Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

События, происходящие сегодня в Сибири и череда длительных судебных процессов, многие из которых тянутся уже не один год, заставляют говорить о том, что управленческая и политическая элиты макрорегиона зачастую являются крайне криминализированными социальными прослойками.

Непосредственным инфоповодом для очередного поднятия на поверхность данного тезиса послужила череда происшествий в сибирских регионах. В их числе стоит назвать выдвинутые обвинения в убийстве депутату Думы Алзамайского муниципального образования в Иркутской области Сергею Потапову и сыну народного избранника муниципального образования "Жемчуг" в Бурятии Андреяна Батлаева, который, к слову, сам отбывал наказание за аналогичное преступление.

Понятно, что районных депутатов трудно назвать некой кадровой элитой, однако, говоря об этих случаях, на ум приходят птицы куда более высокого полета, представляющие администрации и кабинеты власти крупных сибирских городов и регионов.

По-прежнему на поверхность всплывают и воспоминания о нашумевшей охоте на архаров в Республике Алтай, в результате которой погибли семь человек, в том числе полпред президента РФ в Госдуме Александр Косопкин, а в качестве обвиняемых проходили представители местной элиты Николай Капранов, Борис Белинский и Анатолий Банных.

Сюда же можно отнести дело генерала Сюсюры – экс-главы МВД Бурятии, подозреваемого в крупной контрабанде.

Так почему же многие из власть предержащих оказываются фигурантами уголовных дел – не важно, связанных с их непосредственными полномочиями или обусловленных личными обстоятельствами.

Говоря о заявленной проблеме и обращаясь к первоисточнику всех бед, известный алтайский политолог Сергей Асеев отметил, что для современной России вполне актуален тезис, что власть порождает деньги и дает возможность их защитить и дает возможность для их получения.

В этом контексте рождается тенденция, что многие люди, изначально ориентированные на извлечение доходов, рвутся к облегченному порядку доступа к имуществу, к бюджету, финансам и так далее. Именно это зачастую обусловливает тот факт, что к управлению допускаются изначально не самые лучшие представители общества.

- Ну а далее разыгрываются вполне устоявшиеся схемы с откатами, фиктивными закупками. Проблема тут и в том, что зачастую какая-либо сфера услуг напрямую связана с главенством определенного чиновника, - подчеркнул эксперт.

Также Сергей Асеев обратился и к исторической обусловленности данной проблемы.

- Для России эта тема не нова. Если брать исторический контекст, то вопрос коррумпированности всегда фигурировал и в Российской империи, не снимался он и в Советском Союзе. По большому счету, разложение элиты и привело к развалу СССР. Если говорить о современной России, все эти демократические идиллии и эйфории закончились после того, как при Ельцине сформировалась команда, которая с тезисом "берите суверенитета, сколько хотите" позволила локализоваться региональным элитам и сделала их не зависимыми от федерального уровня власти. Она же начинала первый этап приватизации, у которой вообще были очень большие проблемы с законом, - отметил политолог.

В настоящий же момент проблему криминализации элиты и структуре управления в Сибири в частности и в РФ в целом, по словам Сергея Асеева, можно определить как "системную".

- Это вопрос безответственности, вопрос слабого контроля и непоследовательности. Сейчас этот вопрос очень раздражает общество, в вину существующей власти ставится то, что чиновник, как субъект правонарушений, имеет возможность уходить от ответственности, - подчеркнул он.

Комментируя тот факт, насколько данная тема актуальна для социума и какие меры могут исправить положение, эксперт отметил, что у власти по большому счету нет другого варианта, кроме как брать на себя роль санитара и начинать некие показательные процессы и действия над особо отличившимися коррупционерами.

Свое мнение об управленческой преступности высказал новосибирский правозащитник Евгений Митрофанов. Подробная ситуация, по словам эксперта, кроется в системе отношений федерального центра с регионами.

- Поскольку Россия – это страна одного города и центр принятия решений сведен к узкому кругу лиц, вся система устроена таким образом, что чем дальше мы от этого центра, тем больше возможностей в регионах заниматься, чем попало, - подчеркнул он.

Кроме того, еще одним фактором, который не только порождает, но и не дает бороться с заявленной проблемой, является неэффективный бюрократический аппарат.

- Ведь, чтобы справится с местным коррупционером, надо писать в Москву, а там таких писателей 83 региона. Большая часть полномочий должна быть отдана в регионы. Существующая система действует просто разлагающе на всех, в том числе на органы власти. Это никакие не 90-е, это страна одного города. Кроме того, проблема и в людях, что платят и молчат, - подчеркнул Евгений Митрофанов.

Следуя логике заявленных мнений, приходится признать – даже при учете того, что в каждом отдельно взятом случае криминализированным субъектом от элиты или управленческой среды является конкретный человек, данная проблема непреодолимо сращивается с существующей общественно-политической системой.

Это, в свою очередь, возводит данный вопрос в разряд первостепенных и требующих скорейшего разрешения. Но что и как будет меняться - политическая структура, методы взаимодействия государственного центра с субъектами федерации или сугубо социальная сфера, пока, судя по всему, остается не совсем ясным.

По материалам Sibinfo