Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Судебный процесс по делу активисток партии Демократический союз (ДС), адвоката Татьяны Стецуры и журналистки Надежды Низовкиной, перевалил за свой экватор. В этой статье «Новая Бурятия» уже рассказывала о первом политическом процессе в новейшей истории Бурятии.

На сегодняшний день состоялось семь заседаний суда, на которых в рамках судебного расследования были допрошены 26 свидетелей обвинения и заслушаны письменные доказательства, представленные гособвинителем Екатериной Хорышевой. На последнем, восьмом по счету заседании суда, которое прошло 8 октября, подсудимые, они же защитники, представили судье Ирине Левандовской свой список свидетелей и письменных доказательств. Тем временем обе подсудимые вошли в руководство местной демократической оппозиции – Бурятского регионального отделения общественного движения «Солидарность», учредительная конференция которого прошла накануне в Улан-Удэ.

Напомним, что со стороны государственных силовых структур (Следственное управление СКП РФ по Бурятии и Центр по противодействию экстремизму при МВД по Бурятии), осуществлявших следствие и оперативные действия по этому уголовному делу, подсудимые Надежда Низовкина и Татьяна Стецура обвиняются в возбуждении социальной ненависти к военнослужащим, сотрудникам МВД, ФСБ и УФСИН. Обвинения государственных правоохранителей частично подтверждены двумя психолингвистическими экспертизами, проведенными Забайкальской и Уральской лабораториями судебной экспертизы.

В частности, уральские эксперты, – психолог Ольга Усова и лингвист Анна Плотникова, – сделали заключение о том, что в своих листовках («День тра-ура», «Медведтепель шагает..» и «Бурятия, не будь Андижаном!») авторы «с высокой долей вероятности принижают честь и достоинство» военнослужащих, сотрудников милиции, уголовно-исполнительной системы и ФСБ и «могут оказать эмоционально-волевое воздействие и формирование чувства ненависти и вражды» в отношении этих «социальных групп».

Таким образом, эксперты однозначного вывода не делают («могут оказать», а могут и не оказать), и вся ответственность за принятие решение ложится на судью Ирину Левандовскую.

Хроника первого политического процесса в суде Бурятии

Из 26 заслушанных в суде свидетелей большую часть составляют сотрудники милиции, которые три раза задерживали Низовкину и Стецуру во время распространения листовок во время их публичных акций в разных местах города, и студенты ВСГТУ, участвовавшие в юридической конференции по проблемам права в 2009 году. Последние получили одну из упомянутых выше листовок в автобусе после окончания экскурсии, организованной для участников конференции.

- В показаниях свидетелей мы уже усмотрели много формальных противоречий и нестыковок, которые помогут нам дискредитировать действия правоохранительных органов и методы следствия в этом процессе, – говорит журналистка Надежда Низовкина. – Но мы совсем не собираемся отрицать свою «вину» и отказываться от того, что мы совершили.

На заседании суда 14 сентября были допрошены следующие свидетели обвинения – студентка ВСГТУ Светлана Горюнова, помощник депутата Народного Хурала Бурятии Александр Хамутаев и я, спецкор «Новой Бурятии» Сергей Басаев. Свидетельница рассказала о том, как обвиняемые распространяли листовку «Медведтепель шагает…» о преследовании журналистки Елены Маглеванной в автобусе с участниками научной конференции студентов-юристов. Представитель БРО КПРФ Александр Хамутаев дал показания о том, при каких обстоятельствах распространялись материалы Демократического союза на митинге, который проводили коммунисты 1-го мая 2009 года. Тогда Александр Хамутаев сам «сдал» девушек милиционерам и людям в штатском. Однако в дальнейшем коммунисты и члены ДС стали проводить совместные акции – антифашистский митинг памяти Баира Самбуева, акции протеста против отмены выборов мэра.

В ходе допроса двух последних свидетелей выяснилось, что случаев распространения обвиняемыми инкриминируемых им листовок было больше. Происходило это на других акциях, которые они публично проводили.

