Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Окончание. Начало здесь.

Жертвами суицида последних 20 лет стали, в первую очередь, мужчины от 20 до 40 лет. Именно на них ложится основная забота о содержании семьи, но зачастую они лишены возможности найти работу. Чувство ущербности в среде этой группы является достаточной мотивацией к совершению самоубийства.

Свою лепту в подталкивании человека к роковой черте вносят и СМИ, которые различными методами демонстрируют «высокий уровень» жизни, «нормальную семью», в которой муж – кормилец, а жена – домохозяйка. Неумение или невозможность справиться со своей новой ролью «единственного кормильца» вызывает у мужчин постоянное беспокойство, депрессию. Не случайно в России на долю мужчин приходится свыше 80% самоубийств, на долю женщин – 20%. Из 449 находящихся у меня актов о самоубийствах в Бурятии 88,2% – мужские, 17,8% – женские. Хотя надо заметить, что женщины в 4 раза чаще, чем мужчины, делают попытки самоубийства. Доводят попытку до завершения в 4 раза чаще мужчины, чем женщины. Некоторые авторы объясняют этот факт тем, что женщины значительно чаще думают о том, как будет выглядеть их тело после смерти и выбирают более безопасные способы, которые не приводят к летальному исходу. Здесь, очевидно, сказывается меньшая решительность женщин, состояние её в браке (если она замужем), наличие детей, ответственность за судьбу близких, да и просто женщина, видимо, более защищена природным инстинктом самосохранения.

К суицидоопасным популяциям относятся также лица пожилого и старческого возраста, студенты вузов и ссузов, подростки, мигранты, разведенные, а также лица, страдающие тяжелыми хроническими заболеваниями, в том числе алкоголизмом и наркоманией.

Так, среди мужчин-самоубийц 20% составляют лица пенсионного возраста. Среди женщин-самоубийц пенсионерок почти половина. Основной причиной суицидального решения у пожилых и старых людей является не только физическое недомогание, но и мысль о том, что они обременяют собой других членов семьи. «Устала сама мучиться и вас мучить», – написала 82-летняя женщина, прежде чем выброситься из окна.

Некоторая часть родственников самоубийц считает их поступок правомерным и даже оправданным: дескать, старые люди уже пожили свое и не должны мешать молодым наслаждаться всей полнотой жизни. «А нам бабушку не жалко, она старая была», – простодушно сообщает внучка в ответ на соболезнование.

В семьях, где господствует прагматический дух, подавляющий естественные человеческие чувства и привязанности, каждый её член оценивается с точки зрения полезности для остальных. В таких семьях не только не противодействуют формированию суицидальных намерений у хронически больных, стариков, инвалидов, но и недвусмысленно поощряют подобные шаги. Это значит, что признаки деформации общественного сознания, нравственной эрозии и бездуховности все шире и глубже проникают в социальный организм. Идеалы милосердия, благотворительности, долга, личной ответственности, простого человеческого сочувствия многим кажутся сегодня слишком старомодными или крайне абстрактными. Их вытесняют такие ценности как материальный достаток, собственное здоровье, жизненное удовольствие. Получили широкое распространение культ физической силы, неувядаемой молодости, полноты и новизны ощущений.

В атмосфере чрезмерного почитания подобных ценностей – не до заботы о стариках, больных и немощных людях. Недавно мне рассказали: старенькая бабушка жила с 18-летней внучкой. Несмотря на скверное самочувствие бабушки в тот вечер внучка ушла на дискотеку, а когда под утро она вернулась, бабушка умерла: некому было подать спасительную таблетку и стакан воды. Хотя внучка год назад приехала из района специально для того, чтобы ухаживать за больной бабушкой.

Особой категорией больных являются психически нездоровые люди. На долю душевнобольных приходится около 25% от общего числа лиц, покончивших с собой или покушавшихся на свою жизнь. Людей же, нуждающихся в психиатрической помощи, достаточно много – по данным ВОЗ – 15–20% населения любой страны. Исходя из этого, в России их насчитывается 25–30 млн человек. Ежегодно же обращаются за психиатрической помощью в нашей стране примерно 8 млн человек. Следовательно, 17–22 млн россиян, нуждающихся в указанной помощи, её не получают. Конечно, не каждый психически больной человек решается на суицидные действия. Тем не менее эти люди нуждаются в повседневном внимании и заботе со стороны общества, его системы здравоохранения.

