Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Бывший министр финансов РФ, а ныне лидер Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин продолжает укреплять свой имидж "буревестника кризиса". По крайней мере, такой вывод напрашивается из его вчерашнего интервью "Московскому комсомольцу".

"За один год до конца света" - так называется статья, где Алексей Кудрин заявил, что "мы теперь всегда имеем впереди опасность шока в экономике. И эта опасность гораздо выше, чем это было в 2008 году".

- Ощущение того, что мы чего-то недоделываем, у меня появилось достаточно рано. Оно уже было и в 2003-м, и в 2005 году. Однако понимание того, что ожидания от президентства Медведева не реализуются, появилось у меня уже в 2007 году, когда он был первым вице-премьером и мы начали существенно увеличивать расходы. Но тогда это все было на уровне ощущений. Однако через год работы Медведева на посту президента я понял: мы как минимум серьезно теряем время, - говорит Алексей Кудрин.

Россияне уже давно приобрели иммунитет к всевозможным предсказаниям о грозящих нам кризисах и бедах. Но к этому предупреждению о возможном скором новом экономическом кризисе стоит отнестись особенно внимательно: оно исходит от человека, который до самого недавнего времени в течение долгих лет рулил российскими финансами. В интервью бывший вице-премьер и министр финансов, а ныне лидер Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин прямо заявил: если правящая команда Путина—Медведева не изменит курс, уже через год-полтора российская экономика может пережить страшный шок.

Ответы Кудрина на вопросы "МК" относительно будущего мировой и российской экономики полны пессимизма. "За период после кризиса 2008 года мы перешли на абсолютно новый уровень зависимости от нефти, – говорит он. – Правительство в течение нескольких лет поднимет общие расходы бюджета на 4% ВВП, в то время как их надо было сокращать. При такой зависимости мы всегда теперь имеем впереди опасность шока в экономике. И эта опасность гораздо выше, чем это было в 2008 году", пишет Utro.

Мнимая экономическая стабильность, сложившаяся после кризиса 2008 – 2009 гг., базируется на не просто высоких, а сверхвысоких текущих ценах на нефть, поясняет Кудрин. И если относительно недавно $60 за баррель казались многим залогом процветания российской экономики, то сегодня ей уже грозят серьезные проблемы при куда более высоких котировках.

"Для нас проблемы с учетом нынешнего состояния экономики начинаются при уровне ниже 100 долларов. Ниже 80 долларов – мы уже будем переживать шок, – считает Кудрин. – Государство будет вынуждено резко сократить расходы, и это ударит по экономике второй раз. В 2008 г. мы увеличили расходы, смягчили силу кризиса. Но после нового шока мы будем вынуждены их сокращать. У нас не будет своих ресурсов, а на мировом рынке нам этих ресурсов не дадут. На своих ресурсах мы сможем продержаться только год. Если снижение цены на нефть будет небольшим, то два года".

Лидер Комитета гражданских инициатив не верит в то, что долговой кризис, подтачивающий европейскую экономику, рассосется без последствий для окружающего мира. Даже максимальное задействование ресурсов Европейского стабилизационного фонда и Европейского центрального банка вряд ли позволят сдержать проблему в границах ЕС. По словам Кудрина, все может произойти уже в середине следующего года: "Средств всех этих фондов хватит на год. И сейчас кризис оттягивается. Но кризис не расшивается. Он только оттягивается. Оттягивать его смогут еще год, от силы полтора".

После этого удар по российской экономике становится практически неизбежным. А учитывая все ее озвученные выше уязвимости, последствия этого удара, по мнению Кудрина, могут иметь не только экономический, но и политический характер. "Страна уже проходила такой, вызванный снижением цен на нефть, кризис в 1990 году и в 1998 году. Это завершилось, по сути, сменой всей власти в государстве. Так может случиться вновь", – предупреждает экс-глава Минфина.

Более того, кризиса вряд ли удастся избежать даже с условием того, что российские власти приложат все силы к его недопущению и будут действовать в соответствии с рекомендациями самого Кудрина. Впрочем, по мнению последнего, в этом случае "мы пройдем его легче". "Радикальное изменение курса позволит нам пройти кризис хотя бы так, как мы это сделали в 2008 году. Мы тогда не подталкивали экономику вниз, резко сокращая расходы. Мы повысили расходы и удержали спрос", – напоминает Кудрин.

Мрачная картина, обрисованная бывшим главой Минфина, не претендует на оригинальность. Риски, нависшие над российской экономикой, действительно усиливаются на фоне абсолютной беспомощности властей, продолжающих наращивать госрасходы и вкачивать миллиарды бюджетных средств в неэффективные предприятия и госкорпорации. Чтобы видеть самоубийственность подобного курса, не обязательно быть Кудриным.

Вот какие временные рамки наступления кризиса ставит Алексей Кудрин.

- Я думаю, что это середина следующего года. Средств всех этих фондов хватит на год. И сейчас кризис оттягивается. Но кризис не расшивается. Он только оттягивается. Оттягивать его смогут еще год, от силы полтора, - комментирует он.

Но почему в России такое чудовищное расслоение: одним все, другим ничего?

- Как я написал в одной статье: нефтяные деньги проливаются на экономику неравномерно. Когда мы подсаживаемся на нефтяные деньги, мы уже не можем адекватно проконтролировать возникновение и развитие институтов рынка. Эти институты, собственно, особо и не нужны. Деньги не надо зарабатывать. Они и так валятся на тебя сверху. Спрос в экономике расширяется автоматически. Можно по-прежнему производить старые товары, не озадачиваясь улучшением их качества. Создается иллюзорное ощущение успешной работы страны и ее экономики. А в это время целые сектора — например, сектор высоких технологий — прозябают. Они не могут подняться хотя бы в силу высоких ставок кредитов. И начнет все это меняться только тогда, когда мы сумеем снизить зависимость нашей экономики от нефти и газа. Бороться с неравномерным распределением доходов от нефти внутри страны можно только через увеличение сбережения в резервном фонде. Рост экономики должен происходить не в зависимости от цены на нефть, а от увеличения производства, повышения производительности труда, -отвечает Алексей Кудрин.

Куда интереснее его высказывание о том, что кризис может вызвать смену власти. Не секрет, что даже бывшие чиновники столь высокого уровня (исключая внесистемных оппозиционеров) всегда избегали подобной постановки вопроса. Кудрин же говорит такие вещи открыто, и адресованы они совершенно конкретным людям, точнее – одному человеку. Экс-глава Минфина фактически выдвигает ультиматум власти, открыто указывая на то, что расхлебать заваренную кашу она вряд ли будет в состоянии. По крайней мере, без помощи самого Кудрина – но даже и с ней без всяких гарантий.

По сути, бывший министр финансов делает ответственным за ситуацию, в которой оказалась страна в последние годы, действующего президента. "Ощущение того, что мы чего-то недоделываем, у меня появилось достаточно рано, – говорит Кудрин. – Оно уже было и в 2003-м, и в 2005 году. Однако понимание того, что ожидания от президентства Медведева не реализуются, появилось у меня уже в 2007 году, когда он был первым вице-премьером и мы начали существенно увеличивать расходы. Но тогда это все было на уровне ощущений. Однако через год работы Медведева на посту президента я понял: мы как минимум серьезно теряем время".

Совершенно очевидно, что главным адресатом этого и ряда других недавних заявлений отставного министра является будущий глава государства.