Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Школа – это один из важнейших этапов в жизни каждого человека. А воспитание – это, пожалуй, база для всей дальнейшей жизни.

С тех пор, как я стала работать учителем, а прошел с того времени год, меня более всего волнуют изменения в нашем обществе, которые не ведут ни к лучшему качеству воспитания, ни к лучшему образованию детей. Оказавшись «по ту сторону баррикады» школьной жизни, я смогла разглядеть многие вещи нашей современной школы, да и всего нашего общества, которыми хочу, хотя бы отчасти, поделиться с вами.

«Они не плохие и не хорошие, они иные»

Школа – это, в первую очередь, дети. Теперь, когда меня спрашивают о нынешних детях, именно эта фраза из популярного российского фильма приходит мне на ум. Действительно, они другие. Все это могут представить, все об этом говорят, но не все до конца осознают, в чем эта «инакость» выражается. Она стала для меня первым открытием, она вылилась на меня, как ведро холодной воды на голову, на первом же моем уроке.

На первый урок-знакомство к 9 классу я пришла во всеоружии: приготовила стихи, познавательный текст и, как мне показалось, интереснейший видео-урок, разработанный ведущей Британской системой обучения. Но дети, отчего то, проявили внимание лишь к моей личности, и то это продолжалось минут пять от силы. Английский, как оказалось, им был неинтересен, ноутбуки есть у всех, а видео-урок просто ерунда какая-то. Такое отношение было написано на их лицах: глаза не горели, отвечать никто не хотел, все скорее хотели спать или быстрее уйти с урока – скука, одним словом.

Это был, как я выяснила потом, один из самых трудных в школе класс. Но позже мне стало понятно, что дело не в классе, характере детей или их возрасте: по мере знакомства я увидела подобных учеников и в шестых, и в четвертых, и в старших классах. И тогда мне только предстояло узнать ответ на вопрос, которым я озадачилась с первого дня: почему у этих детей почти пропало желание учиться?

История вопроса

Первые недели две своей работы я только и делала, что рассказывала всем родственникам и знакомым о потрясшем меня факте. «В школу же не приходят работать ради зарплаты, – возмущалась я, – мне хочется чувствовать отдачу: их интерес, их желание, их результаты…». И при этом постоянно вспоминала свой собственный класс, а в голове не укладывалось, что меньше чем за десятилетие дети могли так измениться.

Я тоже, как и любой нормальный человек, любила не все предметы и знала, что многие мне вовсе не пригодятся. Но это никогда не преуменьшало мой здоровый интерес знать то, что мне преподают. Так же как никогда не было сомнений в таких элементарных вещах, что на уроке положено слушать учителя и выполнять домашние задания. В «наше время» (это, наверное, положено сказать старческим голосом) еще было такое понятие, как стыд. Нам было стыдно перед учителями и родителями, за то, что не оправдываем их надежд, и было стыдно, прежде всего, перед собой – что не сделал то, что мог бы сделать.

Сейчас у детей нет стыда, как и нет ответственности. Я, на протяжении всей работы, не смогла заставить всех четвероклашек всегда выполнять домашние задания и не забывать тетради к уроку. Что у детей в избытке теперь, так это лень. Они больше не расстраиваются из-за «двоек» и даже не стараются их исправить. Компьютеры и мобильные телефоны получили распространение еще в «наше время», но оказались придуманы для них. И быть занятыми этими вещами теперь гораздо интереснее, чем уроками. Да что там компьютеры, теперь вообще все есть. И как бы хорошо эта фраза не звучала, каждый взрослый человек понимает, как это пагубно может влиять на ребенка.

«А вот я с родителями ездил в Турцию и там все говорят по-русски», – сказал однажды мне шестиклассник в ответ на мою продолжительную речь о том, как интересно путешествовать и потому знать английский необходимо. «Я все это уже прошел с репетитором», – сказал мне другой мальчик, отказываясь заниматься на уроках. А вот еще лучше: «Наверное, чтобы написать контрольную работу, нужно дать взятку» или «А сколько будет стоить репетиторство?». Лично меня от всех этих фраз бросало в холодный пот. Особенно сильно подобное отношение чувствовалось от детей из обеспеченных семей. И как мне тогда хотелось донести до них, что не все можно купить за деньги…

Однажды, в разговоре с другой учительницей английского, проработавшей около 30 лет в школе, я услышала шокирующее, на первый взгляд, мнение: «Я вообще сомневаюсь, что учителя еще нужны. Есть же компьютеры с Интернетом, образовательными программами, репетиторы, с которыми практически все теперь занимаются. А мы теперь зачем, дисциплину поддерживать?

Дети мыслят так, что им нужно заплатить, чтобы что-то получить. Когда я предлагаю дополнительные занятия после уроков – приходят единицы. Остальные же ходят в образовательные центры или на частные уроки, потому что думают, что за деньги им дадут что-то большее. Никогда не занималась репетиторством».

