Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В российском бюджете деньги есть и много. Их трата – лишь вопрос приоритетов. А они негласно выбраны экономическими властями России — это национальная оборона и безопасность, пишет «Газета.Ru». Сначала все силовому блоку, а потом что останется остальным.

Федеральный бюджет на 2013-й и 2014–2015 годы лежит в Думе и не привлекает к себе особого внимания. Как будто обсуждается какой-нибудь закон о пчеловодстве. Скоро первое чтение, его основные параметры будут утверждены. Что новенького и старенького в этом бюджете?

Бюджет с военным уклоном

Мы незаметно для себя переселяемся в военизированное государство. То есть мы-то остаемся на месте, но военизированное государство постепенно вырастает вокруг нас. Расходы на силовой блок (нацоборона и нацбезопасность) в 2008–2010 годах составляли 15–17% расходов бюджета. Доля этих расходов возрастает вдвое — до 33,3% всех расходов бюджета к 2015 году.

Что случилось? Почему надо так резко наращивать расходы на силовой блок? Мы готовимся к войне? Ничуть не бывало. Единственное разумное объяснение этому — на оборонзаказе воровать легче, потому что:

1. бюрократы покупают сами у себя (госбюджет у госкомпаний) и
2. все покрыто тайной, грифами «секретно» и «сов.секретно».

Начало этому положил видный борец с коррупцией, тогда президент, а теперь премьер-министр Дмитрий Медведев, утвердив новую оборонную доктрину. В результате уже в 2011 году 72% прироста расходов бюджета ушли на силовой блок. В 2013 году на него уйдут рекордные 81% прироста расходов бюджета.

Для сравнения, доля расходов на образование в федеральном бюджете сокращается с 5% по закону на 2012 год до 3,8% в 2015. Эти расходы падают даже номинально, даже без учета инфляции, а в реальном выражении — на 17% за трехлетку.

Давайте поймем простую истину: в нашем бюджете деньги есть и много. Их трата — лишь вопрос приоритетов. И приоритеты негласно выбраны экономическими властями России — это национальная оборона и безопасность (прежде всего, полиция). Сапог и Дубинка.

Приоритеты это очень жесткие, под их реализацию подстраивается все остальное. Сначала все силовому блоку, а потом что останется остальным.

И нигде, и никогда официальные лица не признают военный уклон бюджета. Как будто его и нет. А корень всех бюджетных проблем будто бы завышенные социальные расходы, высокие пенсии и т.д. Это такая неявная ложь.

Приоритеты правительства и президента не подлежат обсуждению. Экономические власти готовы предложить на обсуждение населению лишь выбор способа, которым собираются его обобрать. Публичная порка будет, а нам предлагается вопрос — показывать ее по телевизору или только по интернету…

Вот, например, пенсионная реформа. Давайте публично обсуждать, надо повышать пенсионные налоги или пенсионный возраст. Будем мы повышать пенсионный возраст или пенсионный стаж (что предполагает пониженную пенсию при достижении пенсионного возраста, особенно для женщин, и является завуалированным повышением пенсионного возраста). Давайте обсудим, хочет ли население облагать себя двойным пенсионным бременем (оплачивая одновременно и солидарную и накопительную пенсию), при том что те, кто собираются получать накопительную пенсию будут иметь общую пенсию ниже, чем при обычной страховой схеме. Давайте еще что-нибудь тут обсудим…

У нас большое меню способов обобрать население на пенсионной реформе — выбирайте из них, дорогие избиратели.

Чур, только не обсуждать главное. Что никакой демографической катастрофы впереди в реальности нет. Нет и близко пенсионной катастрофы в обозримой перспективе при минимальном экономическом росте – для компенсации роста демнагрузки достаточно всего 1,4% роста ВВП в год. Что деньги в бюджете есть и их много, просто власти предпочитают тратить их на оборону и полицию, а не на стариков и детей. Что вся проблема «долгосрочной сбалансированности пенсионного фонда» высосана из пальца и ниоткуда не следует, что платить пенсии надо только из налогов на зарплату — у нас же не накопительная, а распределительная система, подойдут любые источники.