- С нашей стороны мы заявляем о признании всех эпизодов, которые нам инкриминируются, о признании умысла по выражению нашей негативной позиции (по отношению в сотрудникам УФСИН, ФСБ, МВД и военнослужащим – С. Б.) и будем оспаривать результаты экспертизы, – сообщила «Новой Бурятии» адвокат Татьяна Стецура. – Я считаю, что обвинение сформулировано очень избирательно, и на самом деле нам должны были инкриминировать гораздо больше эпизодов, чем сейчас. Мы выступаем против самой 282-ой статьи Уголовного кодекса.

Противоречий все больше

21 сентября участковый уполномоченный Юрий Мисайлов показал на суде, что общался с обвиняемыми только один раз – в Советском отделе милиции, где он брал с них объяснения по поводу распространения листок, посвященных «какой-то правозащитнице», имя и фамилию которой он «не помнит». По словам дознавателя, это было «в теплое время года» и при «хорошей погоде», а у задержанных Стецуры и Низовкиной объяснения брались им по поводу нарушения ими федерального закона № 54 «О митингах и демонтрациях». После этого судья Ирина Левандовская заявила о существенных противоречиях в показаниях свидетеля и зачитала протокол его допроса на предварительном следствии. В нем говорится о том, что Мисайлов 24 февраля 2009 года брал объяснения с девушек, которых сотрудники милиции задержали прошедшей ночью за расклеивание ими листовок против «беспредела, проводимого политиками РФ в республике Чечня» (стиль протокола показаний свидетеля сохранен). Каким образом расклеивание листовок связано с нарушением закона о митингах и демонстрациях, Юрий Мисайлов не смог объяснить. Когда свидетелю предъявили для ознакомления листовку «День тра-ура», о которой шла речь в его показаниях на предварительном следствии, он сообщил, что листовку вообще «не читал» и что «заголовок ему ни о чем не говорит». Также свидетель отрицал то, что когда-либо брал другие объяснения со Стецуры с Низовкиной, вместе и по отдельности, и что участвовал в задержаниях обвиняемых в тех эпизодах, которые в рамках этого уголовного дела им почему-то не вменяются. На вопросы о том, изымал ли он сам какие-либо листовки у обвиняемых, сообщал ли им о том, что данные листовки будут отправлены на экспертизу, изымал ли когда-нибудь у них «флешку» или диск, спрашивал ли у них справку из психдиспансера, Юрий Мисайлов ответил, что «не помнит». В то же время «страж правопорядка» сообщил суду о том, что видел Стецуру и Низовкину вне стен Советского отдела милиции всего один раз – во время проведения ими одиночных пикетов возле Бурятской филармонии. По словам Мисайлова, он во время проведения пикетов «охранял общественный порядок», но к девушкам не приближался и не общался.

Милиционер-кинолог отдельного батальона ППС Евгений Белоусов 10 декабря 2008 года производил задержание активисток ДС на Арбате (пешеходная часть улицы Ленина в Улан-Удэ) во время проведение ими одиночных пикетов в защиту имама мусульман столицы Бурятии Бахтияра Умарова. Он сообщил суду, что девушки были доставлены им и его напарником в Советский отдел милиции потому, что у них не было разрешения мэрии на проведение своих акций. Белоусов сказал, что не помнит, были ли на месте пикетов какие-либо сотрудники правоохранительных органов в гражданской одежде, а также то, велась ли кем-то «оперативная съемка» на видеокамеру. Свидетель рассказал о том, что лично «убедил» Стецуру пройти с ним в отдел милиции, и что физическая сила ни к кому из девушек не применялась. Он вспомнил, что позже выступал в качестве свидетеля в суде. А том, каким было решение суда о законности проведения пикетов, в пользу девушек или нет, милиционер «не помнит».