Оказывает влияние на уход из жизни социальное одиночество, отчужденность человека. В современном обществе, особенно в городе, человек все больше чувствует себя отторгнутым, покинутым, недооцененным. Это чувство приобретает особую остроту при потере связей с поддерживающей его группой, коллективом, утрате близких, разрывом семейных уз. В этом случае важную предохраняющую от суицида роль, особенно для женщин, играют брак, семья, дети. Упоминавшееся нами исследование в Витебской области показало, что увеличение заключенных браков на 1 в расчете на 1000 человек сопровождается сокращением уровня смертности от суицидов на 5,1 случая на 100 тыс. населения.

Частые случаи суицида наблюдаются среди студентов. У них суицидальный риск связан с повышенной эмоциональностью, слабой защищенностью в учебной, семейной и личностной сферах. У студенток мнения о смысле жизни отличаются идеализацией добра, альтруистической направленностью, у парней – сильны мотивы достижения. Неудачи у тех и других приводят к формированию суицидальной направленности.

Особую тревогу вызывает рост самоубийства детей и подростков. В подростковом возрасте в России на 100 тыс. молодых людей 15–19 лет приходится почти 20 случаев суицида (2011 г.), что превышает средний мировой показатель в 2,7 раза.

Исследования показывают, что вполне серьезные мысли о том, чтобы покончить с собой, возникают у каждого пятого подростка. При этом с годами суицид «молодеет»: о нем думают, пытаются покончить с собой и кончают совсем еще дети. Основными причинами суицида детей и подростков являются психическое, физическое, сексуальное насилие, депрессии, страх наказания, чувство вины или стыда, неразделенная любовь и др. Отягощающими факторами риска суицида в большинстве случаев выступают равнодушие родителей, необоснованно суровая и непоследовательная дисциплинарная практика в семье, нервно-психические заболевания подростков. Хотелось бы, чтобы родители, читая эту статью, подчеркнули в своей памяти эти два предложения.

Большинство подростков, как, впрочем, и многие взрослые, совершая попытку самоубийства, вовсе не хотят умереть всерьез, навсегда. Часто они хотят вызвать жалость, сострадание у близких людей, напугать их или продемонстрировать партнеру силу чувства. Это нередко своеобразный шантаж. Многие из них уверены, что их все равно спасут, что современная медицина все может, что они по-прежнему будут наслаждаться жизнью. Об этом свидетельствуют данные о соотношении количества попыток и завершенных суицидов. Так, в Бурятии в 2010 году было зафиксировано среди подростков 60 суицидальных попыток, из которых 23 оказались завершенными. В 2011 году (за 11 мес.) покончили жизнь самоубийством 22 подростка, попыток же было в 2,5 раза больше. К сожалению, многие попытки заканчиваются печальным исходом.

Как уже отмечалось, Бурятия по данному показателю относится к самым неблагополучным регионам России. В числе пытавшихся покончить с жизнью большинство из внешне благополучных (71,6%) и полных (68,3%) семей. Около трети – представители неполных семей. 51,6% – учащиеся общеобразовательных школ, 26,6% – учащиеся техникумов и профессиональных училищ. Нередки случаи суицидов в весьма состоятельных и богатых семьях.

Что касается способов ухода из жизни, то они различны. Из 83 способов покончить с собой большинство выбирает повешение. Из упоминавшихся мной 449 справок о самоубийстве в Бурятии видно, что самоубийство через повешение составило 67,9%, через применение огнестрельного оружия 9,1%, отравления – 8,1%, ножевые и другие ранения – 5,6%, утопление – 4,7%, другие – 4,5%. Мужчины чаще, чем женщины, выбирают повешение, применяют огнестрельное и холодное оружие. Женщины – повешение, отравление, утопление. Бывает, что те и другие прыгают в окно, бросаются под поезд и т.д.

Острота проблемы требует разработки комплексной программы профилактики самоубийств. Такая программа должна строиться на основе социологического и психологического изучения ситуации во всех городах и сельских районах республики, а в теоретическом плане – базироваться на основе общей концепции социальных отклонений.

При этом важно использовать опыт, накопленный в других регионах России и в зарубежье, значимое место в системе профилактических мер должна занять специальная суицидологическая служба предупреждения самоубийств, которая, кстати, успешно функционирует в Москве. Необходимо, чтобы в крупных населенных пунктах были созданы телефоны доверия, кабинеты социально-психологической помощи и т.п. В работу по профилактике активно включить не только медучреждения, но и органы соцзащиты, школы, ссузы, вузы, семью.

Очень важно, чтобы общество формировало у людей любовь, интерес к жизни как к высшей, ни с чем не сравнимой ценности, которая существует в этом мире.