Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Руководитель экономического блока Республики Бурятии, и.о. зампреда правительства Бурятии Александр Чепик не часто выступает публично. Однако «Новой Бурятии» Александр Евгеньевич дал эксклюзивное интервью по самым злободневным экономическим вопросам: будет ли экономический кризис, какие пути развития находятся перед Бурятией и так далее.

– Александр Евгеньевич, самый главный вопрос, который волнует многих: будет ли экономический кризис и как он отразится на Бурятии?

– Особенность так называемого кризиса, который все предсказывают, состоит в том, что наибольшее влияние на людей оказывает информационная волна слухов. Еще ничего не случилось, а граждане уже скупают валюту, начинается вывод средств за рубеж, идет сокращение инвестиций на макроэкономическом уровне, замедляются темпы роста. Все боятся и тем самым провоцируют наступление кризиса. Не случайно говорят, что человечество переживает новый этап своего развития – становление информационного общества. У меня нет подобного пессимизма, что вот скоро все рухнет и надо кричать: «спасайся, кто может».

В большей степени это кризис доверия. Панические ожидания развиваются в условиях, когда стагнируют экономики Европы и США. Однако экономика Азиатско-Тихоокеанского региона, к которому мы ближе, продолжает развиваться, хоть и не теми стремительными темпами, как ранее.

Далее, вступление в ВТО, скорее всего, даст толчок развитию России. Мы относительно молодое государство, которое только встраивается в мировой рынок. Так получилось, что пока наиболее востребованными являются наши сырьевые ресурсы, а промышленность только ищет пути интеграции в мировой рынок. И в этом отношении вступление в ВТО откроет прекрасные возможности для интеграции.

Что касается Бурятии, то у нас есть два сильных соседа – Монголия и Китай. Их развитие положительно сказывается на развитии нашей республики. Монголия предлагает свои полезные ископаемые, спрос на которые стабильно высок. Она имеет значительный потенциал и потребности в строительстве инфраструктуры, а также в создании перерабатывающих отраслей промышленности. Мы можем предложить опыт и технологии. Сотрудничество Бурятии и Монголии уже позволило реализовать ряд крупных двусторонних контрактов в авиастроении – с Минобороны Монголии, в ремонте подвижного железнодорожного состава и строительстве мостовых сооружений – с Улан-Баторской железной дорогой.

Длительный рост Китая создал огромный внутренний рынок сбыта, на который стремятся ведущие компании мира. Есть там и место для компаний Бурятии. Прорабатываются планы поставки продукции Селенгинского ЦКК, других предприятий республики. Некоторое замедление роста экономики Китая тоже, скорей всего, пойдет нам на пользу. Это заставит Китай выстраивать более оптимальную логистику грузов в Европу – через территорию Бурятии. В Азии, которая стала одним из центров мирового развития, растет численность среднего класса. Эти обеспеченные люди потребляют все больше качественных товаров и услуг, в том числе и туристических. И поскольку Запад уже давно не может предложить для туристов первозданные уголки природы, а также в силу близкого географического положения жители Китая и других стран АТР будут стремиться на Байкал, к нам.

Таким образом, подъем экономики Китая и Монголии подтягивает и нас. Уже сейчас компании из Китая приходят к нам строить, инвестировать на наших условиях, а наши предприятия имеют возможность выйти на колоссальные рынки Азии.

– То есть не все так печально? Но ведь Бурятия традиционно считается слабым, депрессивным регионом, положение которого может сильно ухудшиться из-за кризиса?

– Президент Владимир Владимирович Путин уже отмечал, что у России есть все возможности для реагирования на кризисные явления. Вряд ли в нашей стране возможны повторения ситуаций, как это было в 2008 году. Тогда, кстати, наша республика не сильно пострадала от кризиса. Скажу даже наоборот – сейчас в Бурятии существуют уникальные возможности для развития. Сейчас можно и нужно создавать и развивать бизнес, малое и среднее предпринимательство, поскольку потенциал республики далеко не исчерпан. И эти возможности усиленно используют наши соседи иркутяне, которые создают у нас предприятия.

И в этой ситуации нам важно правильно расставить приоритеты. А приоритетом должен стать человек, у которого есть стабильный доход, позволяющий ему уверенно планировать своё будущее. За последние 3 года в республике средний класс существенно нарастил свою численность. Это люди, которые могут свободные средства вкладывать в более высокое качество жизни: квартиры, дома, машины, качественные услуги, образование и так далее.

