Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Облик нашего города таков, что нам, улан-удэнцам, не надо искать повода, чтобы поговорить об этом. Изо дня в день мы по этим поводам ходим, на них смотрим, соприкасаемся с ними, они причиняют нам неудобства, раздражают, огорчают, вызывают негодование и лишь изредка доставляют что-то вроде радости и удовольствия. В нашем городе есть много чего такого, а вернее, много чего такого нет, что заставляет считать Улан-Удэ не городом, а сплошным недоразумением.

Но и утверждать, что у нашего города совсем нет достоинств, несправедливо. Есть. Улан-Удэ обладает ландшафтными красотами и прелестями архитектуры XIX и середины XX веков. А главное, чем пленял наш заурядный в общем-то город, так это гармонией между зодчеством и природой. Используя известную метафору Гете, называвшего архитектуру застывшей музыкой, можно сказать, что застройка Улан-Удэ, особенно его центра, представляет собой напев незатейливый, но до крайности приятный, не лишенный изящества и известной деликатности. Мастера далекого и не очень далекого прошлого обладали талантом делать свои строения частью окружающей натуры. А скорее всего, не столько талант, сколько качество прежнего образования и особенности прежнего мировоззрения наделяли их тем особым профессиональным зрением, благодаря которому они видели пространство, с которым работали. Были и другие достоинства, обеспечивавшие высоту профессионализма – уровень культуры, широта кругозора, воспитание, здравомыслие, развитый вкус, чувство личной ответственности, наконец, чувство чести, как личной, так и профессиональной.

В наше, мягко говоря, прагматичное время представители многих, в том числе и самых гуманных профессий, с облегчением избавились от нравственных и духовных составляющих своей работы, как от чего-то обременительного и вредного. Однако, чтобы сохранить Улан-Удэ его своеобразную красоту, присущий ему экологичный баланс между архитектурой и окружающим ландшафтом, отцам города и градостроителям чрезвычайного набора высоких свойств и суперпрофессиональных навыков не потребовалось бы. Всего-то и надо было здравомыслие, вкус и умение видеть.

У нас же даже известная поговорка «ломать – не строить» приобрела смысл противоположный, совсем не здравый.

«Где эта улица, где этот дом…»

У нас в Улан-Удэ все очень гордятся строительным бумом, охватившим город. Строить прирастающий людьми город, безусловно, надо. Но бум этот по бессмысленности и беспощадности к людям стал походить на, сами знаете, что.

Жилищная застройка Улан-Удэ, как и большинства городов застраивавшихся в советское время, сориентирована была не на создание архитектурных шедевров. Сегодняшние дома в этом смысле, бесспорно, человеколюбивы. Но, наглость, с которой в Улан-Удэ, в мгновение ока появляются дома там, где им быть не положено – посреди дворов, вместо детских и спортивных площадок, на месте бывших детских садов, вместо сквериков, клумб и газонов, пугает. Эти постройки искажают вальяжный, невозмутимый облик города, рождают ощущение хаотичности, скученности, толкотни – душевные состояния, чуждые природе улан-удэнцев. Но об этих экологических тонкостях, так же как и об удобстве жителей притесненных соседних домов, соблюдении санитарных норм, наконец, о красоте, авторы строительного бума, конечно, не задумываются. Хотя, наверное, новых домов, которые скорее украшают город, чем портят, все же больше.

Вот что совершенно уродует наш город, так это повсеместный мусор! На этой ниве стараются обоюдно, и коммунальные службы, которые плохо убирают город, и горожане, которые город активно засоряют. Видимо, не заложено в наш менталитет понимание своего двора, улицы, города как своего Дома. Нет внутреннего запрета – не гадить в собственном Доме. Дворы наши плохо озеленены, неухожены, спортивных площадок почти нигде во дворах не осталось, а детские площадки убоги. Однако вместо того, чтобы облагородить бедность чистотой и порядком, мы, наоборот, всегда готовы устроить помойку там, где нормальные, культурные люди никогда этого не сделают. Например, на детской площадке. У нас любая пьющая компания, независимо от возраста и статуса пьющих, от бомжей до благородных отцов семейств, считает, что детские площадки, собственно, придуманы исключительно для их «полян».