Конечно, далеко не все родители способны одаривать своих детей подарками и платить за их образование. Дело даже не в этом, а в самом понятии общества потребления. Лучше познакомившись с 9 классом, я услышала от них подтверждение этого мнения: кто-то мечтает навсегда уехать из страны, что кто получить престижную специальность, а один мальчик заявил, что уже в 14 лет от жизни устал.

Яблоко от яблони

А дети при этом остаются детьми. Они теперь другие еще и потому, что схватывают все на лету, с развитием технологий и увеличением темпа жизни. Меня не переставала поражать их мобильность, их разговоры – уже совсем другие, широкий круг их способностей. И сколько лени есть в этих детях, столько и нераскрытого потенциала.

А как меня радовали второклашки! Эти дети тоже начали ходить к репетиторам и играть в компьютер, но учиться им еще интересно. Только дело в том, что схватывают дети очень быстро и хорошее, и плохое, на то они и дети. И у того, что зачастую дети вбирают в себя больше негатива, гораздо более глубокие и важные причины.

«Вы знаете, сейчас не то, чтобы новое поколение детей, сейчас новое поколение родителей», – поделилась со мной учитель начальных классов с 45-летним стажем. «Большинство просто не уделяют им даже самого необходимого внимания, ссылаясь на свою занятость. А разве это причина? Все всегда работали и успевали детей воспитывать». И нужно отдать ей должное: в ее классе всегда была тишина на уроках и хорошая успеваемость, но даже ей не удалось «одолеть» мобильные телефоны.

Классный руководитель того самого, трудного 9 класса сказала мне примерно то же самое: «Я уже не знаю, как быть. Бьюсь с ними три года и никак не могу повлиять на некоторых детей, потому что не могу повлиять на их родителей. Прошу приходить их на уроки, настаиваю даже применять наказания… А некоторые, Вы знаете, что мне отвечают? Мы сами не знаем, что с ним делать! Как такое может быть, чтобы мать не знала, что делать с собственным сыном?!» Сила воли этой женщины достойна глубокого уважения, и я уверена, что большинство ее учеников станут достойными людьми.

И чем больше я работала в школе, тем больше я находила подтверждение их словам: талантливые, открытые, всегда изначально хорошие и интересные дети не получают должного воспитания. Вся ответственность возлагается на школу, на учителей, которые при своей загруженности и социальной незащищенности должны, буквально, сотворить чудо, обучив и воспитав всех детей. А система образования, при этом, в лучшую сторону не меняется, культ семьи в нашей стране тоже отсутствует. Какими же взрослыми станут нынешние дети? Невольно вспоминается фраза писателя Джеймса Болдуина: «Дети никогда не слушались взрослых, но зато исправно им подражали».

Другая система

Выходит, дети стали другими не сами по себе. Мир вокруг поменялся, в нем стало много и хорошего, но что-то идет не так и все это видят. И с кем бы я на эту тему не говорила, какие бы варианты у себя в голове не перебирала, напрашивался один вывод: нужно менять все, причем менять в корне.

Логическая цепочка до боли проста: мир меняется, а с ним меняемся мы и наши дети. Возможно, мир меняется немного не в том направлении? Мы все живем в обществе, а значит в системе различных взаимоотношений, которые определяются ценностями. Каковы наши ценности теперь, если мы больше не уделяем должного внимания и времени нашим детям? Каковы будут ценности этих детей, когда они вырастут?

Профессия учителя больше не считается престижной. Какие бы красивые речи не говорило наше правительство по поводу модернизации школы, создания инициативы «Наша новая школа», ситуация пока в корне лучше не становится. Та школа, которая есть сейчас, уже не отвечает требованиям современной жизни. Мой предмет – английский язык – даже за 10 лет изучения никто не усваивает на должном уровне. Не говоря уже о том, что многие выпускники по-русски пишут с ошибками.

Учителя, тем временем, вынуждены брать большое количество рабочих часов, от чего теряется качество обучения. А также получают «стимулирующие» к своей зарплате за участие лучших учеников в российских и международных олимпиадах, продолжая делать «упор» на развитие таких учеников, оставляя отстающих в стороне. Как ни крути, а почему-то все в нашей стране упирается в деньги: занятость родителей из-за работы, потребительское отношение учеников, работа учителей… Все это: замкнутый круг, не иначе.

Вместо послесловия

А ведь нам нужны, на самом деле, а не на словах Новая школа и Новая семья. Школа и семья имеют важнейшую задачу: развивать индивидуальные способности детей, воспитать в них настоящие, нравственные ценности. Давайте не будем забывать об этом в суете современной жизни.

А что касается профессии учителя: мне бы хотелось, чтобы ее избирали многие, кто чувствует в себе необходимые силы и качества. На самом деле, таких людей много. И так бы хотелось, чтобы они смогли реализовать себя в нашей стране. Нет ничего лучше, чем горящие глаза детей, их живой интерес, их доверие тебе, и самое главное – их результаты. Теперь я это знаю.