Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

На остров Ольхон, родину моих предков, я собралась не впервые, но после значительного перерыва. Потому открыла для себя много нового.

Теплоход хорошо, а «микрик» – лучше

Из столицы Бурятии уехать на Ольхон на общественном транспорте почему-то до сих пор не представляется возможным. Знаю лишь, что из Усть-Баргузина в иркутскую сторону курсирует временами водный транспорт. Ну а на колесах добираться на остров нужно своим ходом или через Иркутск. Оттуда, прямиком из центра города, на Ольхон чуть ли не каждые полчаса курсируют микроавтобусы. Ольхонское направление в соседнем городе весьма популярно, чего не скажешь об Улан-Удэ.

Улан-удэнцы в большинстве своем предпочитают не заморачиваться «дальними» поездками на Байкал. А зря. Всего какая-то тысяча километров – и ты уже у паромной переправы МРС в поселке Сахюрта под названием «Ольхонские ворота». Последние годы здесь действуют уже два парома, а не один. Поэтому грандиозной очереди с неизбежными скандалами, как в былые годы, уже нет. Правда, в этом году иркутские власти экологичности ради ввели некое ограничение на въезд. Потому лучше и быстрее добираться на общественных автобусах, которые проходят без очереди.

Паром работает весь световой день с интервалом около часа. Скопление машин образуется, конечно, в августовские выходные, но ждать своей очереди на паром несколько часов уже не приходится. Въезд на остров нынче стал платным. К тому же въезжающих на остров регистрируют. Потому каждый гость здесь на учете, что значительно облегчает полицейскую работу в случае чего.

Свет провели, а воду – забыли

На Ольхоне несколько сельских поселений, самое большое из которых – село Хужир. Трудно представить, что всего шесть лет назад на острове вовсе не было электричества. Оно отсутствовало на острове больше десяти лет, со времен перестроечной разрухи. Когда в начале лихих 90-х рухнули советские устои, прекратил работу и местный рыбокомбинат, главное островное предприятие. Говорят, на Маломорском рыбокомбинате перерабатывали рыбу даже с Дальнего Востока. Сейчас на пристани как напоминание былой бурлящей жизни покоятся остовы рыболовецких катеров, на которые теперь ради любопытства лазают загорающие на пляже.

- Мой отец, который прожил здесь всю жизнь, и представить не мог, что сюда будут приезжать люди со всего мира и просто созерцать природу. Мы, выросшие здесь, просто жили, и для нас все эти красоты были обычной вещью, – говорит жительница Хужира Татьяна, у которой я снимала комнатку. Кстати, цены неблагоустроенного жилья на острове около 300–400 рублей в сутки в частном секторе и около 1000 – на турбазах.

Приезжают сюда, конечно, в основном автоиркутяне. И просто живут «дикарями» в палатках прямо в песчаных бухтах, где хорошо прогревается вода. Также на Ольхон приезжает большое по сравнению с бурятской стороной Байкала количество иностранных туристов. Для них все здесь – и толща пресной воды, и крутые склоны, и изумительный воздух – кажется сказочным. Надо сказать, что в Хужире, как в любой иностранной столице, почти все надписи дублируются на английском языке, что говорит о большой туристической составляющей местного бытия.

Готовят в многочисленных местных заведениях отлично. Бууз мало, зато рыбные блюда в широком ассортименте. Цены высокие. В Хужире есть два музея, несколько кафе, продовольственных и сувенирных магазинов. Имеются даже Интернет-кафе в разных местах села. Продаются карты wi-fi. Как бы парадоксально это ни звучало, но на острове, со всех сторон окруженном пресной водой, дефицит этой самой воды, потому что до сих пор в Ольхоне не проведен водопровод. Жителям деревень привозят платную воду, 45 рублей за бочку.

Местный Миклухо-Маклай

У всех на устах самый известный и обеспеченный житель на острове по имени Никита Бенчаров. Едва разговор заходит о туризме, все сводится к нему. Человек с западной части России 15 лет назад впервые посетил эти места туристом. Да так и остался, быстро поняв, что этот тогда еще диковатый край можно превратить в туристический рай. Местные жители рассказывают, что пришлый парень, приехав в одиночестве, сломя голову носился по деревне, налаживая связи. Он быстро понял менталитет местных жителей, сумел их обаять и расположить к себе. Надо сказать, что «приручить островитян» не так просто. Те отличаются весьма крутым нравом. Потому постоянно и курсируют по острову полицейские «уазики».

Бенчаров первым начал сдавать дома на Ольхоне туристам, привлекая к бизнесу ольхонцев. А они до этого и предположить не могли, что вот так просто можно принимать у себя людей за деньги. Туристов Бенчаров привлекает при помощи Интернета. Поэтому на его турбазе – в основном люди из западных регионов страны или иностранцы.

