Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

ОАО «ТГК-14»издало календарь на 2013 год, пишет «Чита.ru». Простыми словами описать увиденное невозможно. Либо надцензурными, либо, в смягчённом варианте, луркоморковским языком. Ибо это не календарь. Это пир духа. Именины измученной запрещёнными к обороту веществами души. Каждый лист брошен в топку танца фантасмагорической безвкусицы. Давайте же скорее перелистаем его и попробуем понять. Если сможем, конечно.

Январь. Буква «А»в огне. Причём она вдобавок в плену у буквы «О». Горят вместе, красивым пшеничным огнем. Видимо впопыхах типография не успела переделать логотип от другой компании, либо белокурая Муза ещё не пришла к авторам.

Февраль. «Чад картёжного кутежа». Атрибуты дорогой и красивой жизни так, как их представляют создатели календаря. Вероятнее всего, планировался и коллекционный алкоголь, но из-за ужесточения законодательства в области его рекламы в 2013 году, затёрли готовые макеты в фотошопе. Блики справа, в углу, на полированной столешнице, на это как бы намекают. Трое рабочих в пятницу в рюмочной – тоже команда, кстати, единомышленников.

Март. Постер фильма Балабанова «Кочегар». Смысловой ряд: профессионалы-киллеры. Лихие 90-е, отпечатанные на меловке и на лице позирующего. Сжатый кулак и выбритый до синевы подбородок. Второй вариант трактовки – пойманная менеджером удача. Он скромно, но гордо и цепко держит её за длинный изворотливый хвост.

Апрель. «Лебедь, рак да щука». Каждый тянет в свою сторону – суровый закон художественной перспективы налицо. Причём паровоз как бы едет от зрителей в светлую манящую даль, но с сильными волевыми руками не забалуешь и не поспоришь.

Май. «Багульничный танкист». Источник вдохновения классических любителей абсента и обезболивающих лекарств. Громадье сюрреализма. Апогей техно-арта, подпитанный родными мотивами. Наконец-то Муза выпрыгнула, распахнув люк, на авторов календаря.

Июнь. «Кенонский волк». Он же «Чёрный сфинкс»в зыбкой утренней дымке. На руку человека намотана гайка, привязанная к бинтику. Технологический символ, переплетённый с бережностью. Наверное, так.

Июль. «Заведующая службой пользы». Цифра «3»2013 года, успевшая своим ушком зацепиться за лестницу на трубе. Подсознательное – «А»упала, «Б»… Труба из спины. Белые полоски на трубах, белее платья. Судя по недовольному лицу, рассказывать про чистоту Кенона ей действительно не стоит.

Август. «Человек сидит на траве». Не ищите здесь иного смысла. «Бурятский старожил и русский самовар». А может, и не самовар, может быть, и робот. Или, всё-таки, самовар с манометром? Разнотравье и зачинающийся степной пожар.

Сентябрь. «Девушка, укравшая цветок». Практически как «Девушка с персиками»Серова. Держит очень бережно – видимо, цветок с землёй. Для дачи, скорее всего. «На рассаду». Слово «помощник»с большой буквы. Все предыдущие модели месяца – сотрудники, егеря и машинисты – с маленькой. Отметим этот невинный момент.

Октябрь. «Три копейки с подписью». Да, ещё степлер остался. Наверное, было много всего, но всё это уплыло в лёгких прозрачных волнах. Масонский глаз справа, в углу, как бы зорко, но в то же время беспристрастно, наблюдает за этим процессом. Расплывчатый шрифт девиза не даёт сразу сообразить, какие буквы. То ли «с», то ли «з», то ли «н», то ли «ч». Оптический эффект воды.

Ноябрь. «Лихие девяностые, ремейк». Крик. Боль. Веревки. Вывернутые руки. Ошпаренное паром лицо. Перечёркнутые надежды. Жизнь – «до»и «после». Крупно бьют в глаза слова – «Погасите долг». Поскорее перевернём эту страшную страницу. Поскорее нырнём в снежный новогодний декабрь. Поспешим поскорее забыть этот кошмар.

Декабрь. Терзают смутные сомнения, что декабрь и ноябрь должны были поменяться местами. Здесь жизнь – «до». Точнее, уже не жизнь. В комнате видны следы ожесточенной борьбы. Недочитанная книга брошена на разорванный плед. Вырванные крупными кусками обои. Человека схватили и, связав прямо здесь, уволокли в мрачную ноябрьскую бойлерную. Мрачность и безысходность завершает год. Даже персики почернели на картине.

Особое внимание следует обратить на калейдоскоп шрифтов, виньеток и их цветовых совмещений. Сразу видно, автор силы на размах при игре в карты и домино не экономит. Как пела когда-то Лариса Долина: «Я надену всё лучшее сразу». Тут вам комплексно, помимо основных, ещё 250 тысяч дополнительных шрифтов, а в качестве бонуса несметные сокровища в виде заливок, замысловатых линий, пугающих теней, иррациональных свечений, причудливых кернингов и объёмных эффектов. Просто потрясающе. Самая последняя страница сулит ещё пару находок. Первая: авторы собирали какой-то гербарий. Потом, видимо, его скурили. Вторая: работала с цветом и стилем «Платина». Где именно и с кем она работала, не указано.