Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Главная опасность, от которой необходимо оберегать детей, – это их родители. (Бернард Шоу)

Судебные иски, погони и драки – все это фрагменты одной истории. Истории реальной жизни, в которой бывшие супруги ходят по судам, решая вопросы безопасности родной дочери. К нам редакцию с просьбой о помощи обратилась бабушка девочки Галина Лукьяновна, которая рассказала, что ее внучку украла собственная мать.

В 2007 году после регистрации брака у семейной пары Анатолия и Елены родилась дочь Настя. Однако, по словам бабушки, семейная жизнь не очень ладилась. Итогом ссор и размолвок стал развод. С 2010 года Настя большую часть времени проводила с мамой. Как рассказал отец девочки, Елена препятствовала его встречам с дочерью. Тогда отец обратился в органы опеки и попечительства, которые провели проверку. В результате в январе 2011 года администрация Октябрьского района вынесла заключение: дочь проживает по четным неделям месяца с отцом, по нечетным – с матерью.

Однако уже в феврале начались проблемы: отец, забирая ребенка из детского сада, видел болезненное состояние девочки. Насморк и кашель не прекращались, девочку приходилось постоянно лечить. В очередной раз приведя внучку домой, бабушка обнаружила на теле девочки огромные пятна красной сыпи. После осмотра врач, помимо аллергии, нашла у девочки на теле несколько характерных синяков и спросила Настю, кто это сделал. Девочка ответила, что ее щипал дядя Андрей, сожитель матери. «Я ее спросила, видела ли мама? Настя ответила, что видела. Я уточнила, как на это реагировала мама, Настя сказала, что мама смеялась», – со слезами на глазах поделилась бабушка.

Отцы и дети

Анатолий позвонил бывшей жене, чтобы узнать причину подобного поведения, но Елена сослалась на детскую фантазию, сказав, что синяки девочка получила в детском саду. Когда история с синяками повторилась еще раз, отец обратился с заявлением о преступлении в ОВД Октябрьского района. Дело обещали рассмотреть, но вскоре сообщили, что материалы утеряны. И только после вмешательства прокуратуры Октябрьского района документы все же нашли и завели уголовное дело.

– Следователь мне пояснила, что Настя будет допрошена, только если факты насилия подтвердятся при проведении психофизиологического исследования Андрея, сожителя Лены. Исследование провели, следователь мне сказала, что оно подтвердило факт насилия, и в начале августа Настю допрашивали уже как потерпевшую, – подчеркнул отец девочки. – Затем, спустя три месяца, меня ознакомили с результатами исследования, там почему-то были совсем другие данные. В бумагах говорилось, что Андрей никогда не бил и не издевался над ребенком.

Пока шли долгие разбирательства, девочка жила с отцом. Во время очередного допроса девочку просто похитили. Как только следователь отошел на некоторое расстояние, мама схватила ребенка и кинулась в подъехавшее такси. Отец и бабушка попытались помешать, но их усилия были тщетны: из стоявших рядом машин выскочили крепкие молодые люди, которые удерживали шокированных родственников.

2 апреля прошел очередной суд, который оставил все на тех же местах: девочку с мамой. Как пояснил заместитель руководителя следственного отдела по Советскому району г. Улан-Удэ СУ СК России по РБ Сергей Гордейчик, мать имела все права для того, чтобы забрать дочь у отца: «Был суд, по которому определили место жительства ребенка с матерью, мать имела все права на ребенка. И мать исполнила решение суда, так как отец ей ребенка не отдавал. Конечно, она не тем способом забрала ребенка, но права на нее она имеет. Девочку мы нашли, сейчас она живет с матерью, мы приглашали туда представителей комитета по делам несовершеннолетних, медиков, проводили экспертизу. Ребенок чувствует себя хорошо, проблем никаких нет».

Мама, милая мама…

Елена отрицает все предъявленные ей обвинения. По ее словам, Анатолий специально забирает дочь, чтобы насолить бывшей жене. Как говорит Елена, он никак не может простить ей развод, который состоялся по ее желанию.

– Я исполнила решение суда, даже двух судов. И он должен был отдать мне ребенка. Он забрал Настю из садика 22 марта прошлого года без моего ведома и согласия, и я к ребенку доступа не имела. Я ее давно уже должна была забрать: сколько приходила, стучала, мне даже двери никто не открывал. И что я должна была делать? Я ее взяла и убежала, – рассказала мама Насти. – Они обвиняют, что были побои и жестокое обращение. Ничего подобного – ребенок ходил в садик. А справки, которые они показывают, исправленные: там сверху просто подписано «синдром жестокого обращения».

По словам матери, дочь, пожив с бабушкой и отцом, стала вести себя странно, у нее наблюдаются некоторые отклонения от нормы поведения: «Они возили ее по психологам, в Иркутск. Ребенку 4-летнему вбивали в голову, что мама плохая, что ей нужно жить с папой и с бабушкой. Когда мы жили вместе, ему ребенок вообще не нужен был, а сейчас он хочет ее забрать».

На чьей стороне правда и кто пытается обмануть суды и самого себя, узнать практически невозможно. Каждый из родителей тянет одеяло на себя, при этом активно порицая другого. Не хочется говорить, кто прав: отец или мать. Но, слушая доводы обеих сторон, невольно вспоминается суд царя Соломона, когда две матери делили ребенка, и каждая утверждала, что ребенок ее. Соломон приказал разрубить дитя и отдать каждой по половине. Тогда истинная мать попросила сохранить жизнь ребенку, отдав его другой. Кажется, в нашей истории взрослые совершенно забыли, что самое главное для них – это жизнь маленького человечка.