Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Таким кажется Улан-Удэ со стороны. Дорогие автомобили, норковые шубы, множество ресторанов и просто высокие цены в магазинах – вот что бросается в глаза приезжему человеку. С 2007 года я живу в Санкт-Петербурге, при этом последние восемь месяцев провела в Хургаде. А сейчас, приехав в Улан-Удэ, испытала легкий шок. Причем не культурный и не климатический, а потребительский. «Как все дорого!» – то и дело повторяла я в первые дни на малой родине. Однако плюсом моего шока стало то, что теперь я могу свежим и незамыленным взглядом сравнить цены на жизнь в этих трех таких разных местах.

Хлеб насущный

Начнем с продуктов питания. В продуктовый магазин я пошла буквально с трапа самолета – взять что-то на завтрак. Цены на хлеб порадовали – в Санкт-Петербурге на 15 рублей (средняя цена черного хлеба в Улан-Удэ) можно купить только полбуханки. В Египте хлеб значительно дешевле – от 9 рублей в переводе на наши деньги. Хоть лепешки, хоть лаваш, хоть традиционный пшеничный – его пекут специально для иностранцев (ржаного хлеба нет). Низкая цена объясняется не тем, что страна бедная и все товары стоят в разы меньше, вовсе нет! Дело в том, что хлеб считается первым продуктом нации (в России говорят – социальный продукт). Государство искусственно поддерживает на него минимальную цену, причем повсеместно. То есть какой-нибудь лавочник не может по своему желанию начать продавать хлеб втридорога.

Когда в 1977 году тогдашний президент Египта Анвар Садат решил сократить субсидию на хлеб (читай – поднять цену), в стране тут же начались многомиллионные бунты, и «хлебную реформу» пришлось похоронить. Хосни Мубарак в январе 2011 года тем и вызвал народный гнев, что поднял цену на хлеб. В стране произошла революция.

Еще один интересный момент: хлеба египтяне едят много, но где же взять столько зерна? В долинах Нила и так все уже засеяно-засажено, а вся остальная территория страны – бесплодная пустыня. Ответ: купить у России. Египет является крупнейшим импортером российской, пшеницы. И при этом там хлеб стоит дешевле нашего. Ну не парадокс ли?

Фрукты-овощи

В отделе фруктов меня ждало первое разочарование. Привыкнув поглощать египетские апельсины килограммами (еще бы, ведь там они стоят 12–15 рублей за кг!), я не могла без слез смотреть на наш ценник: 90 рублей за 1 кг все тех же, как заверяла этикетка, египетских апельсинов. При этом в питерском магазине эконом-класса апельсины предлагаются за 59 рублей 90 копеек. Не даром, конечно, но дешевле, чем в Улан-Удэ. То же касается и мандаринов – 24 рубля за кило в Хургаде (сладкие, с тонкой кожурой и без косточек!) против 55 рублей за 1 кг самых обычных мандаринов в Улан-Удэ (китайских, с косточками и в обертке с пандами). Причем, эти панды сыграли со мной злую шутку: из-за целлофановой упаковки я элементарно не заметила, что несколько штук были порчеными… Выходит, на 55 рублей я купила не килограмм, а от силы граммов 700!

Яблоки. Казалось бы, самый простой рабоче-крестьянский фрукт. В Египте яблоки не культивируются и доставляются из соседней Сирии. Самые обычные кисло-сладкие сорта «Грушовка» или «Белый налив» стоят там 42 рубля. Есть и натертые воском испанские и даже американские – по цене 90 и 100 рублей соответственно, но их почти никто не берет, так как сирийские – свежие, вкусные и стоят гораздо дешевле. В Питере кислые зеленые яблоки «Гренни Смит», которые еще называют новозеландскими, продаются по 49 рублей 90 копеек, а большие красные яблоки сорта «Глостер» (Польша) – по 64 рубля. А в Улан-Удэ? У нас за 64 рубля вы купите самые невзрачные китайские яблоки зимнего сорта. Все, что получше да повкуснее, стоит дорого, еще дороже, и верхний предел – 120–150 рублей.

