Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Несколько земельных участков в п. Аэропорт затоплены. Более того, на территории Иволгинского района дома возводят на болоте. В зонах ограничения строятся отнюдь не самовольщики, а люди, купившие участки в органах местного самоуправления. Почему гражданам выделяют земли в ограничительных зонах, выясняли представители Общественного совета при Управлении Росреестра и руководство ведомства.

К зонам ограничения относятся шумовые участки, зоны затопления, территории около кладбищ, водоохранные зоны. Такие участки непригодны для проживания, поэтому узаконение объектов недвижимости, возведенных на такой территории, невозможно.

Однако в Улан-Удэ сложилась парадоксальная ситуация – земельные участки в ограничительной зоне гражданам выделяют госорганы, и в итоге горожане, имея на руках правоустанавливающие документы, строятся на опасных для проживания землях.

Как пояснила руководитель Управления Росреестра по РБ Ирина Шаргаева, подобной ситуации не было бы, если бы земли в зоне ограничения были внесены в Государственный кадастр недвижимости (ГКН). Росреестр не наделен такими полномочиями, сведения об особых землях должны вносить органы, которые их определяют, то есть администрация города.

– Еще во времена моего детства было известно, что территория аэропорта – это зона подлета, Левый берег – зона затопления, но почему там людям выделяют участки для строительства? – недоумевает член Общественного совета, зампред президента Торгово-промышленной палаты РБ Виктор Кукшинов.

По этому вопросу была организована комиссия, в которую вошли Роспотребнадзор, Природнадзор, Росреестр и администрация города. Однако последняя, от действий которой и зависит определение ограничительных зон, сама ограничивается пассивным присутствием на заседаниях комиссии.

– В прошлом году мы подняли вопрос об информационной наполняемости ГКН, в результате в базу данных недвижимости были включены первые зоны ограничения, связанные с линиями электропередач, – сообщила Ирина Шаргаева.

Самовольный захват – это кража

Не менее острым вопросом, вызвавшим бурное обсуждение участников заседания, стал вопрос о самовольном захвате земли. Как отметили специалисты, в Улан-Удэ более 7000 самоволок. Ярким примером захвата федеральной собственности стала Верхняя Березовка, где незаконно организовали пять ДНТ, в которых самовольно захвачено 500 участков.

– В соответствии с законодательством РФ самовольный захват земли это то же самое, что кража государственной собственности. И как кражу можно поощрять узаконением? Есть только одно решение в этом вопросе – и это снос, – отмечает Ирина Валерьевна. – Захваченные земли на Верхней Березовке не находятся в ведении республики, они являются федеральной собственностью, поэтому мы не имеем права их узаконить. Мы обращались с просьбой передать эти земли в собственность города, однако этот вопрос еще не рассмотрен. Пока федералы пренебрегают своим имуществом, но они могут его вернуть в любой момент.

Самовольщикам государственный земельный контроль Росреестра может только выписать предписание и штраф 500 рублей, если это физические лица, юридическим лицам грозит штраф 10 тыс. рублей. За неисполнение предписания установлен штраф 300 рублей. При этом обратиться в суд Росреестр не может, такое право дано лицу, чьи права нарушают самовольщики. Как правило, выданные предписания нарушители не выполняют, поэтому большинство внеплановых проверок земельного надзора направлено на нарушителей, не выполняющих предписания, а не на выявление новых нарушений.

Часто специалисты земельного надзора сталкиваются и с тем, что земельные участки в ДНТ распределяются не в соответствии с нуждами человека. Так, в ДНТ «Джидинский» на одного члена семьи приходится по пять участков, т.е. на каждого в семье зарегистрировано по одному участку. Как отмечает начальник отдела государственного земельного контроля Управления Росреестра по РБ Екатерина Булдаева, формально в этом нарушения законодательства нет, однако должный контроль за распределением участков должен быть.