Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Новый судья на новом рассмотрении. В Советском районном суде Улан-Удэ под председательством судьи Аюны Поповой вновь рассматривается дело Татьяны Стецуры и Надежды Низовкиной. Активистки партии «Демократический союз» и сопредседатели бурятской «Солидарности» обвиняются сотрудниками прокуратуры Бурятии в возбуждении социальной ненависти и вражды к их коллегам – сотрудникам силовых ведомств (МВД, ФСБ, ФСИН) и военнослужащим.

Предыдущее решение суда, вынесенное экс-судьей Ириной Левандовской, по жалобе Стецуры и Низовкиной было отменено кассационной коллегией Верховного суда Бурятии еще 10 марта. Назначенное Левандовской наказание в виде штрафа в 100 тысяч рублей каждой из подсудимых было признано неправомерным, а основные доказательства стороны обвинения – недопустимыми.

Недопустимые доказательства исследуются вновь

Судья Аюна Попова должна изъять из списка доказательств три заключения экспертиз, представленных прежним гособвинителем Екатериной Хорошевой. В первую очередь это экспертное заключение специалистов Забайкальской лаборатории судебной экспертизы психолога Юлии Малининой и лингвиста Галины Судоплатовой. Эксперты проводили лингвистическую экспертизу распространяемых Стецурой и Низовкиной политических листовок собственного сочинения и психологическую экспертизу, объектами которой были сами обвиняемые. Несмотря на боевитость и изобретательность в формулировках, это экспертное заключение признано судьями Верховного суда Бурятии недопустимым доказательством. Причина – грубые процессуальные нарушения при проведении и составлении экспертизы и предположительные оценочные формулировки.

Аналогичная работа их коллег, экспертов-лингвистов Уральской лаборатории судебной экспертизы, оказалась более профессиональной и не содержит грубых процессуальных нарушений. Тем не менее, эта экспертиза также не может служить опорой для доказанного обвинения ввиду своего предположительного характера. Социологическую же экспертизу сотрудники прокуратуры и Центра «Э», оказывается, вообще заказали «непрофильному» специалисту – не социологу, как следовало бы, а философу. Эта экспертиза тоже признана недопустимой в качестве доказательства.

Таким образом, в процессе нового рассмотрении дела бурятских «экстремисток» предстоит продолжительный перерыв для проведения новых экспертиз. Впрочем, судья Попова может обойтись без заключений подобных «специалистов» и самостоятельно вынести свое решение. Сами же подсудимые тоже вправе отказаться быть объектами исследования эксперта-психолога. Таким образом, психологическая экспертиза может не состояться. Впрочем, Надежда Низовкина заявила, что они, скорее всего, «из принципа» согласятся на проведение тестирования и бесед с психологом с целью показать «чем одна «малинина» (ангажированный эксперт – ред.) отличается от другой».

- В отличие от Левандовской, судья Попова начала новый процесс в другом формате. Порядок исследования доказательств здесь такой – сначала изучаются письменные доказательства, а затем будут допросы свидетелей. У Левандовской порядок был обратный – первыми допрашивались свидетели, а в конце наспех были зачитаны заключения экспертиз, характеристики и так далее. Удивило то, что было зачитано старое обвинительное заключение. Целыми кусками зачитывались характеристики наших личностей, данные психологом Малининой, и внушительные выдержки из работы Судоплатовой по поводу «вербального экстремизма». Эта экспертиза, признанная коллегией Верховного суда Бурятии недопустимой, исследовалась как полноценное доказательство! По-видимому, решение кассационной инстанции воспринято судьей просто как рекомендательное, – сказала «Новой Бурятии» Надежда Низовкина.

Забыли миграционную службу!

Первое заседание суда состоялось 14 апреля. На сегодняшний день прошло уже пять заседаний, на которых была исследована большая часть письменных доказательств. К ним относятся и большинство имеющихся показаний свидетелей обвинения. Никаких конфликтов между подсудимыми, новым государственным обвинителем Петушковой и судьей Поповой пока не было. Подсудимые дали согласие на предложение судьи не вызывать в суд тех свидетелей, которые за последнее время поменяли место жительства – большинство милиционеров, проводивших задержания Стецуры и Низовкиной во время пикетов, и студентов-юристов, получивших из рук подсудимых «экстремистские» листовки. Показания этих свидетелей были исследованы как письменные доказательства, то есть просто озвучены судьей в ходе судебного заседания.

Подсудимые настояли только на том, чтобы те свидетели обвинения, которые принадлежат к медийному сообществу (журналисты, общественники) были вызваны в суд. «Живьем» за эти пять заседаний суда были допрошены три свидетеля обвинения – сотрудник милиции, студент и я, журналист Сергей Басаев.

В ходе моего допроса 19 апреля выяснилось, что круг подсудимых по этому делу может быть значительно расширен. Он должен включать всех членов партии Демократический союз, всех дилеров партийного органа – газеты «Свободное слово», на страницах которой печатались инкриминируемые тексты, участников всех пикетов в разных городах России, в ходе которых распространялись листовки с этими же текстами или же с аналогичными словесными оборотами. Кроме того, к «социальным группам», к которым Стецура и Низовкина, якобы, возбуждают социальную ненависть, следует добавить сотрудников Федеральной миграционной службы (главных «пострадавших» от листовки «Бурятия, не будь Андижаном!» о депортации имама улан-удэнской мечети Бахтияра Умарова), работников органов исполнительной власти и руководителей правительства и администрации президента России.

Следующее заседание суда состоится 29 апреля. Предварительно на нем планируется допросить в качестве свидетеля обвинения председателя Республиканского правозащитного центра, журналиста и ученого Евгения Кислова.