Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Итоги перехода бурятской милиции в полицию подвел 9 августа на пресс-конференции министр МВД по Бурятии, полковник полиции Александр Зайченко. По его информации, в ходе реформирования бурятской полиции были сокращены 1554 сотрудника, что составляет 22 % штатной численности личного состава. Однако при этом реально уволенных милиционеров насчитывается 224, в том числе 122 – с правом выхода на пенсию. Основное количество из этих полутора тысяч сотрудников было перемещено внутри самого ведомства.

– С точки зрения коррупционного нарушения закона и личной дисциплины основное количество сотрудников достойны, чтобы служить в полиции. С учетом небольшой численности гарнизона бурятской полиции эта цифра нормальная. Костяк сохранен, – отметил Александр Валентинович. – Было много одиозных личностей, которые ни в милиции, ни в полиции, на мой взгляд, служить были недостойны и от которых мы избавились за эти 1,5 года.

Всего, по словам Александра Зайченко, к аттестации был представлен 5421 сотрудник. По итогам к службе в полиции рекомендованы 5364 милиционера (98,9%), а 57 было предложено продолжить службу в других органах. Дела 230 сотрудников не выносились на рассмотрение аттестационных комиссий в связи с подачей рапорта об увольнении из органов внутренних дел. В основном это милиционеры, которые ушли на заслуженный отдых. Также комиссия рассмотрела дела 76 сотрудников, которые были командированы в северокавказский регион.

Каждый претендент на зачисление в органы полиции рассматривался со всех сторон. В работе центральной аттестационной комиссии (ЦАК) принимали участие не только руководители и сотрудники МВД Бурятии, но и председатель Совета ветеранов и председатель общественного совета при ведомстве, а также представители управления УФСБ Бурятии.

– Хочу отметить, что в ходе аттестационных мероприятий ни одного протеста, жалобы в адрес ЦАК не поступило. Только один человек пришел ко мне на прием, – сообщил Александр Валентинович. – Комиссия вновь рассмотрела его дело, и его все-таки рекомендовали в полицию. Потому что я считаю, что он не потерянный человек, может работать и приносить пользу.

Не прошедшим аттестацию милиционерам было предложены должности «во внутренней службе и юстиции». «Другое дело, что не все соглашаются с этим», – отметил Александр Зайченко. В настоящее время в службу занятости обратилось 50 человек. Из них трудоустроено 18. Сейчас создается комиссия по трудоустройству и бытовому устройству высвобожденных милиционеров. Также министр отметил, что в министерстве были проведены рабочие встречи с руководителями частных охранных предприятий. «К нам обратились за помощью в кадровом укреплении УФСИН и служба судебных приставов, – рассказал Александр Зайченко. – Каждые десять дней мне предоставляют список всех уволенных. Это дело принципа. Будем до последнего заниматься вопросами тех сотрудников, у кого не было выслуги на пенсию»

В настоящее время завершается техническая работа по подписанию приказа о назначении людей на конкретные должности. Все вывески, названия, штампы, наименования из милиции переделываются в полицию. Также министр сообщил, что полицейские будут носить форму нынешнего образца до 2012 года, поскольку «это более дорогостоящее и масштабное мероприятие».

Три вместо семи

Полицейская реформа сократила значительное число чиновников в погонах. Так, если раньше у главы МВД Бурятии было семь заместителей, то сейчас их осталось трое. Номинальным первым заместителем министра, начальником полиции является полковник полиции Олег Калинкин, заместитель министра по общим вопросам – полковник внутренней службы Андрей Муравьев. Третьим замом по следствию назначен полковник юстиции Владимир Левченко, недавно прибывший из Омска.

– Это единственный из моих заместителей, кто не местный. Я знаю этого человека 20 лет. Он профессионал, почти всю свою служебную деятельность провел в органах предварительного следствия. Мы с ним работали вместе. Когда я был начальником окружного УВД, он был моим замом по следствию, – рассказал Александр Зайченко. – В нашей республике более двух лет не было руководителя этого подразделения. А следствие – это самое элитное подразделение, «белая кость». Больше двух лет без поводыря, извините меня, это, наверное, неправильно.

Все остальные замы министра сокращены. По словам министра, это позволило даже в ходе сокращения штата укрепить отдельные структуры. В частности, службы специализированного дознания.

Согласно реформе, из 22 территориальных органов внутренних дел по сельским районам осталось только 15. Это стало возможным благодаря укрупнению. Например, Баунтовский ОВД объединил районные отделы по Баунтовскому и Еравнинскому районах, в Северобайкальский вошли УВД по г. Северобайкальск, Северо-Байкальский район (п. Нижнеангарск) и Муйский район (п. Таксимо). Тункинский ОВД объединил Тункинский и Окинский отделы. В Мухоршибирский ОВД вошел Тарбагатайский отдел, в Баргузинский – Курумканский, в Хоринский – Кижингинский.

– Органы внутренних дел организуются в муниципальных образованиях с численностью населения не менее 25 тыс. человек, – пояснил министр. – Также исчезло понятие «аппарат МВД, органы и подразделения». Это дает нам возможность маневрирования. Мы можем наиболее проблемные территории и службы укреплять за счет тех подразделений, которые сегодня менее востребованы.

