Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

С различными проблемами, жалобами на власти жители Бурятии смогут обращаться напрямую в Организацию объединенных наций (ООН). Ведь в этой авторитетной международной организации скоро появится «свой человек».

С Нового года к работе в ООН приступит депутат Народного Хурала РБ Анна Найканчина. Она вошла в новый состав постоянного форума ООН по вопросам коренных народов. Своими планами и идеями она поделилась с «Новой Бурятией».

- Анна Павловна, как вам удалось достичь таких впечатляющих карьерных высот?

- Я родилась в Баунтовском районе на севере республики. По национальности я эвенкийка. По образованию – учитель русского языка и литературы. В 1997 году приехала в Улан-Удэ, так и осталась здесь. С 2001 года я работала президентом ассоциации коренных народов республики Бурятия. Сейчас в качестве вице-президента российской ассоциации коренных и малочисленных народов севера Сибири и Дальнего Востока РФ занимаюсь общественной деятельностью в Сибирском Федеральном округе. Ассоциация коренных и малочисленных народов России это наиболее крупная организация такого рода в нашей стране. Она была создана в 1990 году, центральный офис находится в Москве, но представительства есть во всех субъектах Федерации.

В ноябре прошлого года на координационном совете Ассоциации в Москве мою кандидатуру выдвинули в Постоянный форум ООН по коренным народам. Это коллегиальный консультативный орган при экономическом и социальном совете ООН. В него входит 16 членов: 8 представителей государств и 8 представителей общественных организаций коренных народов всего мира. Его члены избираются на 3-хлетний период с правом переизбрания на второй срок. Выдвигаются кандидаты от стран по регионам Северная Америка, Латинская Америка, АТР, Африка и так далее.

Члены Форума являются послами доброй воли. Вся их деятельность связана с решением проблем коренных народов. Они представляют всю информацию о проблемах, о нарушении прав коренных народов непосредственно в офис Верховного комиссара, который находится в Женеве и в структурные организации ООН, ЭКОСОС.

Отбором кандидатов в члены постоянного форума занимаются 19 послов, представляющих свои государства. Выборы состоялись 28 апреля. Помимо меня выдвигались представители Чукотки и Кавказа. Против моей кандидатуры не было подано ни одного голоса.

- Анна Павловна, чувствуете ли вы себя готовой к возрастающей ответственности?

- Занимаюсь общественной деятельностью давно, я – общественник по призванию. С 2004 года я являюсь экспертом Конвента о биоразнообразии при ООН. Думаю, что для меня не составит труда работать на этом уровне. Работа очень интересная и ответственная не только для коренных народов, но для России в целом. России в Форуме представляют два человека: от МИД России – Андрей Никифоров и я – от организации коренных народов.

В мире порядка 250 – 300 млн человек, которые относятся к коренным народам. Я буду представлять очень большой регион. Это Восточная Европа, Россия, Центральная Азия, Кавказ и Закавказье. Регион очень большой, но коренные малочисленные народы у нас проживают только на Украине, это крымские татары, и в России, это 40 народов, численность которых составляет менее 50 тыс. человек.
Я хорошо владею эвенкийским, бурятский мне дается тяжелее. Мой английский – на уровне разговорного. Однако знание языка не главный критерий при выборе кандидата, так как существует определенный аппарат, который обеспечивает деятельность членов постоянного форума.

В настоящее время я работаю заместителем руководителя госучреждения Многофункциональный центр. Думаю, мне придется уйти с этой работы, чтобы заняться новыми обязанностями. Представительство форума находится в Нью-Йорке, и раз в два месяца мне нужно будет там бывать. Раз в год проходит ежегодная сессия (2 недели в мае). Кроме того, проводятся различные совещания, комиссии, много другим мероприятий.

- Какие проблемы наиболее остро стоят перед коренными малочисленными народами России?