Соответственно, детям после любой такой компании остаются бутылки и банки из-под алкоголя, осколки, захарканная земля и почти безобидный на этом фоне бумажный мусор. Кроме вечно молодых и вечно пьяных, есть еще люди, которые тоже убеждены, что детские площадки устроены для них. Вернее, для отхожего места их собак. То есть все пространство наших дворов похоже на минное поле, где шаг вправо, шаг влево – и готово, вы в дерьме, извините, за прямоту. Но детские площадки – это особое пристрастие собачников. После всего этого требовать от районных и городских властей, чтобы вместо обычной уличной пыли, которой заполнены песочницы, детям привозили, как положено, чистый песок, да еще и меняли его регулярно, даже как-то неудобно.

Так и живем. В собственном Большом Доме не хозяева, а приживалы. Не можем оградить детей от заразы, пьяниц, дерьма. Не можем потребовать этого от слуг народа. Уровень культуры горожан все ниже и ниже, а столица при этом, как было принято рапортовать в советские времена, растет и хорошеет.

«В городском саду играет духовой оркестр»

Наверное, нынешних улан-удэнских градостроитей в тех вузах, которые они заканчивают, просто не учат тому, что деревья, кусты, трава, цветы – такие же элементы архитектуры, как всяческие антаблементы. Или учат, но люди так «учатся», что не дай Бог нам всем! Впрочем, уже дал. И благодаря этому мы, дорогие сограждане, город, который не то что не украшен зеленью – не до архитектурного «жиру»! В Улан-Удэ, стыдно сказать, нет ни одного приличного, ухоженного, регулярного парка! В центре города у нас только один зеленый массив, если его можно считать массивом, гордо именуемый парком Победы. При этом именно зеленая его часть совершенно не приспособлена для гуляний – комары, грязь, на склонах не ликвидированные до сих пор последствия разрушительного ливня в августе 2009 года – овраги, промоины, провалы, до краев заполненные мусором и отбросами. Опять же бомжи и пьющие компании под каждым кустом. Старикам и мамашам с колясками и детьми постарше, да и просто непьющим, мирным людям гулять по неровным склонам неспособно, неприятно, да и небезопасно. С функцией «легких» центра города этот «парк» при всем желании не может справиться. Благоустроенная площадка для отдыха с фонтаном, от оживленной трассы и стройки на Балтахинова никакими насаждениями не защищена. Но здесь хотя бы чисто!

А пройдите, например, завтра или даже сегодня по бывшей центральной аллее городского сада. Думаю, кучи нечистот, скопившиеся за зиму возле урн, впечатлят. И что самое поразительное – своими глазами видела несколько раз, как пенсионного вида дамы из соседних с горсадом домов, именно в горсадовские урны выбрасывали свой бытовой мусор!!! Все-таки есть в нашем менталитете что-то свинское!

Поэтому любителям острых ощущений рекомендую заглянуть в горсад, в район гаражей, которые почему-то оказались на территории бывшего парка, в начале весны, когда сойдет снег. Представляете, сколько там продуктов жизнедеятельности человека? Тех, кто наивно подумает, что ЭТО уберут, уверяю – нет.

При этом горсад у нас – иллюстрация к известной советской формуле «два мира – две системы», поскольку, глядя на церковную его половину, понимаешь, что возможна организованная мозговая деятельность, а также организованная трудовая деятельность. Окрестный народ всем этим благолепием любуется в основном из-за ограды – то ли люди стесняются гулять на церковной территории, то ли есть какой-то запрет. Но в общем-то сделать круг с детской колясочкой там можно. Заодно можно показать ребенку не пучки высохшей вытоптанной щетины фрагментарно торчащей из сухой, неухоженной городской земли, а настоящую траву, чистую, высокую, мягкую. Опять же есть возможность ребенку узнать, что песок и земля, это не та обычная пыль наших дворовых песочниц (в цивилизованном мире песок в детских песочницах промытый и постоянно, регулярно обновляется), а нечто чистое и скрипучее, мягкое и рыхлое. И кстати, ребенок узнает, что не только низкорослые, сожженные солнцем на лишенной тени (деревьев-то нет) улице Ленина растения – цветы, но и плотные кущи свежих, сильных, налитых и душистых.

