Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

30 марта президент Бурятии Вячеслав Наговицын в прямом эфире федерального телеканала «Россия 24» рассказал о развитии республики. Речь шла об инвестиционных проектах республики, реализации федеральной целевой программы по охране озера Байкал и программ энергосбережения, а также о развитии туризма и экономики, государственной поддержке бизнеса.

– Вячеслав Владимирович, прежде всего, какие отрасли экономики Бурятии считаются наиболее инвестиционно привлекательными?

– Четыре года назад мы разработали программу социально-экономического развития, определили для себя приоритеты. Ими стали такие отрасли, как лесное хозяйство, агропромышленный комплекс, строительство, развитие транспортно-логистического комплекса, развитие туризма. Сегодня мы упорно следуем этим целям и задачам, которые поставили сами перед собой.

Определенный успех уже есть. Работают отдельные комбинаты, которые зашли на территорию нашей республики. Строится свинокомплекс на 70 тыс. голов, птицефабрика. В полном разгаре работы по строительству туристической зоны: уже зашли резиденты, которые вкладывают свои частные инвестиции в строительство отелей и создание всей необходимой инфраструктуры для того, чтобы принять туристов на берегах Байкала.

Мы поддерживаем эти отрасли, и сегодня (30 марта. – Ред.) будет презентация в МИДе России, где мы будем показывать свои проекты, которые уже получили статус и прописку на территории республики. Под них выделена земля, составлен кадастровый план, подведены электроэнергия, вода, дорожная инфраструктура.

Есть понимание, что мы хотим сделать на территории республики, вот сегодня мы будем послам всего мира предлагать эти проекты.

– Какие крупные сетевые компании, гостиничные, например, вошли в вашу туристско-рекреационную зону и собираются строить там или уже строят?

– В основном, это российские компании. Это Rusresorts, которая будет строить горно-туристический бизнес. У нас есть гора Бычья, ее высота 1771 м – длина спуска 12,5 км, то есть в России таких спусков просто нет. Уклон – 14 градусов, который предписывается для всех международных курортов аналогичного типа. Общий проект будет стоить порядка 30 млрд рублей.

Зашла компания «Метрополь», она строит так называемую рыбацкую деревню. Есть у нас великолепная бухта, которая обустраивается: строятся причальные стенки и сама деревня. Любители рыбной ловли могут приехать, поставить свой корабль, отдохнуть, выйти в Байкал.

– В Бурятии есть еще и горячие источники?

– Да, одна из зон – это Горячинск. Там есть инвестор, который собирается строить курорт, базирующийся на тех раскрученных источниках. Мы там строим большой, серьезный курорт с пятизвездочными отелями, с возможностью получить весь спектр медицинских услуг.

– Понятно, что для развития туризма у берегов Байкала нужна хорошая портовая инфраструктура, нужен качественный круизный флот. Как с этим обстоят дела?

– Нам, может быть, повезло, у нас еще с советских времен остался судостроительный завод. Одно время мы думали, что он может погибнуть, потому что никаких заказов не было, он ничего не производил. Сегодня Байкал начинает подниматься в лучшем понимании: он не просто привлекает людей, а привлекает бизнес, который строит определенную инфраструктуру для цивилизованного отдыха. Мы ведь планируем, что к 2020 году инфраструктура разовьется, и на берега Байкала будет приезжать до 2 млн граждан. А сегодня, если брать иркутскую сторону и нашу, мы превысили цифру в 1 млн туристов.

Безусловно, туристов нужно обслуживать, нужны плавсредства. Сегодня наш завод загружен работой, строит суда, поступают новые заказы. Думаю, что нам не придется таскать по железной дороге суда из Санкт-Петербурга или откуда-то из-за границы. Мы способны обеспечить свои потребности сами.

– Вы сказали перед этим интервью, что на берегах Байкала +15 градусов по Цельсию, уже теплее, чем в Москве. А для инвесторов какой вы климат создаете? Насколько тепло инвесторам на вашей территории?

– Сегодня правительство Российской Федерации ставит перед нами задачу создать хороший инвестиционный климат для привлечения инвестиций. Мы проанализировали у себя, что есть на сегодняшний день. Казалось бы, неплохие законы приняты. Но они разрозненные, каждая государственная поддержка в отдельном законе. Мы собрали все законы и создали один общий, который имеет 23 формы государственной поддержки. То есть любой бизнес приходит и выбирает те формы поддержки, которыми может воспользоваться.

Мало того, мы к этому законодательному акту разработали такой подзаконный акт, как методика использования этих норм, то есть даем инвесторам пошаговый путеводитель: как можно воспользоваться той или иной государственной поддержкой и что необходимо сделать.

Последнее, что мы сделали – создали многофункциональный центр, где фактически полностью избавили инвестора от необходимости собирать какие-то бумаги, разрешения и так далее.

Он подает заявку, мы эту заявку принимаем, изучаем. На основании этой заявки принимаем решение о том, что это нас устраивает, мы готовы вместе с этим частным капиталом реализовать тот или иной проект. Дальше все, что касается отвода земли, получения разрешения на строительство и так далее, оформляет многофункциональный центр. Это те люди, которым платит за работу наш бюджет. Сам бизнес не ходит, не собирает все эти разрешительные документы.