Бюджет против экономического роста

Россия сегодня находится на 6 месте в мире по минимальной демографической нагрузке на 1 работающего (старики и дети). 190 стран мира в ситуации хуже. Чисто демографически Россия в идеальной ситуации для экономического рывка, лучшей ситуации уже не будет никогда. Высокие цены на нефть и профицит бюджета позволяют организовать такой рывок. Но мы делаем все, чтобы никакого рывка не было:

1. Бюджет по-прежнему предполагает накопление Резервного фонда — даже когда в нем планируется дефицит.

2. Нет никаких особых инвестиционных бюджетных программ. Чего проще — вместо «накопления» Резервного фонда, давайте вложим эти деньги в инфраструктурные проекты — дороги, социальные объекты и т.п. Ведь кроме государства в это никто вкладываться не будет, слишком низка, иногда и отрицательна, финансовая отдача. Эти проекты по цепочке (мультипликатору) вызовут спрос на стройматериалы, на рабочую силу и т.д. и разгонят экономический рост. Но нет.

Наш бюджет предпочтет сжечь деньги в Резервном фонде, но не потратить их на экономический рост.

3. Планируется дальнейший рост курса рубля, что угнетает внутреннее производство.
4. Планируется опережающий рост тарифов.
5. Только что повышены налоги на зарплату — во имя мифической сбалансированности пенсионного фонда.
6. Нет никаких программ поддержки несырьевого экспорта.
7. Нет никаких значимых инвестиционных налоговых льгот для частного капитала и налоговых каникул (кроме трех проектов соглашений о разделе продукции).
8. Нет реальной борьбы с коррупцией, обуздания налоговых наездов, снижения барьеров входа на рынки, обеспечения справедливого суда – список можно продолжать до бесконечности…

Нет ничего для разгона экономического роста и, наоборот, все как будто специально делается для того, чтобы его сдержать. Бизнес зажимается со всех сторон — и со стороны ограничения спроса и со стороны неконтролируемого роста издержек. И со стороны постоянного роста административных барьеров и со стороны снижения степени защиты собственности.

Удивительно ли, что российская экономика явно тормозится в последнее время?

Конечно, я далек от мысли, что это специальная политика торможения экономического роста. Просто так получается, когда у власти совсем другие приоритеты.

Бюджет финансового идиотизма

Когда первая пуговица на рубашке застегнута неправильно — остальные правильно уже не застегнешь. Так и с нашим бюджетом. Не то, чтобы кто-то специально конструировал идиотские — иначе не назовешь — финансовые потоки, нет. Они так получаются. Вот примеры.

1. В бюджете до 2015 года планируется дефицит (к 2015 он снижается почти до нуля). Но копится Резервный фонд, туда собираются отправить за 3 года 1,8 трлн руб. Тут что-нибудь одно — или денег не хватает (дефицит) или их избыток («накопление» резервов).

2. Бюджет за 3 года отправляет в резервный фонд 1,8 трлн руб., получая от Центробанка 0,8% годовых (что весьма сомнительно, потому что планируется рост курса рубля, что даст бюджету отрицательную курсовую разницу). При этом занимает на внутреннем рынке больше 3 трлн руб. (чистыми, за вычетом погашения — 1,1 трлн руб.) – в среднем под 7–8%. Почему бы ни скомпенсировать эти потоки? Ведь это — чистая потеря на процентах.

3. Ладно, эти процентные потери бюджета идут внутренним покупателям госбумаг, а это, прежде всего, пенсионные фонды и страховые компании. Гораздо обиднее эта схема выглядит с внешними заимствованиями, которых за 3 года планируется на 700 млрд руб. Процентные потери в этом случае уходят иностранным компаниям.

4. Более того, при займах в валюте сама валюта покупается Центробанком и вкладывается в основном в госбумаги иностранных государств (США, Англия, еврозона) под совсем смехотворные проценты. А выпущенные в обращение рубли при покупке госвалюты — уходят в резервный фонд, где почти совсем не зарабатывают процент. Просто безумная схема растраты денег.

