Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Написать о журнале «Байкал» мы решили, воспользовавшись датой 4 июля 1955 года. Согласно «Календарю знаменательных и памятных дат» (Управление по делам архивов РБ), в этот день можно было отметить 55 лет журналу «Свет над Байкалом», который в 1961 году был переименован в «Байкал».

Однако в редакции «толстого» журнала оказался другой отсчет – в этом году литературным журналам «Байкал» и «Байгал» исполнится 63 года. Итак, что значили эти годы для бурятской литературы – страницы былой роскоши или история для нового этапа развития.

Истоки

Закончилась Великая Отечественная война, ужас и разруха по всей стране. И тем удивительней тот факт, что в конце лета 1947 года в Бурятии появился литературный альманах «Байкал». Прозаик Сергей Цырендоржиев, работавший главным редактором журнала «Байкал» 25 (!) лет, пишет в своих воспоминаниях: «Первым идею о создании литературного органа высказал в конце 1946 года писатель-фронтовик Жамсо Тумунов». Идею поддержали председатель Союза писателей Цыден Галсанов, старейшина писательского цеха Хоца Намсараев, Семен Метелица. Весною 1947 года вышло постановление ЦК ВКП(б) и правительства СССР о создании альманаха. «Золотой век» журнала связывают с именем Африкана Бальбурова, который стал его главным редактором в 1961 году. Как вспоминает Сергей Цырендоржиев, Бальбуров – человек неуемной энергии и фантазии – сразу же поставил цель вывести журнал на всесоюзный, а дальше на международный рынок. Журнал стал набирать популярность, и вскоре начал расходиться в тридцати с лишним странах дальнего зарубежья – от Америки до Австралии и Новой Зеландии.

Один из авторов журнала Цокто Номтоев

Антисоветчики из «Зеленой лампы»

60-е годы. Хрущевская оттепель, «отказ» Пастернака от Нобелевской премии, уже опубликован «Один день Ивана Денисовича» Солженицына – страна в ожидании смутных перемен.

Журнал «Байкал» приобрел всесоюзную известность. Писатель Владимир Бараев, в то время заместитель главреда, вспоминает: «В 1967 году я поехал на стажировку в Москву, встретился с вдовой Михаила Булгакова Еленой Сергеевной, которая предложила к публикации в нашем журнале «Собачье сердце» и «Зойкину квартиру». Побывал в Переделкине у Корнея Чуковского, который написал вступление к книге Белинкова «Поэт и толстяк» о Юрии Олеше. Аркадий Стругацкий предложил «Улитку на склоне». Натан Эйдельман – статью о Герцене и декабристах «Селенгинск – Лондон». Я хотел опубликовать Вампилова, Распутина, но напечатать их не удалось, мол, в Иркутске есть свой журнал. Однако «Улитка...» вышла в журнале. (Стругацких тогда считали диссидентами. – Ред.). Появились рассказ Ионеско «Воздушный пешеход», статьи Б. Зайцева «Боги приходят из космоса», Ф. Зигеля об НЛО. Восторг читателей вызвал анонс о публикации Булгакова...».

Вышедший номер произвел эффект разорвавшейся бомбы, читатели буквально засыпали письмами с благодарностью. Но в Москве все эти публикации оценили как подрывную деятельность. Первого секретаря Бурятского обкома КПСС Андрея Модогоева вызвали в Москву, где он, по его словам, «целый час, как мальчишка, стоял на ногах, пока его отчитывали в ЦК КПСС». Газеты «Известия», «Литературная газета», журналы «Огонек» и «Наука и религия» выступили против журнала. Дело об улан-удэнских антисоветчиках передали в КГБ. Было допрошено почти сто человек, но никакого тайного общества «Зеленая лампа», выдуманного самими гэбэшниками, они не обнаружили. «Книголюбы» КГБ создали специальную комиссию по этому делу. Владимир Бараев рассказал: «Бюро обкома по журналу длилось более трех часов. Все было предрешено «комиссией КГБ». Мне пришлось выступать несколько раз, но меня обрывали, задавали новые вопросы, не давая отвечать. После этого я был вынужден покинуть Улан-Удэ...». Почти год писатель скитался, голодал, на работу его, как диссидента, не брали. Однако в итоге Владимир Бараев оказался в столице, стал лауреатом Союза журналистов и известным писателем.

