Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Опыт крещенских испытаний корреспондента «Новой Бурятии» может пригодиться всем. Крещение в Бурятии в прошлом году было непонятным. Верующие улан-удэнцы так и не смогли до конца осознать, можно ли было 19 января погружаться в ледяную купель на территории города или нет. Впрочем, официальный запрет по всей столице на омовение тела святой водой мало кого остановил. Не остановил он и нас.

Поскольку в Улан-Удэ это действо запретили, мы отправились на Байкал. Посольский Спасо-Преображенский монастырь (Кабанский район) начал проводить омовение на берегу великого озера 19 января с двух часов ночи. Мы приехали туда к шести вечера. Свой тяжелый нрав Байкал уже вовсю выказывал морозной колючестью и ледяными ветрами. Хотя для верующих это не стало особым препятствием. Не успели мы прибыть на место, как мимо нашего автомобиля с завидной грациозностью проскакали две старушки, красные, как вареные раки, и счастливые от погружения в иордань (прорубь, вырубленная в форме креста).

Эта картина придала мне уверенности в том, что я, наконец, смогу осуществить свою давнюю мечту и впервые нырну с головой в ледяную, но святую воду. Вдохновленный, я начал раздеваться прямо на улице, и это стало моей первой ошибкой. Стоило мне снять куртку, как пришло понимание, что меня надолго не хватит. Позвоночник промерзает сразу. Поэтому лучше раздеться в машине.

Интересный парадокс – чем меньше на тебе одежды, тем меньше ты чувствуешь холод. Выйдя на улицу в одних трусах и тапочках, я, к своему удивлению, не чувствовал вообще ничего примерно 30 секунд. Этого времени мне как раз и хватило, чтобы добежать до проруби. Кстати, тапочки на этой короткой дистанции жизненно необходимы. Потому как к мокрому льду примерзаешь сразу. И смотреть потом, как замерзшие кусочки от твоих пяток сверкают наравне со льдом, не очень приятно с моральной точки зрения. Да и с физической, поверьте, тоже.

Погружение. Как многие и говорят, вода, действительно, совсем не ледяная. Но и не горячая, как описывают другие. По ощущениям она, если можно так выразиться, в тех экстремальных условиях комнатной температуры – прохладная, но не более. После того как ты первый раз нырнул, кажется, что становится холодно, после второго – что тепло, а после третьего погружения становится уже не до самоанализа. С этого момента начинается самая «противная» (да простят меня православные христиане) часть крещения.

Начнем с того, что на выходе из проруби я потерял один тапочек. Причем понимание этого пришло позже, когда правую ногу стало все труднее отдирать ото льда. Ситуацию спас служитель храма, который заботливо выловил лопатой в проруби недостающую единицу обуви и на лопате же вручил ее мне. Спасибо. На морозе с мокрым телом происходят интересные вещи. Кажется, что организм сходит с ума. Ощущения жгучей жары и колючего холода сменяют друг друга ежесекундно. Да, зубы стучат и тело неприятно бьет постоянная мелкая дрожь. Но не более того. Никаких темных кругов перед глазами, обмороков, тошноты, одышки, инфаркта и т.д. – ничего этого нет. Окунувшись, не надо много думать, надо быстро вытираться и запрыгивать в автомобиль греться.

Ну вот, собственно, и все. С каждый обратным километром до Улан-Удэ меня заполняла атмосфера абсолютного здорового пофигизма и вселенского спокойствия, которая закономерно перекочевала в мертвый сон. Кожа приобрела розоватый оттенок, уши просто пылали. Царапина на подбородке, не выдержав всей жестокости реального мира и перепадов температур, чудесным образом исчезла.

Можно сказать, что двойной удар святости (святая байкальская и святая крещенская вода) не прошел для меня даром. Плюс на плюс, как известно, дает минус. В крещении на Байкале два плюса дали святость в квадрате. Это верное равенство. Ответ проверял на себе.