5. Бюджет держит свои резервы на счетах ЦБР без инвестирования. Все его доходы — это курсовые разницы. Почему бы бюджету не управлять своими резервами более рационально, например, реально инвестировать их во что-нибудь?

Определитесь, в конце концов. Либо это резервы — и тогда эти деньги надо инвестировать. Либо это стерилизация денежной массы и тогда их нельзя инвестировать, но тогда и нечего выдумывать про их учет в валюте, про какие-то мифические антикризисные резервы и т.п.

6. Вполне очевидно, что реально бюджет будет сводиться в эту трехлетку с профицитом (если не будет мирового экономического катаклизма). Но при этом планируются займы — внутренние и внешние. Зачем нужны займы?

7. Внутренние займы скупаются институциональными инвесторами — пенсионными фондами, управляющими компаниями, страховыми организациями и т.п. И всем этим «инвесторам» просто некуда вкладывать собранные с населения деньги, кроме как в госбумаги. Нет у нас на рынке иных надежных инвестиций. Поэтому, какой бы не был профицит бюджета, а выпускать займы Минфин должен.

8. Если деньги бюджету не нужны, а займы он выпускает из-за спроса на них — то, вы догадываетесь, процент по этим бумагам всегда будет низок. Это означает, что повышение доходности, например, пенсионных накоплений институционально невозможно.

9. Говорят, что пенсионные накопления — это «длинные деньги» в экономике, т.е. пассивы, позволяющие делать долгосрочные инвестиции. Но ведь это совсем не так! 3/4 всех пенсионных накоплений инвестируется сегодня в госбумаги, а большая часть оставшихся денег держится в кэше или банковских депозитах. Это решительно невозможно признать «длинными деньгами». Это, по сути, краткосрочные финансовые потоки.

10. Доходы от приватизации. Планируется получить за три года 1,4 трлн руб., но при этом 1,8 трлн руб. направляются в Резервный фонд. Так зачем происходит приватизация? Чтобы потом не использовать доходы от нее, а просто уничтожить в Резфонде? А ведь продается госсобственность за действительно большие деньги — миллиарды долларов. Финансового смысла приватизация не несет (бюджет прекрасно обошелся бы без этих денег, не сокращая свои расходы). Идеологического — тоже (продаются миноритарные пакеты акций, что реально не меняет степени участия государства в экономике). Наконец, прагматические цели приватизация также не достигает (например, улучшение управления предприятиями) — опять-таки потому, что продаются миноритарные пакеты. Что остается? Для публики – ничего. Но очень многое для тех бизнесменов и чиновников, которые связаны с приватизируемыми бизнесами. Но все это теневое, официального прикрытия уже почти не имеющее…

Список можно продолжать еще долго.

Наличие в бюджетной системе иррационального резервного фонда и традиционное занижение доходов бюджета при планировании обессмысливают нормальные рыночные отношения на финансовых рынках и превращают их в какой-то фарс.
В совершенно безумные навороченные финансовые конструкции, которые ведут к бюджетным потерям и не дают ожидаемых результатов.

Все эти три особенности – безусловный приоритет расходов на оборону и полицию, сдерживание экономического роста и финансовый идиотизм — в такой совокупности характерны для российской бюджетной политики уже два года, начиная с 2011. В этом смысле бюджет-2013–2015 не принес ничего нового. Ничего не изменил, только закрепил и углубил посткризисные тенденции экономической политики России.

Это вредный для людей и экономики бюджет, с тенденциями явно противоположными разумным. Это своеобразный антибюджет.

Выборы президента, смена правительства, ключевых экономических министров никак не отразилась на бюджетных трендах последних 2 лет. Увы, сложившаяся чиновничья и коррумпированная система власти в стране воспроизводит подобную политику независимо от личностей, находящихся у власти. А эта политика в свою очередь тормозит и уводит российскую экономику юзом в сторону от пути нормального экономического развития, основанного на росте потребительского спроса в свободных и конкурентных экономических отношениях людей.