Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В августе прошлого года в подмосковном городе Лосино-Петровском в возрасте 83 лет ушел из жизни уроженец улуса Гочит Бичурского района Даши Жимбеевич Батуев. Он был видным ученым-монголоведом, заслуженным деятелем науки Республики Бурятия, действительным членом Петровской академии наук и искусств. До последнего дня своей жизни Даши Жимбеевич не выпускал пера из рук, написав более 140 научных работ. Он был уникальным специалистом по дипломатической истории народов Центральной Азии. К концу своей жизни Даши Жимбеевич обратился к истории своей собственной жизни, хотя генеалогией хори-бурят занимался не одно десятилетие. «Новая Бурятия» публикует то, что сложилось из его автобиографических записей, ранее опубликованное в газете «Бичурский хлебороб».

Алташа («золотая») колыбель детства

Даши Жимбеевич родился в 1928 году на благословенной алтачейской земле, в Верхнем Алтачее. Широкая впадина, окаймлённая горными кряжами, лесами, скалами. В окрестностях села немало сакральных мест. Улус состоял из 50-60 дворов. Первое воспоминание раннего детства - его огромный, крытый тесом дом, амбары. Позднее, в 30-е годы, улус разорили, дом разобрали и перевезли в центр колхоза, где он стал сельским клубом.

Люди начали селиться в Нижнем Алтачее, съезжавшись из разных улусов и кочевий. Так образовалось новое село - Петропавловка, там был создан колхоз имени Калинина. Родного отца Даши Жимбеевич звали Аюржана Жимбеев (фамилия по имени деда Жимбэ), мама - Дашима Лубсанова. Он был пятым сыном в семье. А вот младшего брата отца, Бато, постигло большое несчастье: при родах скончались жена и ребенок, других детей у него не было. И Даши по давней традиции монгольских народов отдают в дети дяде Бато. Так сын Аюра стал сыном Бато, продолжателем его рода. И фамилию он получил Батуев, а не Аюров. В родительском гнезде он прожил год и два месяца, пока нуждался в материнском молоке.

Школьные годы Даши прошли в Гочитской начальной школе. Он очень любил читать. Его ставили в пример «старшеклассникам» (3-4 класс), особенно по чтению на русском языке.

Окончить семь классов Шибертуйской неполной средней школы не удалось. Тяжело заболел отец, и Даши вернулся домой. Работая в колхозе, 15-летний подросток получил республиканскую грамоту и почетное звание «Лучший пахарь Бурят-Монголии». Это была первая награда, которой он гордился всю жизнь. Шел 1942 год.

Успел немного поучиться в 8 классе Бичурской средней школы вместе с Акатом Белых, будущим профессором, доктором философских наук, с которым позже неоднократно встречался на конференциях и симпозиумах. Умер отец, и Даши, теперь глава семьи, возвратился в колхоз. Работал пахарем, табунщиком, учетчиком, счетоводом и бухгалтером. Неистребимая страсть к знаниям подвигла юношу на дерзкий шаг. Он написал письмо директору Кяхтинского педучилища Матюшевскому с просьбой разрешить сдать экзамены на звание учителя вместе с выпускниками. Ни дня не проучившись за партой, за лето 1947 года Даши Батуев сдал более 20-ти экзаменов за полный трехгодичный курс педучилища.

В августе этого же года Бичурский район направил его, 19-летнего, учителем родной Гочитской начальной четырехлетки, и не только учителем, но еще и заведующим. Огромную поддержку в обустройстве запущенной в войну школе оказал заврайоно Яков Борисович Левинтас – умный, душевный человек, вчерашний фронтовик-орденоносец, офицер. В школе обучалось уже 50-60 детей, по 17-15 человек в классе, а он работал один в две смены.

В январе 1949 года Даши Жимбеевича призвали в армию. Служба привела его на «маньчжурку» - 76-й, 77-й разъезды. Исполнительный солдат, молодой коммунист был рекомендован для поступления в Ленинградское дважды Краснознаменное военно-политическое училище имени Ф. Энгельса. Он успешно сдал экзамены в прославленное учебное заведение, которое с октября 1917 года готовило политработников для армии, авиации и флота. Училище сохранило традиции дореволюционных кадетских корпусов. В спортзале сохранились ростомеры, начиная с Петра Великого.