Именно Бенчаров организовал на острове инфоцентр, где можно узнать все об острове, заказать экскурсии, взять на прокат все, что душе угодно: велосипед, квадроцикл или лошадь. К слову, в бурятских туристических местах до сих пор нет подобных инфоцентров с таким богатым набором движущихся средств напрокат. Теперь на острове не одна турбаза, но экскурсии лучше заказывать у Никиты, потому что он на этом, как говорят местные, собаку съел. К тому же и цены у Бенчарова на экскурсии несколько ниже, чем у конкурентов.

Популярный «шоу-шаманизм»

Из всех живописных мест Ольхона всем предлагают посетить мыс Хобой (с бурятского – «клык»). Это самая северная точка острова. Это одно из сакральных мест Байкала, место соединения Большого и Малого Морей, где видны очертания дальних гор и полуострова Святой Нос на фоне бескрайней голубой глади.

Маршрут проходит через деревню Харанцы, красивые песчаные дюны деревни Песчанка, где в послевоенные годы был островной лагерь для заключенных (не сохранился). В лесу расположено заброшенное кладбище. Интересно, что в деревне Песчанка, говорят, живет всего одна-единственная жительница – бабуля, не пожелавшая покидать родное место.

Можно наведаться и на живописнейший мыс «Три Брата» – мраморные скалы, покрытые лишайниками. Здесь расположены небольшая метеостанция и отделение Института земной коры. В горе Толгой находится небольшая пещера, в которой местный краевед Ревякин нашел фрагменты керамики, нефритовый нож древнего человека. 1 августа жители острова праздновали день рождения краеведа, основавшего в Хужире местный музей.

Экспозиция музея, что называется, собрана «с миру по нитке». Кроме этнографических экспонатов здесь можно увидеть и черепа животных, и заспиртованных рептилий, и поделки местных умельцев, и дары гостей в виде засушенных скатов или египетских папирусов.

В те несколько дней, что я провела на Ольхоне, мне удалось лишь совершить конный вояж на озеро Шара-нур (в переводе с бурятского Желтое Озеро). Это единственное озеро на острове с минерализованной водой, которая обладает целебными свойствами, от растворенных минеральных солей при купании в озере тело кажется красным. Грязь из озера помогает при различных заболеваниях – например, при артрите.

Мечталось полетать на параплане над знаменитой горой Шаманкой. Но слишком уж дорогое это удовольствие. По незнанию или просто ради экстрима туристы залезают на вершину Шаманки, хотя это запрещено. Особенно женщинам. Поэтому здесь нередки несчастные случаи – падения со скалы. Местные люди уверены, что происходит это отнюдь не случайно – никому нельзя нарушать заповеди хозяев этих мест.

В мифах и легендах бурят Ольхон – обиталище грозных духов Байкала. Сюда, по преданиям, спустился с неба Хаан Хото Бабай, посланный на Землю высшими богами. Здесь живет в образе белоголового орла-беркута его сын Хаан-Хубуун Нойон, который первым получил шаманский дар от тэнгэри. По одной из легенд, на острове находится могила Чингисхана. Согласно старинным народным преданиям, в пещере скалы Шаманки живет владыка подземного мира Эрлик-хаан.

Кстати, своеобразным «просветителем» на острове является шаман Валентин Хагдаев, житель села Еланцы. Местные почему-то недолюбливают этого человека, считая, что тот, с подачи одной иркутской газеты, занимается «шоу-шаманизмом» для приезжих людей и гребет деньги лопатой. Я неплохо знаю этого человека и скажу, что это не так. Однажды он очень помог мне. К тому же человек он образованный и очень общительный. Потому к нему в основном и обращаются иркутские турагентства, чтобы развлечь туристов.

Вот и в этот раз на закате дня на живописном склоне Бурхана я встретила толпу веселых людей, танцующих ёхор. Это были туристы из разных регионов России. Руководил действом Валентин Хагдаев. Во время танца Валентин популярно объяснял то, что трудно понять нешаманисту. Он даже совершает показательные мини-тайлаганы для приезжих. Не всегда же туристам удается попасть на настоящий молебен. Люди с упоением делают подношения, считая, что этим ублажают местных духов, которые подарят им еще немного солнечной погоды.

А в результате все достается жирным ольхонским чайкам, которые стаями приседают на место молебна. У меня при виде этого почему-то возникает аналогия с Венецией. В теле каждого венецианского голубя живет душа того или иного человека, посетившего Венецию. Явно и чайки на Ольхоне выполняют свою мистическую роль.