвать Владимира Орлова, братьев Стругацких, Достоевского, Чехова. Из зарубежных – Хемингуэй, Кафка. Сейчас снимаю квартиру. Скорее всего, получу служебное жильё, а какое – пока не знаю. Безусловно, планирую перевезти сюда семью.

– Откуда вы родом? Мама? Папа? Только не говорите типа: мама – ткачиха, папа – юрист. Кто ваша жена? Чем занимается.

– …Мама – юрист, папа – ткач... так, что ли, устроит?! Коротко: родители – инженеры-дорожники. Родился в Москве. Жена – пиарщик с дипломом и по совместительству журналист с дипломом. Работает. Вы не представляете, насколько это неуютно, рассказывать о своем личном. Вот так, даже не глядя в глаза собеседнику. Вы уж извините, более подробно расскажу при личных встречах.

– Есть ли у вас уже график работы и приема? Когда будете принимать по личным вопросам? Оставьте ваш(и) онлайн адрес(а). Мы ведь собираемся строить гражданское общество, не так ли?

– График работы, как у всех: с восьми и до «когда закончим». По личным вопросам готов принимать хоть сейчас. Жду у себя в кабинете № 222 в здании правительства Республики Бурятия. Звоните, пишите: av.polosin@yandex.ru.

– Понимаю, что вопрос не в вашей компетенции. Скажите просто мнение: как вам дороги Бурятии?

– Лучше, чем 10 лет назад, тогда вообще не было дорог, а были только направления. Но, конечно, есть много проблем с дорогами. Связано это с непростым климатом Бурятии. В частности, очень продолжительное время температура «гуляет» вокруг нуля, а дорожное полотно плохо выдерживает такие переходы. Отвечая на данный вопрос, кратко скажу: можно было бы лучше, но уже лучше, чем было.

– Вы как-то отметили, что когда были здесь в 90-х годах, то были шокированы тем, как бедно живут люди в бурятской деревне, в республике. Сейчас, спустя 10 лет, как со стороны – изменилась ситуация или нет?

– На фоне других регионов Бурятия в каких-то моментах выглядит лучше, в каких-то моментах похуже, но в любом случае понятно, что за последние два года – и в Улан-Удэ, и в сёлах – точно начались серьёзные изменения. То, что меня шокировало в конце 90-х, – это страх и ужас, которые были в глазах у людей и в их словах. Сейчас я этого уже не заметил. Недавно ездил в Курумканский район, где удалось пообщаться с людьми. Я, конечно, посмотрел и на то, как одеваются люди. Это уже не тот народ, который боится за жизнь своих детей, это люди, которые начинают видеть перспективу. Понятно, что многим и тяжело живётся, но того страха и какой-то агрессии в глазах людей уже нет.

– С какими еще российскими регионами, кроме Бурятии, вы знакомы?

– Как-то коллеги подарили мне на день рождения карту России, на которой обозначили флажками те регионы, где я работал. Они были слегка ошарашены тем, что оказалось только четыре субъекта федерации, где я не работал. Поэтому знакомство с регионами есть.

– Андрей Владимирович, прокомментируйте, пожалуйста, слухи о возможной отставке или «добровольном» уходе Геннадия Айдаева с поста мэра Улан-Удэ.

– Как говорится, без комментариев. Насколько я помню, эти слухи ходят года три, не меньше.

– Как вы собираетесь сотрудничать с Сангхой России?

– Многие процессы, инициатором которых выступила Сангха, являются, безусловно, позитивными. Это, в первую очередь, касается соревнований по национальной борьбе. Религиозные объединения и государство отделены. Поэтому ответ очевиден: всем позитивным начинаниям Традиционной Сангхи России будем помогать.

Интервью на основе материалов ИРА «Восток-Телеинформ» составил Дмитрий Хилтунов