Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Михаила Ходорковского и Платона Лебедева по второму делу осудили ни за что. К такому выводу пришли российские и иностранные эксперты, которых привлек для независимой оценки Совет по правам человека. Деятельность ЮКОСа была законной, а задача суда по признанию ее преступной – невыполнимой, заключили эксперты.

В действиях экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и бывшего главы МФО МЕНАТЕП Платона Лебедева, осужденных в декабре прошлого года к 14 годам заключения по обвинению в хищении всей нефти компании ЮКОС, не было состава преступления ни по статье «хищение», ни по статье «присвоение», заключили российские и зарубежные эксперты, изучившие второе уголовное дело бывших владельцев компании. Результаты экспертизы обнародовала в среду глава рабочей группы президентского Совета по правам человека Тамара Морщакова. По ее словам, эксперты проводили свои исследования независимо друг от друга, выводы большинства из них совпадают, лишь один из экспертов заподозрил Ходорковского и Лебедева в мошенничестве при уклонении от уплаты налогов, но за это оба были осуждены в первый раз.

Экспертизу по второму делу Ходорковского–Лебедева было решено проводить в начале февраля этого года. Согласие на это дал президент Дмитрий Медведев, после того как сразу несколько членов совета подняли вопрос о законности приговора. Ранее совет начал проводить экспертизу по делу погибшего в СИЗО юриста фонда Hermitage Сергея Магнитского.

Ни один из экспертов ранее не участвовал в деле Ходорковского–Лебедева, все работали бесплатно, политическая мотивированность дела не исследовалась
Эксперты изучали официальный текст приговора Хамовнического суда в отношении Ходорковского и Лебедева, стенограммы судебных заседаний и другие имеющиеся в открытом доступе документы.

Одним из основных стал вопрос о законности деятельности ЮКОСа, сказала Морщакова, докладывая о результатах экспертизы. «Приговор суда оценил эту деятельность в целом как преступную, так как преступной была признана вся система, обеспечивающая нефтедобычу и нефтепереработку», – напомнила докладчик. В результате «под прицел» попали вещи, распространенные как в России, так и за ее пределами, – вертикально-интегрированные компании, отметила Морщакова.
Эксперты пришли к выводу, что вертикальная интеграция – принцип организации ЮКОСа – не только приемлема, но и абсолютно соответствует действующему законодательству, сказала глава рабочей группы. Организацию ЮКОСа эксперты оценили как «наиболее эффективную», а задачу приговора – признать такую организацию преступной – как «сложную» или «невыполнимую», сообщила Морщакова.

– Эксперты пришли к выводу, что все хозяйственные акции ЮКОСа имели законные основания и являются легальными, – заявила Морщакова. По ее словам, это было важно понять и ей самой, поскольку принято считать, что в «90-е годы нарушали все, а наказывали только некоторых».

«Но в данном случае картина выглядит иначе: те, кто был подвергнут уголовному преследованию, были подвергнуты ему за законную деятельность», – заключили эксперты.

В частности, эксперты не усмотрели нарушений при заключении ЮКОСом генеральных соглашений с дочерними компаниями, при этом в заключениях отмечено, что Гражданский кодекс и далее намерен идти по этому пути. Также не было нарушения при заключении договоров между добывающими и перерабатывающими структурами компании, сочли исследователи. Кроме того, были изучены внутренние цены в компании, которые следствие сравнивало с ценами на внешнем рынке и, считая их заниженными, обвиняло Ходорковского и Лебедева в хищении нефти у «дочек» ЮКОСа. Сравнение внутренних цен компании, которые называются трансфертными, с ценами на внешнем рынке эксперты сочли «некорректным», определение «заниженная цена», фигурирующее в деле, неизвестно экономической науке, а словосочетание «фиктивная собственность», изобретенное следствием, – уголовному праву, отметили эксперты.
Эксперты, изучавшие дело с точки зрения уголовного права, «сказали, что в российском законодательстве нет таких норм, с помощью которых можно было бы признать деятельность Ходорковского и Лебедева незаконной», рассказала Морщакова.
Докладчик напомнила, что Ходорковский и Лебедев обвинялись в хищении нефти путем присвоения или растраты. «Это очень простой состав», – отметила Морщакова, указавшая, что статья была придумана для защиты прав собственников от действий лиц, которым собственники вверяют свое имущество.

А поскольку «то, что было похищено, принадлежало самим похитившим», Ходорковский и Лебедев, которые сами были собственниками ЮКОСа, фактически были обвинены в хищении у самих себя, объяснила Морщакова.

Аналогично обвинение воспринял Ходорковский, неоднократно указывавший на это в ходе судебного процесса.

Эксперты пришли к выводу о том, что «нет признаков ни состава присвоения, ни состава хищения (в действиях Ходорковского и Лебедева), – это уголовно-правовая фикция, которая удалась нашим следственным органам», отметила Морщакова.

В ходе преследования Ходорковского и Лебедева были нарушены запрет наказывать за деяние, не предусмотренное законом, и запрет на наказание деяний, не закрепленных в законе на момент их совершения, указала докладчик. Это нарушение не только российских, но и международных законов, считает Морщакова.

С процессуальной точки зрения во втором деле Ходорковского–Лебедева нарушены как российские, так и международные правовые нормы: право на справедливый суд, право на свободу и личную неприкосновенность и т. д., следовало из рассказа Морщаковой.
Кроме того, эксперты не увидели разницы между первым и вторым обвинениями Ходорковского и Лебедева, назвав действия обвинительных властей в их отношении «серийным уголовным преследованием», дала понять Морщакова.

Большая часть приговора Ходорковскому и Лебедеву полностью повторяет текст обвинительного заключения – более 600 страниц из 700, констатировали эксперты, сличившие оба текста.

Вершиной всего был отказ суда снять с подсудимых часть обвинений, о чем просил прокурор, напомнила Морщакова. Суд обосновал отказ тем, что «это не имеет значения, так как они все равно виноваты». «Это почти курьезный пример», – оценила работу судьи Виктора Данилкина Морщакова.

Отвечая на вопросы членов совета, Морщакова заявила, что для устранения выявленных экспертами нарушений в деле Ходорковскому и Лебедеву «достаточно правовых оснований – политическая воля ни при чем». Говорить о политической подоплеке дела судья КС не стала: «Может быть, политическая воля лежала в основе этого дела, но мы этого не устанавливали».

Пресс-секретарь президента России Наталья Тимакова оставила без комментариев вопрос «Газеты.Ru», планирует ли Медведев отреагировать на доклад. Получить комментарии Генпрокуратуры и Следственного комитета по этому поводу в среду не удалось.