Нельзя сказать, что все население Бурятии живет безбедно. Проблем хватает, много безработных, особенно на селе. Существует значительный разрыв в доходах между разными слоями населения. Проблем много, но мы не стоим на месте, а развиваемся. Наша республика демонстрирует самые высокие темпы роста экономики не только по Сибири, но и по России. Растет средняя зарплата, растут ее абсолютные значения. Значительно снизился отток населения – если ранее отток составлял 9 тыс. человек в год, уезжала, в основном, молодёжь, то сейчас всего 3 тыс. человек, это уже на уровне среднеразвитых регионов. Было бы здорово, если бы дети вообще не уезжали из Бурятии. Но для этого нужно проводить работать по улучшению качества образования и качества жизни в республике.

Разрыв между доходами жителей Бурятии связан с крайне неоднородным развитием городов и районов республики. В советские времена какие-то территории получили возможность построить определенную материально-техническую базу, а какие-то – в силу удаленности и других проблем – нет. И мы до сих пор не можем преодолеть эту инерцию после распада Советского Союза, хотя очень стараемся. Тем не менее идет развитие всех территорий, оживают производства, возникает конкуренция между районами. Развитие экономики ускоряется. И мы уходим от статуса депрессивного региона.

За годы работы экономического блока правительства Бурятии мы значительно увеличили поступление финансовых ресурсов не только из федерального бюджета, а также за счет роста собственных внутренних доходов, которые мы удвоили. Каждый год дает нам прирост собственных доходов на 15–20%. Мы стремимся сокращать издержки, оптимизировать бюджет республики. В самом начале своей работы Вячеслав Владимирович Наговицын на 20% сократил госаппарат, и каждый год мы последовательно сокращаем его на 5%. При этом не теряется управляемость, ведь мы вкладываем средства и в развитие управленческих технологий, что в результате дает отдачу – мы внедряем электронное правительство, развиваем внутренние коммуникации.

– Какие пути развития экономики и промышленности Бурятии вы видите?

– Двигателями развития Бурятии являются крупные предприятия, у них есть технологии, готовые рынки, и мы, правительство, делаем все, чтобы помочь им.

Активно оказывается господдержка предприятиям на реализацию инвестиционных проектов в виде предоставления субсидий, налоговых льгот. С 2008 года ею воспользовались более 40 организаций – авиазавод, стальмост, Байкальская лесная компания и так далее. Размер предоставленной господдержки составил 450 млн рублей.

Мы предлагаем нашим гигантам как можно больше своих функций передавать региональным предприятиям малого и среднего бизнеса на аутсорсинг, чтобы сами предприятия сосредоточились на более объемных целях и новых рынках. В развитии промышленности мы также исходим из необходимости создания комплексной переработки полезных ископаемых. И настаиваем на этом в работе с инвесторами. Ведь такие предприятия создаются на века и работают устойчиво в различных условиях. Мы создаем для инвесторов благоприятные условия, предоставляем преференции. Есть хорошие примеры – ГОК «Коневинское» в Окинском районе, перерабатывающая фабрика в Закаменском районе.

Большие перспективы в сельском хозяйстве. Мы практически заново создаем перерабатывающую промышленность. Это расширенная модернизация существующих производств – ОАО «Молоко», ОАО «Бурятхлебпром», ООО «Бурятмяспром», и создание новых производств – свинокомплекс в Заиграевском районе, молочно-товарные фермы в Селенгинском и Джидинском районах, тепличный комплекс в Мухоршибирском районе и птицефабрика в Кабанском районе. На свинокомплексе к осени уже планируется завоз маточного поголовья, по птицефабрике проектно-сметная документация передана во Внешэкономбанк для рассмотрения вопроса об открытии финансирования.

Да, на развитие промышленности негативно влияет злополучный энерготариф. Для населения и предприятий он выливается в значительные расходы. Разница с Иркутской областью, где величина тарифа существенно ниже, велика. Но мы планомерно занимаемся вопросами тарифного регулирования: для предприятий за последние 2–3 года тарифы поднялись незначительно, по сравнению с той же Иркутской областью. Следует отметить, что за счёт инвестиционного климата, за счёт мер поддержки, оказываемых совместно с Народным Хуралом, предприниматели из других регионов реализуют проекты именно в Бурятии.

– А вы не видите опасности в подобной экономической экспансии?

– Подчеркну, мы должны всегда желать нашим соседям добра, ведь и наши бизнесмены выходят в Иркутск, в Читу. Так мы взаимно обогащаем друг друга. И никогда не будет так, чтобы в каком-то одном регионе было все. Всегда возникает какая-то специализация, происходит обмен, кооперация, и это замечательно. К примеру, в Забайкальском крае будет строиться много горнодобывающих предприятий. Там будут расти города, их жителям будут нужны продукты питания, отдых. Они будут ездить опять же к нам, на Байкал, на наши курорты.