Трое других свидетелей, – продавец-консультант Дарья Авдеева, стажер в отделе милиции Ольга Морозова и студентка ВСГТУ Алена Перевалова, – дали в суде показания о том, что 27 марта 2009 года они участвовали в студенческой научно-практической конференции по проблемам права. После окончания конференции все ее участники, студенты-юристы из разных ВУЗов Улан-Удэ посетили с экскурсией Иволгинский дацан. В отправлявшемся из дацана автобусе участвовавшие в конференции Татьяна Стецура и Надежда Низовкина раздали им, тогда студентам, листовки «Медведтепель шагает…».

Свидетель Алена Перевалова на предварительном следствии дала показания о том, что, по ее мнению, Стецура и Низовкина в своих листовках пытались внушить читателям «ненависть к органам исполнительной государственной власти Российской Федерации (военным, МВД РФ, сотрудникам уголовно-исполнительной системы и другим)». Однако в ходе допроса студентка юридического факультета затруднилась объяснить, в чем разница между органами исполнительной государственной власти и силовыми структурами, а также то, чем занимаются органы уголовно-исполнительной системы. Также свидетельница «не помнит» о том, говорилось ли что-нибудь об армии, милиции, ФСБ и других силовых ведомствах в листовке «Медведтепель шагает…». Напомним, что в листовке рассказывается о журналистском расследовании Елены Маглеванной на тему пыток, применяемых к заключенному-чеченцу Зубайру Зубайраеву в волгоградской колонии № 15.

Свидетельница Ольга Морозова также ранее давала показания о том, что Стецура «пыталась внушить негативное отношение и неприязнь к органам государственной власти, а именно к военным, сотрудникам уголовно-исполнительной системы». Обе последние свидетельницы отрицали, что бравший у них первоначальные объяснения оперуполномоченный Телешев писал за них показания или говорил им, что написать.

«Пусть народ все знает!»

В последний раз свидетелей обвинения заслушивали 28 сентября. Участковые уполномоченные Зорикто Гыргешкинов и Георгий Ундонов свидетельствовали о том, как проходило задержание активисток на митинге КПРФ 1 мая 2009 года, и отрицали применение к ним силовых методов. По свидетельству Георгия Ундонова, сотрудники милиции вели себя корректно. По его словам, после того, как задержанные отказались садиться в «служебную» машину без специальных сигналов и наклеек, милиционеры вызвали патрульную машину Управления вневедомственной охраны со спецсредствами и уже на ней доставили девушек в Советский отдел милиции города Улан-Удэ.

Оба свидетеля не смогли назвать правовую норму, на основании которой состоялось задержание, ничего не знают о содержании листовок и ссылаются на устное указание их непосредственного начальника, майора милиции Михаила Корнильцева, который, якобы, приказал им задержать Стецуру и Низовкину при любых попытках что-либо распространять. Георгий Ундонов затруднился сказать, как бы он действовал, если бы девушки раздавали просто рекламные буклеты. На вопрос судьи Ирины Левандовской о том, за что их все-таки задержали, Ундонов привел в качестве мотива своих действий слова активисток: «Пусть народ все знает!».

Дознаватель Советского ОВД Елена Попова, проводившая 1 мая 2009 года личный досмотр задержанных Стецуры и Низовкиной, сообщила суду о том, что изымала у них «листовки против армии». Это существенно расходится с ее первоначальными показаниями про четыре экземпляра газеты «Свободное слово» со статьями фигурантов дела в защиту журналистки Елены Маглеванной и Бахтияра Умарова. Объяснить противоречия свидетель не смогла.

На том же заседании суда был допрошен председатель закрытой по решению суда общественной организации «Республиканской правозащитный центр» Евгений Кислов. На предварительном следствии он свидетельствовал о том, что подсудимые «выросли в офицерских семьях, в закрытых городках, поэтому сейчас почувствовали свободу и таким образом самовыражаются». В первой из психолингвистических экспертиз по этому уголовному делу показания руководителя Республиканского правозащитного центра использовались экспертами из БГУ Малининой и Судоплатовой в качестве «научного» доказательства мотивов «экстремистских» действий Стецуры и Низовкиной. Однако на суде выяснилось, что свидетель не знал, сколько времени подсудимые живут отдельно от родителей. Также Евгений Кислов сообщил о том, что он «с уважением относится к их деятельности». На вопрос о том, почему в его ежегодном докладе о мониторинге нарушений в области соблюдения прав человека в Бурятии не нашло своего места возбуждение уголовного дела против Стецуры и Низовкиной, он сказал, что это показалось ему «несущественным». И добавил, что им самим раньше интересовались «органы, гораздо более серьезные», чем те, которые интересуются сейчас молодыми активистками.