За пределами этого церковного оазиса в центре Улан-Удэ городскому жителю негде вдохнуть запах земли, травы, цветов. Вокруг «скверов» возле Гостиных рядов, особенно со стороны особой гордости городских властей, так называемого Александровского сада (не могу не улыбаться) можно только беспрепятственно глотать автомобильные выхлопы. Примечательно, что именно здесь, вдоль улицы Куйбышева, весьма насыщенной транспортом, городские власти поставили две качели доисторического вида и такую же карусель. Это, надо полагать, такой в центре Улан-Удэ детский парк. Видимо, городские власти, между прочим, это ведь живые люди, сами все чьи-то мамы-папы, бабушки-дедушки, считают, что нашим с вами, уважаемые горожане, детям и этого достаточно. И заметьте, стоявшие на площади Революции детские аттракционы убрали, руководствуясь якобы тем, что детям вредно проводить время вблизи дороги и автомобильной стоянки. А на другой стороне тех же Гостиных рядов, рядом с теми же дорогами, на убогих и кургузых, но не частных, а государственных качельках не вредно.

Повезло детям, живущим в районе парка «Юбилейный». Там и аттракционы, и детская площадка Водяновой. Но называть парком часть бывшего леса, изрядно прореженного и обнесенного оградой, – это выдавать желаемое за действительное. Но в нем хотя бы люди гуляют и там, видимо, убирают. А вот в основной массив парка Орешкова нога человека, уважающего себя и заботящегося о своей безопасности, уже да-а-авно не ступает!

Год назад, помнится, Управление архитектуры и градостроительства Улан-Удэ рапортовало, что в течение 2010 года создадут и благоустроят скверы в Забайкальском и поселке Стеклозавода, но что-то не слышали победных фанфар.

Вот и получается, что нет у нас в городе мест, где улан-удэнцы могли бы культурно отдохнуть. Куда могли бы прийти за отдохновением от городской суеты, за чистым воздухом, за возможностью летом поваляться на густой, мягкой траве или совершать пробежки, или кататься на велосипедах, или играть в тени деревьев в шахматы, домино, волейбол и теннис, или просто читать, а зимой пробежаться на лыжах и тому подобное.

Каждое лето Улан-Удэ задыхается от зноя, пыли и гари, но вместо того, чтобы спасаться таким культурным образом, как целенаправленное озеленение, наш город, наоборот, вопреки всем экологическим нормам целенаправленно освобождается от зелени. Вот один только пример – склоны при въезде из Советского района в Железнодорожный. Когда-то они упорно засаживались травой и цветами. Вряд ли это сказывалось на чистоте воздуха, но глаз зеленые склоны радовали точно. Уже лет двадцать как их никто не озеленял. И вот их вообще забетонировали. Мало того, что смрадно в этой точке города до невозможности, так теперь еще и безнадежно безотрадно.

Впрочем, я неправа, есть у нас в городе места, где радуются практически все органы чувств – посмотрите, какая лепота у зданий районных администраций и мэрии. Цветы буйствуют, трава свежа и зелена, асфальт чист, только что не вымыт с шампунем, плитка с амортизацией, никаких смрадных куч мусора и нечистот. Как говорится, можем, когда захотим! Вот если бы «отцам» и другим «родственникам» города хотелось бы всего этого еще и для людей, а не только для себя – цены бы им не было!

«Под небом голубым есть город золотой»

Улан-Удэ город панорамный. Экскурсии можно устраивать – посмотрите направо, посмотрите налево. Какой вид открывается на город и его окрестности с Комушки! А от «Пентагона»! А с Лысой горы! А от театра бурятской драмы! А какой вид был с проспекта Победы на Хамар-Дабан! Был. Теперь нету. К сожалению, никакой Всемирный фонд защиты памятников (World Monuments Watch) даже не знает ни города такого Улан-Удэ, ни того, что в Улан-Удэ так же, как в Санкт-Петербурге, есть историческая линия горизонта, которую надо также срочно охранять. Хотя, наверное, уже поздно…

Первым монструозным строением, которое вспороло небо Улан-Удэ, была, конечно, гостиница «Бурятия». Но ее сумели все-таки поставить так, что она не разрушала перспективу, открывавшуюся на оперный театр от лесотехникума. Гостиница, как ни странно, не подавляла здание оперного, позволяя ему оставаться архитектурной доминантой, восхитительно вписанной в линию горизонта. «Бурятия» не заслоняла то волшебное зрелище, которое разыгрывается на закате, когда лучи заходящего солнца превращают здание театра чуть ли не в сказочный замок. То есть когда возводили «Бурятию», все эти нюансы учитывали.

