Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Правительство Монголии обнародовало свои планы провести в пустыню Гоби канал от реки Орхон, притока Селенги, которая, в свою очередь, приносит Байкалу половину всех вод – около 30 кубокилометров в год. Некоторые эксперты уже высказывали опасение о возможных последствиях для экологии Байкала в долгосрочной перспективе: понижение уровня Байкала может сказаться на работе Ангарского каскада ГЭС, что, прежде всего, ударит по интересам Иркутской энергосистемы, сообщается на авторском сайте журналиста Артура Дана.

Пустыня Гоби – это голые пески до горизонта. Она расположена на всей южной стороне Монголии. В переводе с монгольского «Гоби» – это безводное место. Но вода здесь всё же может появиться – из реки Орхон. Власти Монголии собираются протянуть от неё 740-километровый канал до пустыни и даже построить здесь водохранилище. Река Орхон впадает в Селенгу. Это рядом с российско-монгольской границей. Монгольская пресса сообщает, что власти страны уже приступили к разработке проекта «Водный комплекс реки Орхон».

Орхон – один из основных притоков Селенги, которая, в свою очередь, приносит Байкалу половину всех вод – около 30 кубокилометров в год. По данным российских учёных, из монгольской реки Орхон для Гоби будут забирать третью часть. Как сообщил «ГТРК Иркутск» заместитель директора Института географии СО РАН Леонид Корытный, к обмелению главной жемчужины планеты это не приведёт, но последствия всё же возможны.

«Это вполне может привести к изменению в целом истока Ангары со временем. Особенно в маловодные годы. Но и потом это не только скажется на заборе воды, но и приведёт к изменению режима, изменениям, связанным с наносами, химическим составом по Селенге. Не надо ждать каких-то катастрофических перемен, но любые изменения, связанные с всемирным наследием, надо проектировать, рассчитывать. По большому счёту лучше бы это не трогать».

Зачем вода в пустыне, где люди почти не живут?

Всё дело в полезных ископаемых, говорит директор Байкальского института природопользования Арнольд Тулохонов. В Гоби находятся крупнейшие в мире месторождения угля, золота и молибдена. А для их освоения потребуется много воды. Страна активно развивает горнодобывающий сектор, где необходима вода. Динамично развивается поливное земледелие. В Монголии постоянно растёт численность населения, а также поголовье сельхозживотных. Водохранилища на юге помогут смягчить засушливый климат Гоби.

- В мире очень много трансграничных рек. Это Рейн, Дунай, Нил и многие другие, которые пересекают границу. Но цивилизованные страны определённым образом договариваются о том, чтобы использование воды в верхней и нижней частях реки не противоречило интересам всех соседей, которые живут на этой реке, – говорит Арнольд Тулохонов.

Однако пока от Монголии нет таких предложений. По словам Тулохонова, страна уже начала переговоры со Всемирным банком о финансировании своих проектов. И это напоминает историю с Китаем, вмешательства которого в природу уже привели к потере Россией истоков Иртыша и Аргуни. Теперь главное, считают учёные, чтобы от чьих-то экономических интересов не пострадал Байкал.

- Россия уже лишилась истоков Иртыша, Аргуни, а теперь истоки Селенги уходят в Гоби, – говорит учёный. – Скоро начнётся война за воду. Реки нужно использовать по обоюдному договору.

Нехороший проект

Как рассказал «Сибирскому энергетику» председатель комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве Законодательного cобрания Иркутской области Юрий Фалейчик, о том, что Монголия планирует повернуть вспять один из крупнейших притоков реки Селенги, заговорили давно.

- Правительство Монголии намеревается прорыть от Орхона канал длиной 740 километров в сторону пустыни Гоби, что позволит направить воду из реки в южные районы Монголии. Селенга в результате может обмелеть на одну третью часть, что скажется и на водности озера Байкал, – отметил Юрий Фалейчик. – Проект «Водный комплекс реки Орхон» – это очень плохой проект, реализация которого приведёт к неизбежным последствиям, как для Бурятии, так и для Иркутской области.

Как отмечают учёные, всего в Байкал попадает около 60 куб. км воды в год, из них 30 куб. км доставляет Селенга. Если планы реализуются, то в Монголии вода потечёт по территории пяти аймаков. А в пустыне Гоби построят два водохранилища, из которых можно будет потреблять до 345 тыс. куб. м воды в сутки.

Как рассказал «Сибирскому энергетику» Арнольд Тулохонов, прогнозировать что-либо невозможно, пока в Монголии не будет конкретного плана.

- Сейчас у них есть только ТЭО – предпроектные исследования на возможность использования водного стока Орхона, – отметил Тулохонов. – Мы же не знаем, какие у них планы. Они могут построить до трёх плотин. Как в Иркутской области: сначала построили Иркутскую, затем Братскую, Усть-Илимскую. Этот процесс будет до тех пор, пока сток не урегулируется.

Как отметил учёный, Монголия рассматривает два варианта использования вод. Первый – строительство плотин на Орхоне, в этом случае будет потеряно до 5% стока в Байкал, и второй вариант – строительство гидростанции на самой Селенге.

- Очень много воды потеряется по пути в Гоби, – отметил Тулохонов. – Всё зависит от того, какой канал они будут строить, сколько воды будет просачиваться, сколько будет фильтроваться, – всё это требует специальных расчётов.

