Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Атлас тибетской медицины начал путешествие за пределы Бурятии. Весь первый месяц нового года высокоточная копия атласа (все 76 листов), изготовленная благотворительным фондом «Жамсаран», экспонировалась в выставочном центре имени Виталия Рогаля (филиал Музея истории города Иркутска) в Иркутске. А в первый день Сагаалгана, праздника Нового года по лунному календарю, эта передвижная выставка открылась уже в Национальном музее Усть-Ордынского Бурятского округа. Директор фонда «Жамсаран» Биликто Дугаров и Цымжит Санжа-Ешин, племянница ламы Шираба Сунуева, рассказали «Новой Бурятии» историю атласа, вывезенного с риском для жизни ламой Сунуевым в конце XIX века из Тибета.

«Кочевая выставка»

Как сообщил Биликто Дугаров, который организовал выставки атласа в Иркутске и Усть-Орде, за время экспонирования передвижной выставки в Иркутске (с 29 декабря 2010 года по 31 января 2011 года) с бесценным раритетом буддийской медицины, философии и искусства познакомились сотни посетителей. Не меньший интерес к Атласу тибетской медицины проявили жители поселка Усть-Ордынский, где выставка работает с 3 февраля.

Проект передвижной выставки фонда «Жамсаран» представляет первый полный показ «Атласа тибетской медицины» в Байкальском регионе за пределами Улан-Удэ. С марта 2011 года выставка выедет за пределы «этнической Бурятии» и продолжит свое путешествие по городам Сибири и Центральной России. Начиная с первых экспозиций в Цугольском, Иволгинском дацанах, музеях Читы и Агинского, на «кочевой выставке», помимо атласа, демонстрируются портреты известных бурятских деятелей, имеющих отношение к тибетской медицине и вообще к Тибету – Агвана Доржиева, братьев Сультима и Жамсарана (Александра) Бадмаевых. Но особое место на выставке занимает фото не столь известного широкой публике эмчи-ламы Шираба Сунуева.

Неизвестный лама Шираб Сунуев

Родился Шираб Сунуев в семье агинских бурят в 1860 году. С детства он был отдан родителями на обучение в Цугольский дацан. Позже учился на ламу-лекаря в медицинском мамба-дацане Сэртог в Тибете. В том самом монастыре, где в то время находился оригинал ставшего впоследствии знаменитым на весь мир сборника иллюстраций к трактату «Вайдурья-онбо», в котором записаны комментарии к «Чжуд-ши», главному медицинскому трактату Тибета. С помощью тибетских лам, обучавших своих учеников при помощи иллюстраций этого сборника, Шираб Сунуев, как и другие ученики, в монастыре Сэртог получил хорошие знания как эмчи-лама. Но полноценным образом поделиться своими знаниями с бурятскими мальчиками, изучавшими медицину в России, не мог.

Это в наше время тибетцы открыты миру и выдают всем когда-то секретные знания. Множество современных учителей буддизма, включая самого Далай-ламу, путешествуют по миру, читают лекции по буддийской философии и этике, а тибетскую медицину изучают даже в некоторых светских вузах. Во времена же Шираба Сунуева все это невозможно было представить. Тогда буряты, калмыки и монголы, в отличие от других иностранцев, имели возможность свободно въезжать в Тибет, жить и учиться в буддийских дацанах. Однако те из них, кто уже изучил философию буддизма и захотел вернуться на родину, могли сделать это только с риском для жизни и свободы. До сих пор в среде бурятских буддистов передают из уст в уста истории, подобные той, которую рассказал племяннице Шираба Сунуева, 70-летней Цымжит Санжа-Ешин, один из ее братьев, учившийся в Тибете.

– Эмчи-ламы из Бурятии и Монголии, закончив обучение в Тибете, могли свободно уезжать домой и приезжать обратно в Тибет. Но у лам, которые обучались философии, все было по-другому, – рассказывает племянница Шираба Сунуева. – Мой брат говорил мне, что, если бурят или монгол хотел вернуться, его тибетцы убивали. Обычно к буряту или монголу, изучавшему философию, приставляли тибетца, который становился впоследствии его хорошим другом. Так один лама-бурят сказал своему другу-тибетцу, что завтра он отправляется из Тибета домой. Он сделал вид, что лег спать, но вместо себя положил муляж. Ночью этот тибетец зашел к нему и воткнул нож в «спящего». Вот к таким ухищрениям приходилось прибегать бурятам, которые хотели выбраться из Тибета.

