Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Прошедший 10 июня в столице Бурятии съезд Межрегионального общественного движения «Всебурятская ассоциация развития культуры» (ВАРК) вызвал больше вопросов, чем ответов у его участников. И любой независимый наблюдатель может сделать единственный вывод: национальное движение бурят находится в полном тупике.

Во-первых, совершенно запуталась хронология съездов бурят в постсоветской России. Большинство участников и делегатов съезда по традиции последних 20 лет думало, что они идут на всебурятский съезд, причем шестой по счету. А оказался народ не на VI Всебурятском съезде, а на V съезде МОД «Всебурятская ассоциация развития культуры» (ВАРК). И надо вспомнить несложную хронологию национальных съездов бурят начиная с 1991 года.

Культура против политики

Итак, на I Всебурятском съезде в судьбоносном 1991 году была возрождена традиция начала прошлого века проведения всебурятских съездов. Тогда сошлись представители бывшей советской номенклатуры и новые (в то время маргинальные) лидеры бурятского национального движения (бурят-монгольская партия). Последние ставили вопрос о реабилитации «репрессированного бурятского народа» и открыто заявляли о своей цели – возвращения Бурятии прежнего названия «Бурят-Монгольская республика» и восстановления «исторической справедливости», то есть о возврате к прежним, до 1937 года, границам республики, включая территории соседних бурятских автономных округов и ряда районов Иркутской и Читинской областей.

Тогда умудренная номенклатура, возглавляемая бывшим первым секретарем Бурятского рескома КПСС Леонидом Потаповым, перехитрила молодых националистов. Вместо крепкого политического коктейля из «крамольных» идей была предложена сладко-молочная «культурная альтернатива» в виде ВАРК. Эта общественная организация была создана на I съезде. Президентом ВАРК стал авторитетный в художественной среде Даши-Нима Дугаров. В дальнейшем все последующие национальные форумы бурят проходили в той же парадигме выбора «культура вместо политики».

Затем в 1992 году лидерами БМП Владимиром Хамутаевым и Игорем Пронькиновым было создано движение национального единства «Нэгэдэл». И ко времени следующего съезда, который состоялся в 1996 году, добились некоторой радикализации национального движения бурят. На съезде была создана «политическая» общественная организация «Конгресс бурятского народа» (КБН), которую возглавили более опытные и более известные Евгений Егоров, Леонид Турбянов и Геннадий Манжуев. Деятели КБН не скрывали, что претендуют на роль выразителей политических интересов бурят и не исключали возможности своего участия в предстоящих в 1998 году вторых выборах президента и Народного Хурала Бурятии.

Однако в дальнейшем деятельность Конгресса постепенно сошла на нет. К тому же в правительстве и Народном Хурале Бурятии при президенте Потапове сложился некий этнический паритет. Ко времени следующего по времени III Всебурятского съезда политические проблемы были не так остры, а образованный на II съезде Конгресс бурятского народа уже не имел ресурсов для проведения съезда. И Леониду Потапову вновь удалось направить движение бурят в безопасное «культурное русло». Роль первого организатора III Всебурятского съезда взяла на себя ВАРК. Но после неожиданного ухода из жизни первого президента ВАРК Даши-Нимы Дугарова съезд прошел не в 2001 году, как предполагалось, а в 2002 году. Новым президентом ВАРК стал ученый-физик Дандар Сандитов.

IV Всебурятский съезд был внеочередным, и состоялся он в июне 2003 года в поселке Усть-Ордынский. Он был созван в связи с планами объединения Иркутской области и Усть-Ордынского автономного бурятского округа и лишением округа самостоятельного статуса. На этом экстренном форуме политика явно преобладала. Все делегаты без исключения осудили планы упразднения бурятской автономии и отправили скандальное обращение президенту России Путину. В документах съезда опять появилось требование «восстановить справедливость» и провести объединение регионов другим образом – восстановить Бурятию в границах 1937 года.

В перерыве между IV и V съездами в ВАРК сменилось два президента. Сначала в 2004 году ушел в отставку Дандар Сандитов, затем в начале 2006 года умер от инфаркта после своей страстной речи против планов слияния Иркутской области и УОБАО третий президент ВАРК, ученый-филолог Бато Баяртуев. V съезд был проведен ВАРК 29 июня 2006 года под полным контролем правительства Бурятии, опасавшегося попыток осуждения съездом политики федерального центра по «укрупнению регионов». Однако и на этом съезде не обошлось без политики. Несколько активистов из Республиканского объединения молодых ученых (РОМУ) и национального правозащитного движения «Эрхэ» («Право») провели в знак протеста против ликвидации бурятской автономии одиночные пикеты у входа в здание бурдрамы, где проходил съезд. Пикеты завершились шумным задержанием пикетчиков в милицию, не менее шумными судами и реакцией прессы. На самом же съезде организаторам удалось избежать обсуждения острого национального вопроса и вновь направить все внимание делегатов на вопросы развития бурятского языка и культуры. Президентом ВАРК стал вернувшийся с дипломатической работы в Монголии Геннадий Манжуев. А самому ВАРК на съезде был придан статус «межрегионального общественного движения».