- Нас учили культуре общения, офицерской чести, этикету. Приобщали к танцам, особенно бальным, к музыкальной грамоте. Вчерашние демобилизованные солдаты, оставившие полевые станы, заводские цеха, в стенах «школы Энгельса» феноменально быстро впитывали культуру Северной Пальмиры. Одна житейская деталь. Тогда, в начале 50-х, спустя всего пять лет после окончания войны, в столовой училища безупречно работало самообслуживание – буфет… без буфетчицы. Курсанты сами брали штучные или расфасованные товары, оставляли деньги, а масло (его еще не было в свободной продаже) было бесплатное. И брали курсанты точно свои положенные 30 граммов, - вспоминал Даши Жимбеевич.

Училище расформировали, Даши Жимбеевич оказался в Одесском общевойсковом училище имени Клима Ворошилова, которое и завершил в звании лейтенанта. Одновременно окончил среднюю школу №17 при Одесском окружном Доме офицеров. Затем окончил исторический факультет Одесского госуниверситета им. И.И. Мечникова. Работал преподавателем и директором одной из школ Одессы. Поступил в аспирантуру, защитился, был принят страшим преподавателем в мединститут, а по совместительству вёл занятия в Одесском университете. И все время занимался разносторонней общественной работой. Участвовал в сессии Всемирной федерации демократической молодежи в Киеве. Был на Всемирном молодежном фестивале в Москве.

В 1964 году его назначили руководителем молодежной делегации Украины в Монгольскую Народную Республику. Это была большая честь, к тому же ему удалось разыскать родного дядю Базарсаду, избежавшего репрессий в Бурятии и уцелевшего в Монголии.

В Одессе Даши Жимбеевич встретил женщину своей судьбы Брониславу Михайловну, с которой они прожили 43 года.

- Я училась в мединституте, заканчивала четвертый курс. Даши Жимбеевич вел у нас научный коммунизм. Он на всех производил очень приятное впечатление: импозантный, по-военному подтянутый, покорял эрудицией, интеллигентностью. Я знала, что у него была семья. О том, что у него есть дочь Наташа (ей было семь лет), он сказал мне сам. У меня тоже был сын. А потом меня направили в Узбекистан. Даши Жимбеевич бросил Одессу и примчался в Ташкент, - вспоминала она.

В Ташкенте Даши Жимбеевич работал в пединституте - завкафедрой, затем проректором. Организовывал уборку хлопка, которая начиналась 20 сентября. На уборку выходили 1600 студентов. Работа тяжелая, ручная. Коробочка хлопковая открывается, шипы впиваются в руки. Каждый сборщик должен был пройти два ряда. В самую жару, когда в тени было 45-46 градусов, отдыхали. Сыр-Дарья пересохла, и в затонах ловили сомов.

В Ташкенте семья Батуевых прожила пять лет. В 1974 году по приглашению Института общественных наук Бурятского филиала АН СССР они переехали в Улан-Удэ. Даши Жимбеевич работал завотделом востоковедения. Бронислава Михайловна работала главврачом поликлиники МВД, затем главврачом санатория-профилактория «Сосновый бор». Здесь она получила звание «Заслуженный врач Бурятской АССР» и «Заслуженный врач РФ». Трое детей Батуевых – Аюрика, Наталья, Александр – были окружены заботой и теплом.

22 года Батуевы проработали в Бурятии. В город Лосино-Петровский они выехали вслед за дочерью Аюрикой.

У героя этого очерка много наград, в том числе и семь государственных. Особо он дорожил медалями «За победу над Японией» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Земляки, многочисленные родственники – племянник и племянницы – говорили, что Даши Жимбеевич исключительно умный, порядочный, интеллигентный человек. На письменном столе ученого осталось столько незавершенного. Он был замечательным собеседником, с ним было чрезвычайно интересно беседовать. Он читал наизусть стихи Евтушенко, Кугультинова, Улзытуева, Омара Хайяма. А еще хокку (короткие японские стихи), цитировал речь Далай-ламы при вручении Нобелевской премии.