Кроме того, в структуре бывшего аппарата МВД были упразднены такие известные подразделения, как управление уголовного розыска, управление по борьбе с экономическими преступлениями и управление по борьбе с налоговыми преступлениями. Все они объединены в одно управление – организация оперативно-розыскной деятельности. Также исчезли такие обобщающие понятия, как милиция общественной безопасности и криминальная милиция, которые сейчас называются полицией.

Однако некоторых служб изменения не коснулись. Это оперативно-розыскные части по линии уголовного розыска, центр по противодействию экстремизму, центр кинологической службы, ГИБДД (немного сокращен личный состав – ред.) и т. д. Кроме того, изменениям и сокращениям не подверглись два подразделения – бывший ОМОН, который сейчас носит название «отряд особого назначения» (ООН) и бывший ОМСН – отряд специального назначения.

– Это люди мужественной профессии, которые регулярно выезжают в командировку в Чечню. Сколько это будет продолжаться, никто не знает, – отметил министр. – Но они немногочисленны по своему составу и решающего влияния на процессы не оказали. А все остальные подразделения в среднем были сокращены примерно на 22%. Мы не навязали кому-то больше, кому-то меньше.

Отбор, а не набор

После завершившего реформирования с 1 января 2012 года все структурные подразделения полиции будут финансироваться за счет федеральных средств. На практике это выразится в значительном увеличении заработной платы. Например, старший лейтенант районного звена со стажем работы 10 лет будет получать в совокупности 49 тыс. рублей в месяц. В эту сумму включаются 13-я зарплата, единовременные денежные пособия и другие выплаты. «Это позволит осуществить не набор в полицию, а отбор. За такие деньги мы вправе выбирать и принимать на работу лучших», – подчеркнул министр.

Также, по словам министра, существенно повысится пенсионное обеспечение сотрудников органов внутренних дел. Если ранее денежное содержание милиционеров складывалось из большого количества надбавок, которые в последующем не влияли на размер пенсии, то увеличившиеся в 3–4 раза оклады будут напрямую влиять на сумму пенсии. После 1 января 2011 года средняя пенсия сотрудника органов внутренних дел будет составлять около 20 тыс. рублей.

Техника вместо людей

Эффективность работы полицейских будет повышаться за счет укрепления материально-технической базы и применения специальных средств. По словам министра, ожидается значительная модернизация за счет региональных программ. Пока речь идет о миллионе долларов, которые пойдут на закупку техники.

– Это все предварительно. Помимо всего прочего, мы продолжаем развивать систему снабжения за счет федерального бюджета. В этом смысле мы планируем значительное изменение в лучшую сторону, – отметил он. – Транспортом бурятская полиция обеспечена хороша. Нам бы больше хотелось техники, связанной с развитием системы АПК «Безопасный город». Ведь мы не можем физическими силами перекрыть всю столицу.

В настоящее время под «всевидящим оком» видеокамер слежения находится весь центр города. Установленные камеры способны двигаться в разные стороны и записывать происходящее в течение нескольких суток. С начала года именно с помощью камер был раскрыт ряд тяжких преступлений. В текущем рейтинге МВД самых популярных преступлений – грабежи и кражи.

При этом беспристрастные кадры с видеокамер говорят и о возросшем безразличии граждан. Очень часто во время совершения грабежей и других противоправных действий люди проходят мимо, ничего не предпринимая. Поэтому полицейские информируют о том, что если вы стали очевидцем преступления или его жертвой, то нужно нажать специальные тревожные кнопки гражданина, которые установлены в центре города, или позвонить по телефону «02» (с сотового телефона «020»).

Работа трех дежурных частей, дислоцирующихся на территории города, операторов «02» и видеонаблюдения координируется управлением дежурных нарядов. Это подразделение является мозговым центром полицейской работы, в котором круглосуточно контролируется обстановка в Улан-Удэ. «Здесь сосредоточены все базы данных, сюда стекается вся оперативная информация в городе. Мы прихватываем и близлежащие районы. Здесь обрабатывается не только информация, касающаяся совершения преступлений, но и общественно значимые происшествия (ЧС, лесные пожары и т.д.), – рассказал «Новой Бурятии» начальник управление МВД России по г. Улан-Удэ

Александр Гусак. – Планируем оборудовать дежурные экипажи спутниковой навигационной системой ГЛОНАСС. Это поможет оперативному дежурному еще быстрее руководить полицейскими нарядами. При совершении преступлений он будет своевременно направлять группу задержания, которая ближе всех находится к месту преступления».

В завершение пресс-конференции министр отметил, что пока судить об итогах реформы рано.

– Имидж МВД Бурятии складывается из ощущения эффективности нашей работы. Когда люди будут спокойно гулять по улице, когда потерпевший будет получать назад украденную у него вещь, тогда и будет меняться отношение к полиции, – отметил Александр Зайченко. – Сроки для этого изменения пока еще крайне недостаточны. По закону о полиции, при оценке деятельности того или иного территориального органа главное – это рейтинг. Мы будем работать на это. Чтобы уходили от такого понятия, что полицейские – это «держиморды».

Силена Штольц