Теперь об овощах. Слабонервных и сердечников прошу пропустить этот абзац. До начала «финиковой» революции в Египте огурцы стоили рублей 18 рублей, а помидоры – 14 рублей. Когда Каир превратился в одну сплошную потасовку, цены… упали. Банки закрылись, наличных денег у людей осталось мало, и те же огурцы стали стоить всего 12 рублей, а помидоры и того меньше – 6 рублей за 1 кг. Причем, помидоры мясистые, а огурцы пахнут именно садовыми огурцами, а не дустом.

Нам такая сказка, разумеется, не снилась, но любопытно опять-таки то, что у нас в периоды волнений цены только растут. За примерами далеко ходить не надо – посмотрите, сколько в магазине после летнего температурного коллапса стоит гречка. В Петербурге огурцы стоят 69 рублей, помидоры – от 80 рублей за 1 кг. Это в магазине. На Сенном рынке помидоры можно купить и за 70 рублей. Что до Улан-Удэ, помидоры в принципе можно найти по такой же цене, плюс-минус 10 рублей. А вот с огурцами беда: цены кусаются! Да и на огурцы они похожи только с виду – ни вкуса, ни запаха.

Одежда

В Египте производится довольно много одежды, но абсолютное большинство товаров привезено все из того же Китая. Как следствие, одеться здесь можно дешево и мило: модные джинсы известных брендов можно купить за 300–400 рублей, причем сшито будет не косо, сядет по фигуре и прослужит не один сезон. Женские блузочки-кофточки стоят от 200 рублей. Придется, конечно, порыться, чтобы найти что-то без рюшей и пайеток (одежда в арабском стиле выглядит максимально нарядно), но найти можно. Красота, что и говорить!

В Санкт-Петербурге таких низких цен нет, зато есть настоящие распродажи, с большими скидками. Практически в каждом сетевом магазине (O'stin, Next, Motivi, InCity, Camaieu, befree, Oggi, Zarina, Promod) круглый год есть новая коллекция, и идет распродажа остатков предыдущей. К примеру, джинсы известной марки были 2 800 рублей, а стали 1 200 рублей. Блузка была 800, стала – 470 рублей. Но даже по первоначальной цене многие вещи стоят гораздо дешевле аналогов в Улан-Удэ. Согласитесь, при средней зарплате 15 тыс. рублей купить кофточку за 470–800 рублей вполне можно, но за 4 тыс. рублей уже сто раз подумаешь, так ли она тебе нужна.

Между тем именно 3–4 тыс. рублей стоят ничем не примечательные блузоны и кофточки во многих (ладно бы еще в одном-двух!) магазинах города Улан-Удэ. Заметьте, мы сейчас говорим не о высокой моде, где покупатель платит, прежде всего, за имя дизайнера, а о масс-маркете, иными словами, ширпотребе, рассчитанном на среднестатистический карман. Я, человек интересующийся своим внешним видом и модой, ни разу в жизни не покупала себе кофточку за 4 тыс. рублей, потому что просто не могу платить так много за ма-а-а-ленький кусочек ткани. Но если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно? И такие цены находят в Улан-Удэ свою аудиторию? Сомнительно, потому что во многих магазинах, кроме меня и продавцов-консультантов, не было ни души.

При этом те же самые кофточки висят в довольно большом количестве, на мой взгляд, даже слишком большом – все-таки не в Москве живем. Вот так купишь вожделенную вещь за 4 тыс. рублей, выйдешь в ней в люди, а за соседним столиком сидит девушка в абсолютно такой же! Единственный бонус от этого – можно почувствовать себя на вручении премии «Оскар»: там знаменитости, бывает, тоже в одинаковых платьях сталкиваются…

Транспортные расходы

Маршрутки в Хургаде – явление особое. Во-первых, у них нет номера маршрута, то есть необходимо спрашивать, а доедете ли вы, скажем, до Старого города. Во-вторых, стоимость проезда разная, в зависимости от того, как далеко вы едете. На короткое расстояние – 3 рубля, на среднее – 6 рублей, из конца в конец – 12 рублей. Но «далеких» пассажиров мало, большая часть платит всего по 6 рублей. Вот бы и у нас так!

