Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Этот вопрос детей, приезжающих в парк им. Орешкова, стоит переадресовать министру культуры Бурятии. Почему широко разрекламированный и долгожданный, едва отыграв полсезона, цирк-шапито закрылся?

Трудный вопрос

Хотя в Министерстве культуры уже не раз заявляли, что коллектив отметил событие (10-летний юбилей. – В.Б.) открытием своего шапито. Отметил, но, не отыграв и десяти представлений, цирк вынужден был закрыться мероприятием, посвященным Дню пожилого человека, на который были приглашены ветераны культуры.

Иначе клеенчатое покрытие шапито не выдержало бы морозов. Для сравнения: в г. Чите круглогодично используется и не сворачивается на зиму шапито итальянского производства. Но куда же делись миллионы, помимо тех, за которые отчиталось ближайшее окружение министра Цыбикова? И почему было приобретено нестандартное шапито за 4,7 млн. рублей, в то время как в январе 2007 года были выделены целевые средства по республиканской программе в размере 8 млн рублей для закупки французского шапито?

Еще в 2003 году основатель бурятского цирка Майдари Жапхандаев в письме на имя предыдущего министра культуры Владимира Прокопьева обосновал смету в 6 млн рублей на закупку, доставку и установку шапито. В смету входило все, что требуется для полноценного круглогодичного обслуживания зрителей: начиная с четырехмачтовой конструкции, стандартного, диаметром 13 м манежа, амфитеатра, светозвуковой аппаратуры, 1200 посадочных мест и заканчивая помещениями для артистов и фойе для зрителей, биотуалетами. Все в едином комплекте, включая монтаж «под ключ». Был определен материал купола «Серж-Феррари» производства Франции.

Уже на первых представлениях нынешнего шапито взрослые зрители боялись за своих детей – шапито больше напоминает чум. Начинка шапито (самопальные узкие скамейки, свет и звук с китайского рынка, отсутствует внутреннее покрытие шатра и пола) заставляет задуматься о безопасности, как зрителей, так и артистов. Риски плюсуются ненадлежащим долгосрочным хранением шапито, неизбежной эрозией материала, о чем сообщали республиканские СМИ. До сих пор нет внятного ответа: соответствует ли тентовое покрытие шатра противопожарным нормам РФ.

Актерское донорство

Министр Цыбиков заявляет, что автор этих строк «не специалист» и я «обиженная женщина». Я кадровый работник культуры с базовым образованием и стажем работы в отрасли более 40 лет, половина из которых отдана госслужбе. Вместе с Майдари Жапхандаевым в 90-е годы прошлого века мы создавали бурятский цирк. В отделе профессионального искусства Минкульта РБ я курировала цирковое искусство с самого его начала. В 2007 году по личной просьбе директора цирка, находившегося на лечении, я перешла в цирковую школу в качестве директора. Ведь школа – это донор цирка. По примеру Московского циркового интерната им. Ю. Никулина, кстати, имя цирку на Цветном бульваре и интернату присвоено сразу после смерти великого артиста, а не через 10 лет (в Бурятии свои законы), мне удалось создать интернат для одаренных детей при поддержке Министерства образования и науки РБ на базе ГОУ «Школа-интернат №2». К 10-летию образования цирковой школы-студии мною инициирован и проведен Первый международный фестиваль детских и юношеских цирковых коллективов «Жемчужинки Байкала-2007».

За свою небольшую историю бурятский цирк получил мировую известность: Словения и Турция, Швеция и Объединенные Арабские Эмираты, Польша и Китай – неполный перечень гастролей и выступлений. Поездки артистов цирка по отдаленным и труднодоступным районам республики, безусловно, важны, но это далеко не тот уровень. Кроме того, работа в неприспособленных холодных помещениях, на сквозняке, только ради заработка (цирк РБ одним из первых среди творческих коллективов переведен в автономное учреждение) может загубить карьеру артиста.

Система подготовки профессиональных кадров для бурятского цирка сведена до «отдаленного» уровня. Не работает цирковое отделение училища культуры из-за отсутствия специалистов, в республике не осталось ни одного специалиста по цирковым жанрам, а школа-студия переведена в ранг школы искусств, то есть это просто дополнительное занятие для детей школы-интерната № 2, которое не ставит целью подготовку артистов для бурятского цирка. Иностранная гражданка, бывший педагог-тренер цирковой школы определяет артистов цирка в канадский цирк Дю Солей, но с номерами, которые являются собственностью Бурятского цирка. За эти номера она получила финансовые средства и почетные звания. Теперь артистки цирка Бурятии не представляют искусство своей республики, а фактически работают на своего тренера. Мало того, она вывезла все награды Бурятского цирка. Жаль, что эти вещи не понимают «случайные» люди в цирке. Таким образом, по словам Цыбикова, «работа в школе и цирке после меня нормализовалась». У цирка уже с провинциальным душком нет завтрашнего дня. Как нет, в частности, у клеенчатого шапито-чума. Будет «облагороженная» территория в парке им. Орешкова за 8 млн дополнительно выделенных рублей. Но, допустим, я «не специалист цирка», но, по свидетельству специалистов цирка с многолетним стажем из Монголии, России, Якутии, нынешнее состояние бурятского цирка в лице шапито-чума – дискредитация идеи народного артиста РФ М. Жапхандаева.

История покупки и установки в парке им. Орешкова, обилие промежуточных операций (приобретение материалов и оборудования не в комплекте) и посредников – может быть благодатной почвой для коррупции. В своем послании Федеральному собранию РФ, в других документах и выступлениях руководитель страны не раз отмечал, что объявленную борьбу с коррупцией тормозит чиновничество на местах. Кажется, мы уже это проходили в пору расцвета курумканско-баргузинского землячества. Но история имеет свойство повторяться: сначала в виде драмы, затем в форме фарса, точнее, «цирка».

И будет действительно «обидно вдове», что, возможно, через несколько лет на этой территории парка вместо цирка им. М. Жапхандаева, может оказаться, например, кафе или ресторан «Огни Курумкана» с детскими аттракционами.