С Иркутском нам невозможно разделить Байкал. Иркутяне отдыхают у нас, потому что наш берег более красивый и удобный, Бурятии это тоже интересно. И мы должны развиваться совместно, комплексно, поддерживая друг друга по-соседски, используя экономические механизмы, культурные связи.

Мы прилагаем большие усилия для того, чтобы собирать у нас соседей, друзей и гостей из других регионов на Байкале, в Улан-Удэ. Мы проводим форумы, различные межрегиональные и международные мероприятия, чтобы позиционировать Бурятию как центр событий Байкальского региона. А это обязательно сказывается на развитии туризма.

– Как у вас складываются отношения с главой республики, нет ли у вас противоречий?

– Мне комфортно работать с главой республики и надеюсь, что и Вячеславу Владимировичу комфортно работать со мной, ведь, по сути, я просто исполнитель тех задач в области экономики, которые он передо мной ставит. И когда мы планомерно идем по пути, которые глава республики определяет, то достигаем результатов, которые сказываются на основных экономических индикаторах. Значит, мы справляемся с поставленными задачами, реалистично оцениваем ситуацию в республике.

У главы республики под контролем несколько таких блоков правительства, у него основное видение всех процессов развития Бурятии, больше информации. Бывает и критика, порой достаточно жесткая. Бывает, что в управлении экономическими процессами хочется что-то сделать быстро, но это порождает социальные проблемы. В этих случаях Вячеслав Владимирович вносит свои коррективы, поправляет экономический курс, но это происходит корректно и по существу.

– Бытует мнение, что вы возглавляете самый большой блок в правительстве, как вы справляетесь с таким огромным объемом работы?

– У меня есть опыт руководства и более крупными коллективами и предприятиями. Технология управления уже давно отработана. При этом надо смотреть на результаты деятельности. Наш экономический блок работает четко и слаженно, как машина, без сбоев, это хорошо выстроенная и ориентированная на реальные достижения деятельность. Мне комфортно работать со своими коллегами и осознавать, что мы отвечаем за улучшение жизни в республике, что достигаем хороших результатов.

Без проблем все же не бывает, к сожалению, нам не хватает подготовленных молодых кадров, которые должны вовремя приходить на замену. И мы стараемся работать над их подготовкой. В деятельности экономического блока правительства должны быть преемственность и предсказуемость, и не должно быть никаких революций.

– А не изменятся ли отношения республиканского правительства с федеральным? Вдруг новый состав правительства России будет меньше давать денег Бурятии?

– У нас сложилась выстроенная модель отношений с федеральным правительством. Да, сейчас там произошли кадровые изменения, но не глобального характера, поскольку система власти в России выстроена и стабильна.

Со старым составом правительства мы работали очень продуктивно практически по всем направлениям. Если ранее Минсельхоз России поддерживал нас только в рамках федеральных целевых программ, то, начиная с 2008 года, республика включилась в финансирование шести регионально значимых программ в АПК. Очень здорово нам помогли в годы кризиса Минздравсоцразвития России, особенно Роструд во главе с Ю.В. Герцием. Постоянно ощущаем поддержку со стороны Минэкономразвития России по программам поддержки предпринимательства. Нельзя не отметить Минрегион России в части ФЦП «Развитие Дальнего Востока и Забайкалья». Минпромторг России поддерживает республиканские проекты в переработке леса, а также оказывает помощь по линии нашего авиазавода. И так практически по всем направлениям.

Есть много различных ФЦП, и, если ранее Бурятию было не особенно заметно с высоты федерального правительства, то мы изменили ситуацию. Думаю, что и с новым составом правительства России будет эффективное взаимодействие. Главное, что в правительстве Бурятии есть взаимопонимание, поэтому нам удается доказать и обосновать наши проекты и предложения для федерального финансирования. Мы очень четко работаем с федеральными средствами, у нас все находится в графике. Благодаря этому нам удалось существенно нарастить объем федеральных инвестиций. И, как я уже говорил, мы активно используем собственные внутренние поступления. За все время нашей работы в Бурятии не остановилась ни одна стройка, ни одна программа не была прекращена. И мы намерены расширять эту работу. В настоящее время можно уверенно сказать, что благодаря экономическому блоку нашего правительства экономика Бурятии, словно поезд, идет точно по расписанию, без всяких случайных остановок.

– Спасибо большое за интервью.

– Желаю успехов и вашей газете.