Такси тоже стоит сущие копейки: на маленькие расстояния 30 рублей, на большие как сторгуетесь – рублей 90. Откуда такие замечательные цены? Все дело в дешевом бензине – 11 рублей за литр. Египет – нефтедобывающая страна, не Бахрейн, конечно, но нефти хватает и на свои нужды, и на поставки Израилю (несмотря на напряженные отношения этих двух стран, поставки исправно осуществляются). Россия тоже ведет нефтедобычу, но почему-то цены на бензин у нас гораздо выше, чем в Египте. И в Санкт-Петербурге, и в Улан-Удэ литр бензина стоит около 30 рублей, что в 2,5 раза дороже, чем в Египте.

Интернет

Меня настолько удивили улан-удэнские тарифы на Интернет-услуги, что я решила посвятить им отдельный абзац. В Санкт-Петербурге компаний-провайдеров так много, что они соревнуются за каждого клиента: снижают тарифы, дают бонусы, если ты привел подключиться своего знакомого, даже дарят месяц Интернета за переход от провайдера-конкурента. В среднем, ежемесячная стоимость пользования кабельным Интернетом – 300–400 рублей. При этом скорость прекрасная, хоть матчи он-лайн смотри, хоть по скайпу болтай. В придачу ты также получаешь локальную сеть, с которой можно скачивать любые файлы в огромном количестве. И все это за 300 рублей в месяц!

А что мы имеем в Улан-Удэ? Минимум 550, а то и все 800 рублей за Интернет, который «быстрым» назовут разве что эстонцы. И никакой равноценной альтернативы. Этим Улан-Удэ напомнил мне Хургаду: там тоже всего лишь два основных Интернет-провайдера, которые не торопятся снижать расценки, более того, не слишком заботятся о качестве соединения. Скорость там такая ужасная, что скайп постоянно прерывается, а трехминутное видео «Вконтакте» приходится загружать часами. Объема трафика едва хватает на скачку одного фильма в месяц. При этом ежемесячный платеж – 900 рублей. Немудрено, что большинство египтян предпочитают ходить в Интернет-кафе, где час стоит всего 18 рублей. То есть даже в проблемном Египте у людей есть хоть какой-то выбор. У нас же в Улан-Удэ выбор только один: не хочешь медленный Интернет за 800 рублей – ну и не надо, другие захотят!

Под небом голубым есть город золотой…

Если бы я была в Улан-Удэ проездом, я бы так и уехала с мыслью, что попала в город богачей. Но я жила здесь раньше и живу сейчас, в Улан-Удэ у меня родные и друзья. Поэтому я совершенно точно знаю, что это не так. К сожалению. Доходы большинства улан-удэнцев не соответствуют высоким ценам на жизнь. В бедном Египте, где зарплата $300 (9 тыс. рублей) считается очень хорошей, стараются жить дешево. Это логично: маленькие доходы – маленькие расходы. Продукты, одежда, бензин – все доступно.

В Санкт-Петербурге, где средняя зарплата 25–26 тыс. рублей, жизнь тоже обходится дешевле, нежели в Улан-Удэ (если вы не снимаете жилье и не ведете роскошный образ жизни, разъезжая на такси по ресторанам). Основные продукты там стоят либо дешевле, либо столько же, сколько в Улан-Удэ. Одежду можно приобрести за меньшие деньги, а ведь доходы выше, чем у улан-удэнцев…

Так где логика? Почему в нашем городе, где средний доход работающего человека 15–16 тысяч рублей, а у пенсионеров и того меньше, цены зачастую выше петербургских? Вопрос, конечно, риторический. Но одно я знаю точно: если бы жители Хургады и Улан-Удэ вдруг взяли и поменялись городами, то мы у них в Африке выжили бы точно. Им шубы-шапки не нужны, еда дешевая – затрат немного. А вот выжили бы они у нас? Сомневаюсь.