– Как вы контролируете колебания цен на поставки электроэнергии, энергоресурсы, транспортные услуги? Без стабильных цен бизнес не может грамотно прогнозировать свое развитие, это отражается обязательно на инвестиционном климате в регионе.

– Эта проблема существует для любого бизнеса, но ее решение лежит все-таки не в плоскости регулирования цен, потому что регулирование – это не рыночный механизм. Цены должны регулироваться рынком.

Мы должны в большей степени заниматься энергоэффективностью, снижать потребление энергоресурсов. Неважно, связано ли это с транспортными расходами, расходами на тепло, электроэнергию. Мы должны на всех направлениях работать, работать очень эффективно.

Мы сегодня разработали у себя программу по повышению энергоэффективности. В первую очередь, смотрим, как снизить объемы потребления на самих предприятиях, снизить себестоимость производимой продукции.

В этом направлении есть очень много задач, которые нам предстоит решить. Путь здесь двухсторонний. Нельзя встать на одну из сторон и говорить: «Энергетики, вы повышайте до предела, сколько угодно, а мы будем снижать потребление». Или наоборот, не снижать потребление, а всю задачу переложить на энергетиков. Нет, только двумя путями, идя навстречу друг другу, мы можем решать эту проблему.

Мы же знаем, лучшие примеры за границей показывают, что потребление по энергоресурсам на один рубль произведенного товара там в три-четыре раза меньше, чем в России. Поэтому здесь очень много задач, которые предстоит решать обоюдным путем.

– На какие средства рассчитывает республика в рамках федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории в 2011–2020 годах»? Как я понимаю, там о немалых суммах идет речь. Это и экономика, и экология. Как они будут осваиваться?

– Эта программа находится в стадии завершения, ее разрабатывает Министерство природных ресурсов. Участвуют три субъекта: Забайкальский край, Республика Бурятия и Иркутская область. Конечно, каждый субъект разработал свое видение, как решить экологическую проблему вокруг озера Байкал.

– Если брать наши предложения, они оцениваются в сумму порядка 200 млрд рублей. Но мы знаем, что на программу в общей сложности выделено 49 млрд рублей. Поэтому в первую очередь будут реализованы те проекты по проблемам, которые наносят сегодня наибольший ущерб.

Прежде всего нужно ликвидировать экологические проблемы прошлых лет экономического развития нашей страны. Есть такие комбинаты, как Джидинский вольфрамовый комбинат, когда были слабые технологии: в отвал шли отходы с не до конца изъятыми вольфрамом и молибденом. Сегодня они представляют определенную угрозу: не наносят прямого ущерба Байкалу, но, если их не ликвидировать, они могут нанести такой ущерб.

Во вторую очередь, мне кажется, нужно обязательно навести порядок на берегу Байкала. У нас там много населенных пунктов, они строились, как обычные деревни. Ясно, что там нет ни воды, ни канализации. Чтобы создать нормальные условия для людей и для экологии, нужно построить очистные сооружения, наладить утилизацию мусора, создать условия. Необходимо, чтобы развивалась вся инфраструктура для туристов.

Третья задача, которую мы ставим, – это газификация Бурятии. Не секрет, какими бы чистыми не были технологии по котельным, они имеют выбросы. Эти выбросы, так или иначе, через реки, а у нас более 300 рек впадают в Байкал, попадают в озеро. Газификация – сильное подспорье, чтобы обеспечить Байкал чистым притоком.

– Каково соотношение в Бурятии экспорта и импорта товаров и услуг? Что Бурятия импортирует и экспортирует на рынки других субъектов России, может быть, зарубежные рынки?

– Мы не будем говорить о внешних рынках как зарубежных. Мы говорим, внешний рынок – любой рынок за пределами региона. К сожалению, я должен сказать, что сальдо отрицательное. Это говорит о том, что деньги пока из региона уходят. Мы понимаем это. Мы изучили весь свой потребительский рынок, каким образом деньги утекают из республики, что необходимо сделать.

В первую очередь, конечно, необходимо обеспечить население собственными продуктами питания. Допустим, по мясу мы обеспечиваем себя чуть более чем на 25%. Вот он, пласт, поэтому принято решение о создании животноводческих ферм по выращиванию крупного рогатого скота, строительстве свинокомплекса, птицефабрики. Все эти объекты будут введены в строй уже в этом году, и мы полностью закроем эту проблему.

Мы обратили внимание, что потребляем почему-то китайские овощи, хотя климат позволяет, используя современные технологии, теплицы, полностью обеспечить себя. Поэтому принято решение о строительстве тепличного комплекса. Он находится в стадии строительства, как только мы его запустим – еще одну проблему снимем.

Таким образом, мы импорт сможем заместить собственными силами.

Но мы не ставим нерешаемых задач. Республика не может полностью все производить и потреблять сама. Конечно, должна быть кооперация. Мы изучаем возможности субъектов Российской Федерации, и там, где тот или иной продукт можно сделать дешевле, мы этим пользуемся.

Естественно, помогаем нашим производителям продвигать излишки за пределы республики. Мы очень хорошо сотрудничаем с Монголией, поставляем туда наши макаронные изделия, зерно, кондитерские изделия, товары из категории «машиностроение».

Мы занимаем позицию: все, что можно реализовать в Республике Бурятия, пользуется поддержкой, поддержкой пользуются и те предприятия, которые занимаются импортозамещением.