- Основные проблемы это утрата территории, закрепления промысловых участков, охотничьих угодий, сохранение культуры, создание рабочих мест, поскольку территория коренных народов сокращается. Коренные народы проживают там, где есть природные ресурсы, нефть. На их территорию приходят промышленные компании. Большое влияние также оказывает изменение климата. В результате всего исчезает язык и культура.

- Можно сравнивать положение коренных народов Бурятии и в других регионах страны?

- В России ситуация очень неоднозначная. Есть сильные регионы, где коренным народам уделяется большое внимание. Это Ханты-мансийский автономный округ, Якутия, Чукотка, Красноярский край.

Если же сравнивать Забайкальский край, Бурятию и Иркутскую область, то таких сильных регионов нет. Хотя в Иркутской области новый губернатор Мезенцев создает отдел по коренным народам. Там начинают выделять средства на развитие оленеводства у эвенков и тофаларов не только из федерального бюджета, но и из бюджета области. В Забайкальском крае губернатор Гениатулин тоже активизировал это направление деятельности. В этом году у них тоже запланированы средства на развитие оленеводства.

Бурятия отличается тем, что внимание оказывается больше культурно-массовым мероприятиям. А вот более глубокого понимания проблем нет. Нужны средства на хозяйство, иначе мы скоро все будем в музее под открытым небом танцевать с бубном для туристов! Я уже на совете Народного Хурала выступала с тем, что в последнее время минсельхоз республики дистанцируется от вопросов оленеводства.

Весной рассматривался проект постановления, которое предусматривает выделение коренным народам в год 10 кг рыбы на человека. Этого крайне мало – на человека получается 15 г в день. А я рыбу ем каждый день. Я без рыбы не могу, это генетически обусловлено! Буряты каждый день едят мясо, узбеки фрукты, а мне нужна рыба. А в минсельхоз додумались до такого!

Кроме того, они разработали законопроект о рыбопромысловых участках на территории Бурятии, его согласовывают с минприроды. По этому законопроекту все водоемы Бурятии будут разделены на рыбопромысловые участки – для науки, для промышленного рыболовства, для спортивного (любительского) рыболовства и для ведения традиционного образа жизни. Все водоемы разделены очень жестко, и, если ты пойдешь не на свой участок, то либо штраф, либо правонарушение, вплоть до уголовного наказания. Вот что они сделали! Практически все территории, где раньше рыбачили эвенки и сойоты они отдают в промышленное использование. Допустим, если вы живете в Баргузинском районе, то по логике Минсельхоза вы должны будете ехать рыбачить на какое-нибудь озеро в Курумканском районе. Эвенкам того же Северобайкальского района отданы такие водоемы, к которым нужно ехать за 100–200 км! Это разве не издевательство? Сейчас мы пытаемся решить этот вопрос без ущерба для интересов коренных народов.

- Сейчас для малых народов Бурятии предусмотрены какие-то льготы?

- Не люблю слово льготы. Есть понятие – права коренных народов, которые закреплены в федеральных законах и в Конституции РФ, а льготы это некое иждивенческое понятие… Хотя, есть налоговые преференции, есть права в части пользования территориями, которые позволяют ловить рыбу в определенных количествах (это 70 кг в год). Раньше было право внеконкурсного поступления в высшие учебные заведения, сейчас его отменили.

- А непосредственно финансовая помощь оказывается?

- Раньше до 2002 года действовала такая программа. Сейчас на поддержку коренных малочисленных народов выделяются субсидии, но средства не даются просто для «проедания». Деньги выдаются на развитие традиционных отраслей хозяйствования, на покупку оборудования, холодильных установок, для развития рабочих мест и так далее.

- Насколько эффективны эти меры?