У Шираба Сунуева в этом смысле была другая ситуация. Вывоз медицинских знаний хотя и не приветствовался, но «контрабандой» не считался. Деятельный агинец использовал возможность свободного «въезда и выезда» в Тибет для другого, не менее рискованного «проекта» – нелегального изготовления копии сборника иллюстраций к «Вайдурья-онбо» и вывоза этой копии за рубеж. Эту «операцию» курировал сам Агван Доржиев, могущественный советник и духовный учитель молодого Далай-ламы XIII, поднявшийся по иерархической лестнице в Тибете благодаря природному уму и дипломатии, а также при помощи денег русского МИДа в рамках так называемой «доктрины Бадмаева» в отношении Китая и Тибета. Личный врач императорской фамилии Петр Бадмаев очень сильно влиял на восточную политику России.

И даже несмотря на высокое «прикрытие», если бы тибетские власти узнали, чем занимается в монастыре Сэртог-мамба старательный «ученик» из далекой Аги, то минимальным наказанием для него было лишение его головы. В прямом (физиологическом) смысле этого слова. Тем не менее на протяжении нескольких лет Шираб Сунуев, движимый патриотической идеей «добыть» иллюстрации к медицинскому учебнику для будущих эмчи-лам в России, под носом у тибетских учителей медицины изготавливал копии иллюстраций к «Вайдурья-онбо». Позже эти копии получили в России название «Атлас тибетской медицины».

Как вывозили атлас

Для этого Ширабу Сунуеву необходимо было подкупить художников тибетцев, которые срисовали бы атлас, найти столько денег в России, чтобы богобоязненные ламы взялись бы за это, невзирая на угрозу лишиться головы в этой жизни и кармические последствия этого «смертного греха» в будущем. Шираб Сунуев не один раз в течение нескольких лет пробирался через три границы из Тибета в Россию и обратно для того, чтобы доставлять деньги, собранные на родине на изготовление копии атласа. Эти деньги Шираб Сунуев собирал с земляков, прихожан Цугольского дацана.

– Однажды в пустыне Алашани Шираба Сунуева, идущего пешком, встретил один монгол. Шираб долгое время не ел, не пил и был сильно изнурен, – рассказала «Новой Бурятии» одну из историй, связанных с атласом, Цымжит Санжа-Ешин. – Монгол пригласил его к себе, накормил, напоил. Жена монгола сильно болела, у нее был раздутый живот…

Шираб Сунуев по пульсу поставил ей диагноз, определив, что у нее больная печень. У него с собой были лекарства. Он дал их мужу этой женщины, рассказал, как их нужно употреблять. На обратной дороге, собрав на родине деньги, он возвращался тем же путем. Когда заехал к этому монголу Жамсарану, жена того уже поправилась и стала здоровой, цветущей женщиной. Шираб ее вновь продиагностировал, дал еще лекарств. В благодарность монголы снабдили его едой в дорогу и дали верблюда. Этот верблюд очень пригодился Ширабу Сунуеву, когда он вывозил Атлас тибетской медицины из Тибета! Самые ценные, на его взгляд, листы атласа он нес в свернутом виде на груди.

Во сколько агинским бурятам, осуществившим операцию «контрабанды» атласа в Бурятию, обошлось изготовление и доставка раритета, точных сведений нет. Сегодняшние ламы говорят о том, что художники-ламы, нелегально «срисовавшие» атлас в монастыре Сэртог-мамба, обеспечили безбедную жизнь своим семьям на несколько поколений вперед. Шираб Сунуев же несколько раз в течение 90-х годов XIX века доставлял в Тибет целые партии золота, серебра и имущества для оплаты художникам.

– Он собирал много денег и имущества и увозил все это в Тибет. Тогда машин не было, поездов не было. Ширабу Сунуеву нужно было преодолевать горы, реки, степи и пустыни. Когда пешком, когда на верблюдах или волах. Он мерз, изнывал от зноя и жажды. На обратном пути из Тибета Шираб Сунуев заезжал к моему отцу. Отец спрашивал его: «Что это вы везете»? Тот отвечал, что это дело всей его жизни и что теперь у нас в России даже «глупые» ученики с помощью атласа смогут стать хорошими эмчи-ламами!