Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

4 апреля на федеральном канале «Россия» стартует программа «Прямой эфир» с известным телеведущим Михаилом Зеленским. Одна из передач программы посвящена скандалу с появлением в Интернете фото улан-удэнской судьи Ирины Левандовской, а также ее увольнению. В съемках нового ток-шоу приняли участие спецкорреспондент «Новой Бурятии» Сергей Басаев, а также активистки Татьяна Стецура и Надежда Низовкина.

Михаил Зеленский подался в «малаховы»

О запуске на телеканале «Россия-1» нового проекта – большого ток-шоу с участием ведущего информационной программы «Вести» и канала «Вести 24» Михаила Зеленского, я узнал в середине марта. Тогда мне позвонила редактор ток-шоу Наталья Черникова и пригласила поучаствовать в программе.

Тема была обозначена следующим образом: «Свобода слова и этические нормы в Интернете». Первоначально мне отводилась роль «циничного и безнравственного журналиста и блоггера», своего рода «киллера», убившего карьеру «симпатичной судьи Левандовской». Планировалось приглашение и других блоггеров, выставивших фото Левандовской на своих ресурсах. На самом же ток-шоу оппонировать мне должна была сама Ирина Владимировна Левандовская, а также ее коллеги из судейского или прокурорского корпуса.

Ток-шоу предполагалось в виде словесной битвы между, с одной стороны, мною, Евгением Хамагановым (условно «циничные блоггеры») и Ириной Левандовской и ее коллегами (условно – «защитники личного пространства в Интернете»), с другой стороны. Нашу перепалку «в прямом эфире» должны были комментировать в студии известные люди и специалисты («эксперты»): журналисты, люди искусства, политики, в данном случае выступающие как сторонние наблюдатели и своего рода судьи. Кроме того, в ходе прямого эфира должны были показать «синхроны» (цитаты из интервью) Надежды Низовкиной и Татьяны Стецуры, а также местных (улан-удэнских) блоггеров из числа «фанатов Левандовской», типа Константина Гетманского из газеты «Информ Полис».

В ходе шоу над всем этим делом должны были возвышаться зрители в студии, которые тоже давали бы свои оценки происходящему. Возвышаться в прямом смысле, поскольку места зрителей установлены в съемочном павильоне по принципу «амфитеатра для боев гладиаторов».

Я был согласен и дал Наталье Черниковой имеющиеся у меня контакты «нашей стороны» на ток-шоу – телефоны Евгения Хамаганова, Надежды Низовкиной и Татьяны Стецуры. Относительно Стецуры нужно подчеркнуть следующее обстоятельство. Она сегодня – бывший адвокат, а лишили ее адвокатского статуса в ходе нашумевшего судебного процесса, который вела та самая Ирина Левандовская. Впрочем, это другая история.

Ах, эти фото Левандовской…

В принципе, мне скрывать нечего, и я выложил Наталье, как на духу, всю историю появления в Интернете фото Левандовской. Вкратце эта история выглядит следующим образом. Освещая судебный процесс «бурятских правозащитниц» в газете «Новая Бурятия» и в своем блоге в «Живом журнале» (американский Интернет-ресурс LiveJournal, www.livejournal.com), я столкнулся с проблемой отсутствия у меня фото самой судьи Левандовской.

Кстати, в ходе самого процесса у нас, в принципе, были вполне нормальные отношения с ней. В конце концов, если пять человек (судья Ирина Левандовская, прокурор Екатерина Хорошева, подсудимые Татьяна Стецура и Надежда Низовкина и я) долгое время находятся в ограниченном замкнутом пространстве небольшого зала заседаний, то какие-то отношения между ними все равно складываются. Тем более, все четверо девушек явно были заинтересованными читателями моего блога.

В нашем «дружном коллективе» никогда не было ругани. Мы слегка пикировались между собой, а «подкалывали» друг друга только подсудимые и судья. Хорошева говорила редко, я вообще молчал, как и положено слушателю на судебном заседании. Менялись только свидетели и эксперты.

Судья Ирина Левандовская охотно разъясняла мне порядок судебного заседания, иногда шла навстречу, например, позволила мне зайти в зал заседаний во время процесса, когда я опоздал к его началу. Я ставил ее в известность, когда мне необходимо было сделать фото судебного процесса. Возражений у нее на этот счет не было, кроме тех, что она не разрешила мне фотографировать ее саму. Это ее право и нарушать его было нельзя.

Можно было, конечно, подкараулить Левандовскую возле суда или вообще где-нибудь на улице и сфотографировать, не спрашивая никакого разрешения. Но, во-первых, у меня нет навыков папарацци, да и не хотелось портить отношения в нашем «коллективе». Проблемой отсутствия «легальных» фотографий судьи, которыми можно было бы проиллюстрировать материал в газете или поставить в блог, я поделился с Таней Стецурой. Тем более что все имеющиеся у меня фото с процесса я уже использовал, а до конца суда еще было далеко. И тут оказалось, что Левандовская в своем кабинете при девушках-подсудимых обсуждала по телефону какие-то фото в «ВКонтакте». Обе они были пользователями этой сети и, естественно, поинтересовались, а можно ли там найти фото Левандовской. Ведь пользователи сети «ВКонтакте» сами выкладывают в Интернет свои фото, таким образом делают их доступными и распространяют эти фото в мировой паутине. Такой, я бы сказал, самопиар!

Поначалу девушки нашли по поиску в «ВКонтакте» какую-то странную «фотку», на которой была снята в профиль некая дама с сигаретой, похожая на Левандовскую. Внизу фото стоял «самопальный стих» в жанре «жду ответа, как соловей лета». Я поставил ее в блог с надписью типа «может быть, Левандовская, а может быть, и нет». Затем получил ответ в комментариях от пользователей о том, что это не она. Интересоваться у самой Ирины Владимировны было неудобно, и я забыл про эту историю. Тем более что сама Левандовская мне сообщила, что позволит «сфотать» свою персону во время зачитки приговора.

У меня тогда не было аккаунта «ВКонтакте», поскольку эту сеть, как и «Одноклассники», я считаю ресурсами спецслужб, созданными специально для облегчения работы их младшего состава в благородном деле сбора информации о гражданах. Вернемся к фото Левандовской. Где-то в конце октября – начале ноября прошлого года, когда процесс был в самом разгаре, я узнал от Низовкиной и Стецуры, что, оказывается, у Левандовской есть целая страница «ВКонтакте», где она разместила несколько альбомов своих фотографий и среди энтих фотографий есть дюже интересные. Напомню, что, если Левандовская с самого начала разрешила сфотографировать себя на самом процессе, то никому не пришло бы в голову искать ее фото в социальных сетях в Интернете.

Итак, я плюнул на свои принципы относительно спецслужб и завел аккаунт «ВКонтакте», нашел там страницу Ирины Левандовской (подчеркиваю, открытую страницу), зашел на первый из подвернувшихся под руку альбомов с ее фото и увидел там следующую картину…