Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Сибирь издавна называли «тюрьмой без решеток». Царизм, превращая суровый край в место каторги и ссылки, мало заботился о своих жертвах. Тысячи каторжан погибали, не выдержав всех тягот и лишений долгого пути в Сибирь.

«Государева дорога», как называли еще Сибирский (Московский) тракт, уголовных и политических. Первым известным «узником совести» проследовал в Сибирь главный «ослушник» протопоп Аввакум. Гнали по тракту сподвижников Емельяна Пугачева, закованного в кандалы Радищева, Достоевского. В 1826 году в ссылку пошли декабристы, затем от этапа к этапу – петрашевцы, затем участники польских восстаний.

Дорога в страну изгнаний была олицетворением слез и мучений. В палящий зной и лютый мороз тянулись на восток нескончаемые этапы ссыльнокаторжных. Звеня кандалами, шли партии по несколько сотен человек, связанные веревками или цепями. По этапу шли старики, женщины и дети. Продолжительность перехода от Петербурга до Иркутска доходила до двух лет. Через каждые два дня пути был положен отдых в пересыльной тюрьме. Одна из таких тюрем находилась в Верхнеудинске. Располагаясь на Московском тракте, Верхнеудинск был крупным этапным пунктом на пути следования партий к месту отбывания наказания, хотя и сам путь до этих мест был сущей мукой.

Первой тюрьмой Улан-Удэ можно считать тюрьму Удинского острога. Потеряв военное значение после заключения мирного договора с Китаем, крепость использовалась как тюрьма и склад. Она была ветхой и просуществовала недолго. В 1816 году закончилось строительство деревянной двухэтажной тюрьмы. Это здание несколько раз горело, к 1869 году окончательно пришло в негодность после очередного пожара. Власти приняли решение о строительстве новой тюрьмы.

На правом берегу Селенги в двух километрах от города началось строительство нового тюремного замка из камня по проекту иркутского губернского архитектора Штерн фон Гвяздовского. На берегу реки сколотили бараки, на стройку стянули заключенных со всей Восточной Сибири. Завершилась стройка в 1887 году. Тюремная новостройка даже стала на какой-то период главной архитектурной достопримечательностью и вызывала у жителей города определенную гордость. Издали в дымке тумана здание напоминало огромную белую птицу, парящую над Селенгой. Многие путешественники, подъезжая к городу, принимали трехэтажное здание за университет или большую лечебницу. Французского писатели Поля Лаббэ в конце XIX века восхитил Верхнеудинск с его церквями и белоснежной тюрьмой. Издали город показался ему великолепным, а вблизи оказался большой деревней, не имеющей удобств для постояльца.

Верхнеудинская тюрьма относилась к тюрьмам общего устройства и находилась в ведении городской управы. Тюремное устройство в Сибири предполагало определенную специализацию. В Верхнеудинске чаще сидели за бродяжничество, растраты и убийства. Политических содержали в Баргузинской тюрьме-остроге, там отбывали срок петрашевец Н.П. Григорьев, народоволец Н.С. Тютчев и «бабушка русской революции» Е.К. Брешко-Брешковская.

Первоначально в Верхнеудинском тюремном замке содержалось около 200 человек, однако вскоре она оказалась переполненной. На 1901 год число арестантов тюрьмы всех категорий насчитывалось 775. Скученность приводила к антисанитарии и вспышкам заболеваний, частым был брюшной тиф.

Отопление в тюрьме было печное, коридоры отапливали буржуйками, воду доставляли в бочках. Дрова под наблюдением надзирателей приносили заключенные. В камерах всегда был спертый воздух из-за отсутствия вентиляции, в коридорах царил полумрак. В больших камерах содержалось по 60–70 человек. В сложных сибирских условиях тюремная администрация стремилась придерживаться установленных норм питания. Однако продуктов не хватало.

Тюрьма являлась преимущественно следственной, поэтому отличалась довольно жестким режимом. Здесь применялись наручники, заключенных приковывали к стене, проводилось клеймение преступников. Например, клеймо в виде буквы «Б» ставилось на правой руке заключенных, совершивших побег. В пыточных камерах подвалов проводилось дознание. При тюрьме существовала должность палача. В Национальном архиве РБ сохранились такие документы, как «Дело о прикованных к стене арестантах, 1852 год», «Дело о клеймении беглых ссыльных», «Дело о доставлении сведений о палаче Верхнеудинской тюрьмы Павлове, 1867 год», «Дело о наказании палача Афанасьева за буйное поведение в тюрьме, 1859 год».

Первые наручники, или, как их еще называли, «предупредительные связки», появились в Верхнеудинской тюрьме в 1908 году. Чертежи наручников утверждал сам министр внутренних дел Петр Столыпин, поэтому эти наручники долгое время называли столыпинскими. Впрочем, наручники применяли только в крайних случаях, так как для работы заключенных руки должны были быть свободными. А трезвая рабочая сила, сосредоточенная в тюрьме, всегда была востребована в городе. В остальном же тюремная жизнь текла своим чередом.

Тюремное управление предпринимало некоторые меры для улучшения нравов арестантов. При тюрьме была организована школа для обучения арестантов грамоте. Первым ее учителем был Константин Григорьевич Громеко, преподававший в уездном училище. В тюрьме имелась библиотека, выписывались книги и газеты, для нужд школы приобретались учебники. Библиотека пополнялась еще и за счет частных пожертвований. В свое время значительный подарок тюрьме сделало благотворительное общество Санкт-Петербурга. В архиве сохранилась опись книг тюремной библиотеки.

В марте 1891 года при тюрьме была открыта мастерская, в которой арестанты занимались резьбой, столярным, слесарным и сапожным ремеслами. Эта традиция сохранилась и в последующие времена. При тюрьме были хлебопекарня, баня, огород. Заготавливались капуста, лук и черемша. В тюремной конюшне содержались лошади для хозяйственных нужд.

В 1886 году за счет казенных средств была построена тюремная церковь «Всех скорбящих радостей Божией Матери». Богослужения свершались причтом Верхнеудинской Спасской церкви. Священники учительствовали и в тюремной школе. Сохранился документ о назначении в 1899 году священником тюремной церкви Бориса Климовича. Содержалась церковь за счет пожертвований купцов Голдобина, Фролова, Кобылкина. На определенный период купец 1-й гильдии Кобылкин даже был утвержден старостой тюремной церкви.

В целях облегчения участи арестантов в 1853 году было образовано Верхнеудинское попечительское отделение. Подчинялось оно в ту пору комитету по тюрьмам, который находился в г. Чите. Представительствующим директором тюремного отделения на общественных началах назначался представитель духовного или купеческого сословия. Уделялось внимание содержанию и устройству тюремной больницы и приюта для арестантских детей. Одной из главных задач отделения было продвижение ходатайств арестантов в вышестоящие органы о сокращении сроков наказания.

Много средств в содержание тюрьмы вкладывал купец Пётр Тивуртиевич Трунев. По страшной иронии судьбы этот попечитель и жертвователь тюрьмы в ней же и погиб в 1931 году от брюшного тифа после ареста органами ГПУ. На следующий год в тюрьме умерла его жена Зинаида Александровна Трунева, родная сестра Екатерины Танской.