Однако долго просидеть в кресле президента «культурного движения» Геннадию Манжуеву, в прошлом одному из лидеров почти канувшего в Лету Конгресса бурятского народа, не удалось. После 2008 года прекратилось финансирование ВАРК со стороны упраздненных бурятских округов – Усть-Ордынского и Агинского. Со стороны правительства Бурятии деньги тоже перестали поступать из-за настойчивых попыток самого Манжуева и нескольких активистов провести внеочередной Всебурятский съезд для объединения двух организаций – ВАРК и КБН, с получением для лидеров Конгресса официального статуса и доступа к бюджетным средствам, которые ранее получал ВАРК.

Но провести внеочередной съезд Манжуеву не удалось из-за отсутствия кворума на организационных заседаниях. Фактически прекратилась и финансовая помощь ВАРК со стороны правительства Бурятии. В итоге Геннадий Манжуев сам подал в отставку, а его место занял председатель Комитета по межнациональным отношениям Народного Хурала Бурятии и любитель «культуры» Владимир Булдаев.

При Булдаеве VI Всебурятский съезд не состоялся. Зато в преддверии юбилея 350-летия добровольного вхождения Бурятии в состав России, наконец, прошел Vсъезд МОД ВАРК. Возник вопрос: почему же не первый съезд, ведь ассоциация до этого проводила всебурятские съезды, а не съезды ВАРК.

Вероятно, замысел здесь очень простой и не лишен коварства. Во-первых, ВАРК теперь может застолбить за собой всю хронологию съездов с 1991 года. И, скорее всего, из этой хронологии можно исключить «крамольный» съезд 2003 года, а из истории изъять эпизод с осуждением объединений округов. Во-вторых, активисты национального движения получают следующий посыл от власти: «отныне не будет никаких «всебурятских съездов». Будут только съезды ВАРК, а поскольку ВАРК – это культурная организация, говорить на этих съездах можно будет только на тему культуры!».

Пятый или первый?

Владимир Булдаев 10 июня в оперном театре, отвечая на письменный вопрос, сказал, что тема реабилитации бурятского народа не рассматривается здесь потому, что «буряты не являются репрессированным народом», а что его ассоциация занимается «только вопросами культуры». Этот пятый (или все-таки первый?) съезд ВАРК войдет в историю как самый аполитичный съезд представителей бурятского народа. На пленарном заседании делегаты съезда и наблюдатели имели возможность услышать только самого Булдаева, президента Бурятии Вячеслава Наговицына, главного федерального инспектора в Бурятии Сергея Шилина, официальных представителей бурятских округов, Народного Хурала и культурных обществ бурят в разных уголках земли. «ВАРК как общественное движение стал центром притяжения этнической Бурятии», – сказал в своем отчетном докладе на съезде президент ВАРК Владимир Булдаев.

Остальные выступающие упомянули в своих речах символичность времени проведения съезда – в преддверии «большой юбилейной даты». До начала пленарного заседания на съезде прошло пять «круглых столов» на пяти «дискуссионных площадках» по следующим темам: проблемы бурятского языка, образование и наука, культура и традиции, интеграция в мировую культуру и сохранение национальной идентичности, трансформация хозяйственных укладов и здоровый образ жизни – основа сохранения этноса.

На фоне традиционного плача на тему «нет языка – нет народа» относительно свежие мысли прозвучали в выступлении модератора одного из «круглых столов».

- На нашем «круглом столе» говорилось о такой возможной тенденции, что бурятский язык лет так через сто исчезнет, но бурятская идентичность и культурная компетентность останутся, – успокоила присутствующих доктор истории Любовь Абаева. – Кроме того, поступило предложение начать строить в Улан-Удэ крематорий для того, чтобы люди могли совершать модернизированный обряд кремации, которому раньше подвергались и буддисты, и шаманисты. Напомним, у бурят существовало несколько способов захоронения, а место захоронения потом, как правило, не посещалось.

Бурятские обиды

Отойти от культурных вопросов и рассказов о жизни землячеств участникам съезда удалось лишь однажды, в самом конце пленарного заседания, когда к микрофону буквально прорвался Геннадий Манжуев. Экс-президент ВАРК сорвал овации зала, высказав президенту Бурятии Вячеславу Наговицыну все свои «бурятские обиды».

- Почему у нас в республике засилье заезжих руководителей? Я не имею в виду Вас, Вячеслав Владимирович, – обратился в главе республики одетый в национальный костюм Геннадий Манжуев. – Почему сегодня наши кадры – буряты, которые занимают третье место в России по уровню образования, – не у дел? Мы видим, что два наших самых заслуженных офицера-полковника, это Вячеслав Мархаев и Аламжи Сыренов, попали в разряд изгоев в своем родном МВД. А заезжие Цукрук, Сюсюра и сейчас Зайченко (три последних министра МВД Бурятии. – С.Б.) везут за собой целые команды заместителей, получают квартиры и звездочки. Для чего приезжал в республику Ковалев, бывший руководитель Вашего аппарата? Восемь месяцев всего проработал, и все вокруг говорили, что у него в глазах одни доллары! Для чего Вы назначили себе заместителем Полосина, который шесть месяцев порулил, а потом отвалил? Ну что за экспериментальная площадка? Я думаю, что мы, буряты, не малочисленные народы Севера, как чукчи, тофалары и эвенки.

На съезде ВАРК был избран новый состав Совета ассоциации. Владимир Булдаев сохранил за собой пост президента. Пока ничего не известно о намерениях «политиков» перехватить инициативу, создать свою, неподконтрольную правительству Бурятии организацию и продолжить традицию проведения всебурятских съездов. По своей хронологии.