По данным Арнольда Тулохонова, при реализации подобного проекта возникает риск нарушения устойчивости природного комплекса Байкала, хранилища и генератора уникально чистой воды, а также не исключён экономический ущерб от снижения выработки электроэнергии Ангарским каскадом ГЭС при отборе воды. Многое зависит от объёма потребления: чем больше доля изъятия воды из баланса приток – испарение – сток, тем выше риск. Выработка электроэнергии Иркутской ГЭС сократится.

- Сейчас в Иркутской области стоимость 1 гигакалории составляет 72 копейки, для жителей сельских населённых пунктов – 54 копейки. В случае реализации монгольских планов стоимость электроэнергии в Иркутской области может сравнятся с тарифами в Бурятии – до 2 рублей 70 копеек.

Не так страшен чёрт, как его малюют

Однако иркутские учёные не так скептически относятся к данному вопросу.

- Мы давно занимаемся исследованием многолетних изменений стока реки Селенги, причин её изменчивости, – отметила ведущий научный сотрудник лаборатории энергетической бе-зопасности Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева (ИСЭМ) СО РАН Тамара Бережных. – Но что касается непосредственно водохозяйственных проблем на территории Селенги, в последнее время эта тема была закрыта и не обсуждалась. Сейчас появилась открытость, власти Монголии объявили о своих планах, и можно приступить к расчётам, сколько может потерять приток в Байкал в случае реализации того или иного проекта, и рассчитать все возможные последствия.

Как рассказала Тамара Бережных, до 70% бассейна Селенги находится на территории Монголии. Величина же стока реки составляет всего лишь одну треть той величины стока, которая попадает в Байкал. То есть при впадении в Байкал Селенга имеет средний многолетний расход 900 м3/сек., монгольская Селенга составляет всего лишь 1/3 часть её полного расхода при впадении в Байкал.

- Если даже воды реки Орхон полностью перебросят в пустыню Гоби, что невозможно хотя бы потому, что в её бассейне проживают люди, река Селенга в устье потеряет всего лишь 1/20, или 5% своего годового расхода. При этом ситуация может меняться в зависимости от многолетней изменчивости рассматриваемого стока, преобладающих периодов высокой или низкой её водности.

Тамара Бережных отметила, что непосредственно на самой Селенге, её монгольской части, уже сооружается ряд гидротехнических объектов, которые пока широко не обсуждаются в прессе.

- Приток в Байкал испытывал с 1996 по 2011 год, за исключением 1998-го, условия низкой водности, и наиболее существенные изменения наблюдались в стоке Селенги, – отметила Тамара Бережных. – Есть предположение, что помимо естественных колебаний низкой водности, которые отмечаются в последние 16 лет, частично какое-то количество воды идёт на наполнение уже построенных на Селенге ГЭС, но нам это не известно.

К тому же не следует забывать, что озеро Байкал выполняет роль водохранилища многолетнего регулирования всего Ангарского каскада и здесь есть неиспользованные резервы. Но для этого необходима корректировка основных правил использования водных ресурсов реки Ангары и озера Байкал. Постановлением правительства РФ от 2001 года было записано в «Правилах», что Байкал необходимо наполнять до отметки 457,00 м ТС, а срабатывать – до отметки 456,00 м ТС, и не сантиметра больше или меньше.

- Один из выходов из этой ситуации, в том числе связанных с частичным изъятием воды Селенги, – изменение правил использования Байкала, – отметила Бережных.

Напомним, неофициальные предложения относительно использования водных ресурсов озера Байкал для Монголии и Китая уже не раз обсуждались в прессе. Так, в прошлом году рассматривался проект по использованию воды из Байкала для Монголии и Китая через пустыню Гоби по каналу протяжённостью 2,5 тысячи километров.

- Если Монголия собирается использовать свои водные ресурсы для осво-ения месторождений – это их право и их проблемы, – заключила Тамара Бережных. – Это меньшее из зол по сравнению с изъятием воды неизвестно какого объёма непосредственно из Байкала.

Остаётся только ждать

Глава Республики Бурятия Вячеслав Наговицын обратился в правительство России с просьбой совместно с властями Монголии рассмотреть риски для трансграничной реки Селенги в случае реализации планов по повороту одного из её притоков. Об этом глава Бурятии сообщил местным журналистам на пресс-конференции, которая состоялась на прошлой неделе в Улан-Удэ.

- Я обратился к главе МИД РФ Сергею Лаврову с просьбой, чтобы вопрос был вынесен на ближайшее заседание российско-монгольской рабочей группы: рассмотреть, насколько эти планы реалистичны, будет ли нанесён ущерб Селенге и какой, – сказал Наговицын.

- Река трансграничная, и, конечно, все вопросы, например разворот притока, должны решаться на межправительственной комиссии, – добавил он.

Глава республики отметил, что решение межгосударственных вопросов – вне компетенции властей Бурятии.

- Проблема реки Селенги – политическая, её не решить в структурах, которым поручено улаживать чисто технические проблемы, – заявил Арнольд Тулохонов. – Сейчас никаких мер принять невозможно, поскольку Монголия – самостоятельная страна, она имеет полное право использовать свои водные ресурсы, не учитывая мнения России. Нам остаётся только ждать.