Когда строили гостиницу «Сибирь», видимо, высчитывали только выгоды-прибыли. О том, что здание нарушит движение линии, идущей вдоль проспекта Победы, переходящей на мост и, как стрела, выводящей к театру, не думали. О том, что здание не вписывается в линию горизонта и со стороны проспекта Победы, и со стороны улицы Коммунистической, что оно не вписывается в небо, когда смотришь на него снизу – от советской администрации – тоже не думали. Это здание не вписывается даже в перспективу, которая открывается на центр с улицы Бабушкина. Кстати, белое, взлетающее здание «Бурятии» и здесь умудрилось не испортить картину. О том, что «Сибирь», как бородавка, нисколько не украшает город, конечно, никто не думал – ни тот, кто проектировал эту «дуру», как называет это здание один мой хороший знакомый, ни те, кто вкладывался в ее строительство, ни, самое главное, те, кто давал разрешение построить ее в этом месте. Интересно, нечем было думать, или незачем?

Неужели была острая необходимость в некомфортном торговом центре? В «Сибири» плохое освещение, внутри торговых точек чаще всего тесно, примерочные отвратительные, цены на товары высокие и, самое главное, находиться здесь долго может лишь стоик. В этом торговом центре невыносимо, до обморока душно!

Такая же духота и дискомфорт царят в торговом центре «Еврозона». А примыкающий к ней бизнес-центр «Европа», любовно называемый в народе «унитазом», навсегда испортил собой всю ту же историческую линию горизонта и вид на Иволгинскую долину.

Но и «Сибирь», и «Еврозона» по духоте и отсутствию какого-либо комфорта для покупателей не могут соперничать с торговым центром «Столичный». Но сначала еще один сакраментальный вопрос. Неужели у города опять была настолько острая, просто критичная необходимость в торговом центре, что под него было снесено здание особнячка, кстати, гостиницы, когда-то весьма и весьма приватной. Здание это было окружено сквером, но самое ценное, оно было компактным, красивым, логично и гармонично согласованным со всеми зданиями, которые его окружали справа, слева, по диагонали, сзади. Этот участок улицы Ленина представлял собой стильный архитектурный ансамбль. Зато теперь мы имеем серую махину, автор которой не ставил себе задачу как-то облегчить тяжесть здания, наоборот, «Столичный» нагло напирает, вываливается из общего строя улицы. Однако и «Столичный» это еще полбеды. Теперь напротив него строится еще один такой же монстр. Вот когда встанет он, мало нам всем не покажется. Представьте, как будет выглядеть улица Ленина, и без того не широкая, когда ее зажмут с двух сторон два монструозных торговых центра? Представили?

Ну тогда заодно попрощайтесь навсегда с великолепным видом на южный фасад оперного театра, на каскад террас, спускающихся от его аркады вниз по склону. Увидеть его во всей красе с улицы Ленина будет уже нельзя. А ведь автор проекта оперного Федоров ставил здание театра с учетом именно этой перспективы. И наш театр прекрасен не только своим парадным фасадом с конями над порталом, но именно южным фасадом, который, по полулегенде, задумывался архитектором как главный фасад, вход в театр. Если вы посмотрите на театр с этой стороны, вы увидите в его архитектуре явные цитаты из облика европейских дворцовых ансамблей. И вы поймете, что оперный театр не случайно памятник архитектуры федерального значения, и недаром именно это здание, а не разного рода торговые центры – визитная карточка Улан-Удэ.

Город наш, конечно, исторически торговый, но в последнее время с торговыми центрами, кажется, уже сильный перебор. Зачем продолжать строить новые и новые, когда в большинстве торговых центров пустуют иногда по две трети торговых площадей, а посетителей в них меньше, чем продавцов, а покупателей так и вообще единицы? И хоть бы одна такая новостройка была архитектурной удачей и украсила город!

«Всем миром, всем народом»

Странно, что строительство или реконструкция различных значимых объектов, равно как и разрушение известных в городе зданий, например таких, как гостиница, стоявшая на месте «Столичного», равно как и установка различных скульптур, равно как и художественная ценность и выразительность этих скульптур – все это происходит без широкого общественного обсуждения, без вопросов со стороны общественности к отцам города и градостроителям.