От доказательств обвинения к доказательствам защиты

4 октября на процессе государственный обвинитель Екатерина Хорышева озвучивала письменные доказательства вины подсудимых. По ее мнению, такими доказательствами являются два заключения психолингвистических экспертиз, составленные экспертами Забайкальской и Уральской лабораторий судебной экспертизы, компьютерная экспертиза изъятых электронных материалов, протокол изъятия подозрительных материалов, в котором впервые в этом деле упоминается книга Александра Литвиненко «ФСБ взрывает Россию», а также милицейские рапорты и протоколы.

- Всего допрошено 26 свидетелей, мы озвучили все экспертизы, в том числе и уральскую экспертизу. Уголовно-процессуальный кодекс не запрещает оглашать только выводы экспертов. Все же знакомы с экспертизой, и какой смысл тратить время и полностью ее зачитывать? Относительно того, доказана ли вина подсудимых, я вам ничего не могу сказать. Судебное следствие не окончено и все доказательства не исследованы. Это будет преждевременно, – сказала «Новой Бурятии» государственный обвинитель Екатерина Хорышева.

В минувшую пятницу, 8 октября, подсудимые, которые защищаются самостоятельно, представили в суде список своих свидетелей, среди которых представители оппозиционных движений, с которыми сотрудничают активистки Демсоюза, эксперты Забайкальской лаборатории судебной экспертизы, проводившие психолингистическую экспертизу, преподаватели ВСГТУ, журналисты, освещавшие акции активисток. На том же заседании судьей Ириной Левандовской по ходатайству защитников было оглашено заключение альтернативной культурологической экспертизы «крамольных» листовок, выполненной доктором педагогики и философии, президентом Российского фонда образования и экспертом Государственной думы России Сергеем Комковым. В заключении отмечается «патриотизм» авторов, а также то, что их протест «выражается в рамках Конституции России» и не носит оскорбительного характера для военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов и уголовно-исполнительной системы.

Пока длится первый в Бурятии судебный процесс по скандальной «антиэкстремистской» статье 282 УК России, обе подсудимые, и Татьяна Стецура, и Надежда Низовкина стали сопредседателями Бурятского регионального отделения общественного движения «Солидарность». На учредительную конференцию БРО «Солидарности», а также для участия в митинге, который организовали члены общественного движения горожан «Коалиция за свободные выборы мэра Улан-Удэ» (КоЗаСВ) в столицу Бурятии неделю назад приезжал известный московский политик Борис Немцов. Наряду с Михаилом Касьяновым, Гарри Каспаровым и Владимиром Буковским Немцов сегодня возглавляет «Солидарность».

Портрет оппозиции

На учредительной конференции местной «Солидарности» были выбраны четыре сопредседателя бурятского отделения – Сергей Дамбаев (координатор движения «Объединенный гражданский фронт» Гарри Каспарова), Наталья Тумуреева (лидер движения «Зеленая Россия – Яблоко» в Бурятии) и обе активистки партии Демократический союз.

В Политсовет БРО «Солидарности» вошли десять человек. Это четверо сопредседателей, двое представителей ОГФ Адуша Матоваров и Павел Манжуткин, лидеры молодежного «Яблока» и национального правозащитного движения «Эрхэ» Доржо Дугаров и Раджана Дугарова, двое молодых предпринимателей.

По словам Сергей Дамбаева, главным вопросом на предстоящем в декабре всероссийском съезде движения в Москве будет создание на основе «Солидарности» будущей партии и ее участие в выборах депутатов Госдумы в 2011 году и президента России в 2012 году.