Африкан Бальбуров

В движении

В 1959 году Бурятия отмечала 300-летие своего вхождения в Россию, и к этой дате готовила II декаду бурятского искусства и литературы в Москве. Это масштабное событие надолго останется в памяти Бурятии. После этого в 60-70 годы бурятская литература достигла своего расцвета. Первая бурятская трилогия Даширабдана Батожабая «Похищенное счастье», в Москве вышли романы Исая Калашникова «Разрыв-трава», а в переводе Тендрякова роман Цыден-Жапа Жимбиева «Год огненной Змеи». Бурятские переводы это вообще отдельная тема. Сергей Цырендоржиев воспоминает: «(В Бурятии. – Авт.) выросла целая плеяда первоклассных переводчиков. Но московские чиновные издатели не оценили их труд. Ни одно издательство, как по сговору, не принимало произведения бурятских авторов. Ставили твердое условие: берите московского переводчика. Мы понимали, какой моральный ущерб мы наносим своим переводчикам, но соблазн издаваться в столице побеждал. Надо сказать, что наши друзья-переводчики с пониманием относились к нам».

Классик бурятской литературы Хоца Намсараев

В свою очередь, Африкан Бальбуров, после «вредных» публикаций чудом оставшийся работать в журнале, в это время объездил всю республику. Результатами этих поездок стали не только его очерки и статьи, но и новые авторы. В Максимихе он познакомился с охотником Михаилом Жигжитовым, автором будущей трилогии «Подлеморье». Вышла повесть «Ступени совершенства» Владимира Митыпова, тогда еще молодого геолога из Северобайкальской экспедиции. Появляются новые рубрики, некоторые из них уникальные, например, «Авиация и космос», и одним из ее первых авторов стал Юрий Гагарин.

90-е. Безвременье

В 1974 году Бальбурова сменил на посту редактора поэт Николай Дамдинов, прослуживший в журнале совсем немного, всего год и четыре месяца. Для Сергея Цырендоржиева, возглавившего журнал после Дамдинова, лихие 90-е стали настоящим испытанием. Если в 80-е годы журнал получал престижные премии, публиковал новых авторов, то в 90-е не хватало средств на выпуск журнала, не выплачивались гонорары. В статье, посвященной 50-летию журнала, он с горечью констатировал: «Тиражи журналов падают. У подписчиков не хватает денег. Стремясь как-то помочь писателям, мы за последние три года выпустили, как приложение к журналам, уже 11 книг. Переводчиков не сыскать. Да если и найдутся, оплатить их труд нечем. Касса пуста».

В 1998 году прекратилось финансирование, в течение пяти лет журнал самостоятельно изыскивал средства. В 2003 году вышел последний номер.

Впервые знаменитая повесть братьев Стругацких «Улитка на склоне» была опубликована в журнале «Байкал»

Нулевая точка отсчета

В возрождении журнала самое деятельное участие приняли депутаты Народного Хурала, правительство, БГУ и, конечно, писатели. Сейчас у журнала сменился дизайн, появились новые авторы. Как сообщил ответсек «Байкала» Булат Аюшеев: «Начиная с 2008 года – Владимир Фильчаков, к сожалению, рано ушедший из жизни. Автор многих фантастических повестей и рассказов. Жил в нашем городе, работал программистом. Многие из его окружения и не подозревали, что Владимир – замечательный писатель. Андрей Игумнов – улан-удэнец, автор двух больших неопубликованных романов: «Пузыри жизни» и «Кукушкины дети». Роман «Пузыри жизни» выдвигался на российскую литературную премию «НОС» в прошлом году. Игумнов, пожалуй, самый интересный романист в республике. Однако многих читателей отпугнула непривычная литературная техника, а пуще того – исследовательский холод. Еще бы я назвал Булата Молонова и Эржену Баторову. Оба автора пришли к нам с www.buryatia.org» . Упомянул г-н Аюшеев и лауреата премии «Евразия-2007», драматурга Болота Ширибазарова, тележурналиста и совсем молодого прозаика Дандара Митыпова.

Можно сказать, что в настоящее время вся бурятская литература жива благодаря журналу. Книгоиздание, как госсектор, закрылось, а частным предпринимателям вряд ли интересен такой вид бизнеса, как литература, понятно, что соревноваться с «Эксмо», «Вагриусом» и другими изданиями, захватившими российский книжный рынок, смешно . Проблем много, но есть планы. В этом году планируется проведение литературного конкурса для молодых авторов. И может, эти нулевые годы начала тысячелетия и станут новой точкой отсчета.