Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Итак, Левандовская на фото демонстративно пьет водку из горлышка бутылки, целует и «эротично» лижет эту же бутылку (Михаил Зеленский позже сказал, что она «пьет газировку»), баюкает и прижимает к груди бутылку водки другого сорта, показывает, как ест некую субстанцию неприглядного вида из какого-то корыта (Зеленский: «пробует варенье на даче») ...

Тогда в ноябре-начале декабря 2010 года я не стал помогать Левандовской распространять ее фото из «ВКонтакте» на более широкую аудиторию. Для нашей газеты такие фото были явно «не в строку». Для моего блога они тоже не очень подходили, поскольку были чересчур «веселыми». И сама Левандовская пока не совершала никаких действий, за которые ее можно было бы так подставлять. Одним словом, «веселится деваха, ну и шут с ней»!

Конфликт судьи и подсудимых

Однако к концу года вся ситуация на процессе резко изменилась. 9 декабря на последнем заседании суда, прошедшем в обстановке относительной лояльности, Стецура и Низовкина сообщили суду о том, что 11 декабря они выезжают в Москву на общероссийский съезд «Солидарности» и на учредительный съезд новой оппозиционной партии «ПарНаС» (Партия Народной Свободы). На что они имели полное право, поскольку никакой меры пресечения (в виде нахождения под подпиской о невыезде или заключения под стражу) им не назначали. Они просили Левандовскую не проводить заседания суда в их отсутствие, то есть, примерно до 21 декабря. Однако та демонстративно назначила заседание суда на 13 декабря. Более того, она сообщила подсудимым о том, что их доставят в суд принудительно, если они не прибудут на заседание. Стецура и Низовкина подали письменный отказ явиться в суд ввиду физической невозможности это сделать. Подсудимые не явились в суд 13 декабря, затем 20 декабря (девушки к тому времени еще не вернулись обратно), затем – на 23 декабря. На последнее заседание подсудимые не явились уже в знак протеста против действий судьи.

31 декабря подсудимых доставили в суд сотрудники милиции. Произошло это в 16.00, как раз в то время, когда на улан-удэнском Арбате должна была начаться акция протеста в рамках оппозиционной кампании «Стратегия-31». Поскольку Стецура и Низовкина были заявлены организаторами, эта акция была фактически сорвана. В тот же день Левандовская сначала назначила подсудимым меру пресечения в виде подписки о невыезде, а после их отказа дать такую подписку заключила их под стражу. Тут же она объявила перерыв в судебном заседании на время новогодних каникул и преспокойно отправилась отмечать Новый год. Девушек же поместили сначала в ИВС при Советском ОВД, а затем в Улан-Удэнский СИЗО №1. Кстати, вопрос о том, имела ли Левандовская право принимать все эти решения, если, как оказалось, ее полномочия судьи закончились 28 декабря, тогда так и остался без ответа.

Можно ли «ВКонтакте» закрыть страницу

В этот момент я вспомнил про «невинные фото» Левандовской и собрался уже было выставить ее «бутылочную фотосессию» в свой блог. На следующий день я скопировал несколько фотографий Левандовской с ее страницы «ВКонтакте». Страница Левандовской оставалась в свободном доступе, а сами фото могли бы ярко проиллюстрировать, чем примерно «ее честь» может заниматься в New Year's сelebrations, пока девушки находятся за решеткой.

Эти фото не появились в моем блоге сразу после Нового года только потому, что я собирался получить от Левандовской разрешение на свидание с арестованными. Однако Левандовская выдала мне письменный отказ (на мой взгляд, безосновательный) на это заявление. Моральных оснований «жалеть девушку» больше не было. За несколько дней до приговора на одном из местных Интернет-форумов, посвященных делу Стецуры и Низовкиной, я заметил комментарий о неких интересных фото Левандовской в сети «ВКонтакте». Левандовская «закрыла» свою страницу в этой сети, оставив доступ к ней только для друзей. По крайней мере, за день до приговора ее страница была уже в ограниченном доступе. Прямая же ссылка на эту страницу работала исправно.

Телеканалу понравились фото Левандовской

Скандальные фото Левандовской появились впервые сразу же после вынесения приговора Стецуре и Низовкиной 19 января на других ресурсах (buryatia.org и burinfo.org). В своем блоге мне оставалось только добавить одну, на мой взгляд, самую «яркую» фотографию. Я выставил ее вместе с тем единственным фото Левандовской в мантии, которое сделал на последнем заседании суда, когда она разрешила ее запечатлеть.

Позже в «Живом журнале» (livejournal.com) появился «блог Левандовской», где некий пользователь от ее лица стал грозить журналистам и блоггерам судом, выдвигая свою версию о «ворах, взломавших аккаунт «ВКонтакте» и «похитивших личные фото с закрытой страницы».