- Это сложный вопрос. Советская власть породила у людей иждивенчество, которое проявляется в надежде, что кто-то будет решать их проблемы. Тогда детей от родителей забирали в интернаты, они забывали свой язык, свою культуру, а самое главное их никто не учил вести традиционное хозяйство, смотреть за линями, рыбачить в нужное время, не обучал каким-то видам охоты. Все эти навыки были потеряны, поэтому молодежь сейчас не идет в оленеводы и вообще в сельское хозяйство. Утрачивается язык и культуры. Например, в Баргузинском районе два селения, в которых проживают эвенки: Сувинское и Баргузинское. В Суво у нас проживает человек 70. Там как раз та категория людей, которые ждут, что придет кто-то, и будет высаживать картофель, корову подоят и еще суп молочный сварят. Есть такая категория людей.

Но есть и очень хорошие проекты. Например, проект по переработке рыбы в Северобайкальском крае. Также есть очень хороший проект в Закаменском районе в селе Мула по переработки кедрового ореха. Его руководитель Гомбоев Зоригто Владимирович. В ходе прошлой переписи 428 человек из этого села определили себя как эвенки-хамниганы. Я думаю, что будущая перепись покажет, что их гораздо больше. За счет федерального бюджета можно получить средства на строительство каких-то объектов, социальной инфраструктуры, школы, больницы, детского сада, учреждений культуры. В принципе, если у людей начнет меняться сознание, и государство им в этом поможет целевыми субсидиями, то можно будет восстановить и традиционное производство. Довольно давно подобный проект был и в Баунтовском районе. Сейчас это хозяйство занимается не только сельским хозяйством, но и золотом и нефритом.

- На ваш взгляд, удается ли возрождать культуру коренных народов?

- Могу сказать, что сейчас эта цель не достигается. Школьные библиотеки не пополняются, сельские клубы закрываются, ансамбли финансируются по остаточному принципу. Такая ситуация по всему Крайнему северу. Хотя я уверена, государство российское должно быть заинтересовано в том, чтобы коренные народы сохранялись на своей территории, поскольку они выполняют геополитическую роль. Мы живем на этой территории, и сюда больше никто не придет. Закрыли малокомплектную школу, куда человеку податься? Надо вырастить детей он, конечно, уедет в город. Малые села разрушаются, а на эту территорию кто придет? Те, кому нужна эта бесхозная территория. Китайцы придут. Они и так порой смотрят на нашу территорию и говорят, что это их земля. России важно сохранить коренные народы, чтобы обезопасить свою целостность и государственность. Потому что чукчи никуда ни уедут со своей Чукотки, они будут там жить. Поэтому нужно как это делалось в советское время выделять средства на инфраструктуру, на строительство школ, привлекать сюда людей из центральной России иначе мы потеряем эти территории, как Аляску в свое время.

- С чего вы планируете начать свою деятельность на новой должности?

- Постоянный форум имеет свои бюджетные средства, которые выделяет ООН. В рамках этих средств можно реализовать всевозможные проекты, гранты. Каждый год объявляется конкурс. Сейчас объявлен новый конкурс, он продлится до 1 октября. Финансирование может получить любой проект, связанный с коренными народами. 2011 год объявлен ООН годом лесов и первая сессия нового состава форума будет посвящена как раз проблеме лесов. А в январе в Нью-Йорке будет проходить семинар как раз таки по подготовке рекомендаций и предложений для этой сессии, которая пройдет в мае.

Мы планируем, подать свою заявку, связанную с бореальными (северными) лесами, в которых проживают коренные народы. Пожары наносят им огромный ущерб, а это основной источник кислорода. Они поддерживают баланс на севере и в Арктике. Если уничтожить бореальные леса, начнут таять льды. Совместно с Бурятским региональным отделением по Байкалу, которое возглавляет Сергей Шапхаев, мы разрабатываем данный проект. Связана она будет с лесопользованием и коренными народами.

Вообще должна сказать, что мы долгое время мы тесно сотрудничаем с Сергеем Шапхаевым. Это один из ведущих экологов России. Мы будем привлекать его как эксперта, ведь форум приглашает не только представителей коренных народов, но и людей обладающих знаниями в той или иной сфере.