Вот на задах все того же строящегося торгового центра на Ленина стоит маленький ветхий домик, до революции бывший гостиницей ни много ни мало «Англетер». В ней останавливался Чехов по дороге на Сахалин. В чьей собственности этот домик сейчас? Каково его «самочувствие» сейчас, не страдает ли он от соседства с бурным строительством? Вообще считается ли он каким-либо памятником? Что будет с ним вообще?

Идет реконструкция театра бурятской драмы. Кто-нибудь знает, что будет представлять собой театр после реконструкции? Как воплотятся во внутреннем и внешнем облике театра затребованные президентом Наговицыным национальные архитектурные особенности? Это кто-то где-то с кем-то широко обсуждал?

Стало известно, что есть разработанный питерскими специалистами план реконструкции исторического центра Улан-Удэ. Где-нибудь его публиковали? Как будет выглядеть исторический город? Как пешеходная часть улицы Ленина, не случайно мгновенно прозванная улан-удэнцами «Арбатом»? В неуемном стремлении догнать и перегнать столицу мы хоть тут сравнялись с москвичами – так же, как и они, после лужковской реконструкции, потеряли культовую улицу, получив взамен него «Арбат офонаревший». Мы и улицу Ленина потеряли, и Большую Николаевскую не обрели. Исторический центр Улан-Удэ ждет та же судьба стать плохой декорацией? Или его минует эта печальная участь, и реконструкция будет самой бережной, тщательной, культурной и со вкусом?

Что будет с людьми, живущими в этой части города? Как мы будем ездить во время реконструкции? Почему эти вопросы не волнуют горожан?!

А впрочем, что реконструкция исторического города, когда мы до сих пор не знаем, как будет выглядеть развязка на Куйбышева-Балтахинова! Где-нибудь был обнародован макет этого сооружения, от которого зависит столько людей?! Как мы будем ходить? Где все-таки будут остановки транспорта? Кто-нибудь внятно ответит на эти вопросы улан-удэнцев?! Между тем к строящейся развязке есть вопросы и культурного свойства. Как известно, жители домов, оказавшихся в эпицентре строительства уже высказали тревогу по поводу сильного сотрясения земли из-за производимых на стройке работ. Судя по разразившемуся переполоху, строители и в голову не брали самочувствие людей, сохранность их жилья, а уж то, что в зоне их действий оказывается культурный объект – Художественный музей, об этом снова никто не думал. А между тем здание милиции тоже своего рода культурный объект, может, и не памятник архитектуры, но все же одно из первых каменных строений в нашем городе. Хотя есть надежда, что именно поэтому с ним ничего и не случится. Однако надежду на то, что строящееся сооружение будет действительно полезно городу и украсит его, никто не дает.

Почему мне таким важным представляется общественное мнение в этих вопросах. На сайте газеты «Информ Полис» идет обсуждение новой скульптуры «Юность Бурятии» и проекта скульптуры «Байкал». Кроме зажигательного юмора, там полным-полно здравомыслия, вкуса и умения видеть пространство. И еще огромной любви к родному городу. То есть всего того, что мы, улан-удэнцы, не наблюдаем у тех, кто по долгу службы обязан город красить, а не уродовать. А именно последнее и произошло с Улан-Удэ. Все эти годы у нашего города был шанс стать сибирским архитектурным чудом. Но благодаря тем, кто давал и дает разрешение на точечное строительство, бездумное и нецелесообразное строительство, кто принимает неталантливые, некрасивые проекты зданий, кто разрешает снос домов, которые украшали город, чуда не случилось. Лицо нашего города стало перекошенным, изуродованным. Да по сути Улан-Удэ потерял лицо. И хоть каждый метр земли утыкай скульптурами и изваяниями, между прочим, сомнительных художественных достоинств, красоту и неповторимость облика городу не вернуть.

Может быть, мы хотя бы на новых строениях будем вешать таблички с именами авторов проекта и чиновников, разрешивших строительство. А что? Зато народ будет знать своих героев и «героев», если не в лицо, то хотя бы по фамилиям.

P.S. Из-за глубокого проникновения в тему приснился мне абсурдистский сон. Будто бы в Улан-Удэ ввели штрафы за каждый плевок-харчок. Город озолотился. И заболеваемость туберкулезом почему-то упала. А уж когда ввели штрафы на каждую собачью кучку от домашней собаки, то жить улан-удэнцы стали как постояльцы самого шикарного отеля в Дубаи. Так уровень жизни поднялся.