- Уже в декабре встанет вопрос – будем мы строить партию или не будем, будем участвовать в выборах или нет. Сейчас часть «Солидарности» настроена так: зачем играть с этой властью, если ты заранее знаешь, что твой соперник – шулер? Если все равно результаты выборов будут сфальсифицированы? Но Немцов, как я понял, хочет конкурировать с властью на ее поле и играть по ее правилам. Мы у себя в региональном отделении этот вопрос пока не успели обсудить, – сообщил «Новой Бурятии» сопредседатель БРО движения «Солидарность» Сергей Дамбаев.

Сергей Дамбаев и Борис Немцов на учредительной концеренции «Солидарности»

Сам лидер регионального отделения ОГФ Сергей Дамбаев, по специальности политолог, в прошлом замдекана исторического факультета БГУ, вынужден из-за своей оппозиционной деятельности оставить работу преподавателя и сейчас занимается предпринимательством. Еще будучи аспирантом, Сергей работал первым менеджером в отделении Фонда «Открытая Россия», а после закрытия фонда и ареста его учредителя Михаила Ходорковского организовал в Бурятии ячейку оппозиционеров-радикалов из сторонников Гарри Каспарова. Уже осенью 2005 года Сергей Дамбаев и его единомышленники привезли в Улан-Удэ бросившего шахматную карьеру и ушедшего в политическую оппозицию лидера ОГФ.

- Я считаю, что сегодня, когда нет никакой политической конкуренции, нет свободы слова, нет настоящих демократических выборов, нам всем нужно объединяться для того, чтобы бороться за само существование демократии. Например, для того, чтобы сохранить для горожан возможность выбирать себе мэра, целый ряд политических движений и общественных организаций вошли в «Коалицию за свободные выборы мэра Улан-Удэ». В этой временной коалиции объединены несколько демократических организаций, Бурятское отделение КПРФ, общественные организации «Мы – граждане» (руководитель Светлана Будашкаева), Союз военнослужащих «Защита» (Валерий Киндрась и Николай Миронов), экологи и просто неравнодушные граждане, – говорит Сергей.

Четвертый сопредседатель местной «Солидарности» – руководитель регионального отделения экологического движения «Зеленая Россия – Яблоко», преподаватель ВСГТУ Наталья Тумуреева. Наталья считает, что действующее в России экологическое законодательство, – Лесной, Водный кодексы и федеральные законы, – носят преступный по отношению к природным ресурсам характер. Поэтому сейчас она в рядах оппозиционеров. Первой победой, которая вдохновила ее, был перенос весной 2006 года строительства нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» подальше от Байкала. Вкус той победы и романтика протестных акции сохранились у Натальи до сих пор.

Павел Манжуткин и Наталья Тумуреева

- Сегодня движение «Солидарность приступила к подготовке масштабной общероссийской акции «Защитим Байкал!», которая состоится в апреле будущего года в Иркутске и будет направлена против разрешения складирования на берегах Байкала отходов БЦБК и сброса в озеро сточных вод комбината, – сообщила «Новой Бурятии» Наталья Тумуреева. – Мы планируем вывести на улицы тысячи людей и добиться отмены преступного постановления № 1 от 10 января 2010 года, подписанного Путиным, и закрытия Байкальского целлюлозно-бумажного комбината! В свой приезд Борис Немцов предложил нам провести эту масштабную акции не в Улан-Удэ, а в Иркутске. Во-первых, Байкальск находится на территории Иркутской области, во-вторых, в Иркутске у «Солидарности» больше человеческих и финансовых ресурсов, и, в-третьих, везти из Москвы политиков и музыкантов намного дешевле, чем в Улан-Удэ. Мы с этим согласились, но уверяем, что Бурятия на этой акции будет хорошо представлена, и мы направим на это все свои силы.

В декабре 2010 года Сергей Дамбаев, Наталья Тумуреева, Надежда Низовкина и Татьяна Стецура в составе делегации из шести человек от бурятской «Солидарности» поедут в Москву на Всероссийский съезд своего движения.