Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Январские новости в Бурятии напомнили сводки боевых действий, виной всему – нефрит. Дело в том, что на длинные новогодние праздники официальные добытчики обычно покидают свои базы, их отсутствием и пользуются нелегалы. В помощь местным жителям в Окинский и Тункинский районы часто приезжают горожане. Корреспонденту «Новой Бурятии» удалось выяснить подробности одной из вылазок за небесным камнем.

Нас позвал с собой сосед, у которого зять родом из Оки. Собралось несколько человек, на свои деньги арендовали и отремонтировали «Буран», закупили лопаты, ломы, купили солярки. Всего вложить пришлось около 200 тыс. рублей, – рассказывает Иван (имя изменено. – Авт.).

О том, что задуманное дело незаконно и рискованно, знали все участники поездки, но отказаться ни у кого не возникло и мысли. Незадолго до наступления 2011 года бригада Ивана из шести человек отправилась в Орлик. Там их встретил местный житель, который вывел группу на одну из пустующих в честь новогодних праздников старательских площадок.

– Мы подняли около 200 кг камня не самого хорошего качества, но больше добыть не смогли – прибыла полиция. Несколько дней мы провели в Тункинском РОВД, потом в милиции в Иркутске. Но так как камня при нас не было (успели спрятать) долго нас не держали. Вернулись в Оку и частями вывезли камни в Иркутск, там его должен был посмотреть и оценить какой-то китаец, – Иван не скрывает разочарования.

Всего в горах участники нелегальной экспедиции пробыли порядка 20 дней и вернулись в Улан-Удэ замерзшие и избитые. «В отделении нас вызывали и били по очереди, одному отшибли почки», – обвиняет он полицейских. Но по возвращении домой обращаться в больницу или в прокуратуру никто из них не стал.

Сегодня минул уже год с показательной поездки Ивана, за добытый камень им удалось выручить порядка 70 тыс. рублей. «Получается, остались в долгах – деньги-то на снаряжение занимали под проценты в надежде хорошей выручки. Да и здесь, получается, не работали, семьи сидели без мужчин», – заканчивает свой рассказ Иван.

От всего рискованного предприятия у него осталось два камня – один почти идеальный с маленькой прожилкой, на просвет принимающий цвет молодой травы, второй – отбракованный за множество вкраплений. «Вот за первый можно получить около $5 тыс., второй стоит копейки».

Цены на нефрит, добываемый в Бурятии, устанавливают подданные Поднебесной, они же являются и основными покупателями зеленого камня. Естественно, закупочная цена для таких, как Иван, в разы ниже настоящей рыночной, как в самом Китае. А реальную оценку камня опять-таки никто из местных сделать не может.

Вообще нефритовый бизнес всегда оставался некоей «тайной за семью печатями», о нем даже не принято говорить вслух. Вот и Иван отказался называть свою фамилию и имена участников похода, отметив лишь, что они «еще легко отделались». «Ока и Тунка – это еще можно сказать цивилизация, а вот если попасть в Мую или Баунт, то можно и не вернуться. Там, как и прежде, «закон – тайга».

Пару лет назад правительство Бурятии начало кампанию по декриминализации нефритового бизнеса. Было заявлено об открытии государственно-частного предприятия (ООО «Управление недрами Республики Бурятия»), создании цехов по переработке нефрита и о получении бурятской таможней эксклюзивного права на декларирование нефрита. Было решено начать и поиски рынков сбыта готовой продукции. Но обещанного еще в 2010 году торжественного открытия цеха по переработке нефрита так и не произошло. Руководитель ООО Роман Черниговский на вопросы журналистов отвечал бесконечными обещаниями «всех пригласить и все показать».

Цены на нефрит из республики значительно занижаются: при экспорте выставляется цена в $15 за кг, хотя рыночная стоимость нефрита составляет от $300 за кг, а белый нефрит и вовсе стоит от $10 тыс. Из-за этого республика только на налогах теряет порядка 400 млн рублей.

Такие, как Иван сотоварищи, как правило, до крупных закупщиков не доходят, добытый ими камень попадает в руки таких посредников, как граждане Китая, да и России. Дальнейшая схема вывоза нефрита из страны и вовсе покрыта мраком. Но, как удалось выяснить, чаще всего камень вывозят по поддельным документам с заниженной стоимостью, из-за чего бюджет, скорее всего, теряет миллионы рублей.

Предпринимаемые властями попытки вывести нефрит в цивилизованное русло ведения бизнеса разбиваются как о нежелание добытчиков, в том числе и официальных, так и о китайское непонимание правил игры. Китайцы давно и прочно заняли эту нишу и соглашаться на требования республиканского правительства отнюдь не намерены.

– Для чего мне официально декларировать настоящую цену и платить налоги? Я и так понес большие расходы для того, чтобы купить камень. Лучше мне его вывезти нелегальным способом, – через партнера-переводчика объясняет свою позицию нефритовый закупщик-китаец Миша.

Да, нелегальные схемы рискованны, так же, как и нелегальная добыча. Но, по признанию китайского гражданина, эта проблема уже давно урегулирована и при переходе границы к грузу никаких вопросов не возникает. Власти Бурятии после предпринятой попытки как будто отказались от желания вывести нефритовый бизнес из тени, передав эту работу МВД по Бурятии. В министерстве же все больше ссылаются на «социальное лицо» проблемы – за нефритом нелегалы идут от безработицы и безденежья. Наш герой Иван признает это, как и то, что «шальные деньги не дают покоя», и собирается в следующие новогодние каникулы снова попытать нефритового счастья.