В этот период и начались мои переговоры с редактором канала «Россия-1» о моем участии в одной из программ ток-шоу «Прямой эфир с Михаилом Зеленским». Редакторы второго канала провели большую работу по розыску фигурантов «дела Левандовской». Однако ее многочисленные защитники, агрессивно ведущие себя на форумах под анонимными никами, в реальной жизни не нашлись. Не оказалось желающих защищать Левандовскую и среди профессиональных адвокатов, к которым обращались редакторы. Сама Ирина Владимировна в резкой форме по телефону отказалась от участия в телепрограмме, и редакторы встали перед угрозой срыва ток-шоу. И все же телевизионщики не стали сразу отказываться от своей идеи показать в своем эфире скандальные фото судьи из Бурятии. В последний момент из-за отсутствия стороны Левандовской в «звездный корпус» телешоу, кроме меня, вошли Татьяна Стецура и Надежда Низовкина. Всем троим телеканал приобрел авиабилеты и оплатил проживание в гостинице «Звездная», что в районе Останкинской телебашни.

Как записать «прямой эфир»

Запись нашего «прямого эфира» состоялась 28 марта, в одном из павильонов киностудии им. Горького. В тот день в павильоне записывали еще несколько «прямых эфиров» с Михаилом Зеленским. В отсутствие наших оппонентов их роль должны были сыграть «эксперты». К тому времени нашу тему продюсеры объединили с историей молодой учительницы французского языка из Беларуси, участвовавшей в международном конкурсе бюстов и уволенной из школы за фото «обнаженки». Сама учительница и ее старшая сестра открывали программу душераздирающим рассказом. Из часового эфира полчаса для затравки давали экс-учительнице, а другие полчаса – Левандовской.

Звезды, эксперты и зрители

Тему программы Михаил Зеленский, одетый в узкий клетчатый костюм, объявил так: «Фото в Интернете сломали карьеру». Я был не согласен с такой формулировкой темы. Ведь у белорусской красавицы вся карьера еще впереди. Девушка вырвалась из унылой для нее школы, работает в частной фирме в сфере обслуживания и, получив международную известность, ждет предложений почитателей. В случае с Левандовской ситуация схожая. Она тоже продемонстрировала свои данные и тоже ждет. Возможно, судьей ей стать не удастся. Но вести политические дела против оппозиции она теперь может и на других, не менее ответственных постах. Я так и сказал Зеленскому, что, мол, наша Ирина Владимировна, как выразился нацлидер, свое место в строю всегда найдет!

Сама запись программы прошла скомканно. Ведущий уводил разговор с чисто политических тем, связанных с делом Стецуры и Низовкиной и собственно существа их конфликта с Левандовской. «Эксперты» тоже особой активности в критике нарушителей «личного пространства в Интернете» не проявили и высказывались большей частью нейтрально или просто рассказывали похожие истории из своего опыта. Бывший танцовщик Андрис Лиепа (сын знаменитого Мариса Лиепы) рассказал о том, как его друга, тоже известного балеруна, уволили из театра за то, что во время одного из спектаклей он надел обтягивающее трико прямо на голое тело, без обязательной «пачки», скрадывающей мужской «прибор» артиста, чем шокировал начальство.

Другой «эксперт», редактор «Московского комсомольца» Павел Гусев, правда, гневно прошелся по нарушителям неприкосновенности частной жизни. Однако то, зачем выкладывать свои фото в Интернет, а потом кричать о том, что это нельзя смотреть, шеф известного издания, грешащего интересом к приватной жизни «заказанных» персонажей, не объяснил. Впрочем, мы не почувствовали острого личного выпада и оставили высказывание без ответа. Депутат Госдумы Оксана Дмитриева (фракция «Справедливая Россия») говорила объективно, сомневалась в целесообразности заключения под стражу Стецуры и Низовкиной.

Зрительская массовка в перерывах записи «прямых эфиров» деловито перекусывала и пила кофе в коридорах киностудии. Эти же люди остались на запись следующего «прямого эфира». В хорошо поставленном «зрительском мнении», как и полагается, прозвучали резкие оценки «за» и «против». В этом смысле формальный для журнализма принцип «сбалансированного подхода» был соблюден безукоризненно.

Сама Левандовская приняла участие в программе опосредованно, не только предоставив свои знаменитые фото, но и посредством аудиозаписи. Ее «хрипушку» (телефонную запись аудиоинтервью) прослушали все участники программы. Но обсуждать там, к сожалению, было нечего, поскольку она сказала только то, чтобы к ней больше не обращались и, по-моему, просто нагрубила журналистам. Защищала Левандовскую (тоже заочно) ее бывшая патронесса, председатель Советского районного суда Татьяна Быкова. Ее «синхрон» (цитата из видеоинтервью) предоставили второму каналу коллеги из Улан-Удэ. Татьяна Быкова сообщила о том, что все ее коллеги якобы знают, что Левандовская «не пьет» и что она «проявила незрелость». Журналистов Быкова сравнила со «сворой собак».

После окончания записи оба редактора программы пообещали нам предварительно сообщить о времени выхода ее в эфир. Ждем-с.