Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Общественники Бурятии требуют одинакового количества часов для бурятского и русского языков.

Порядка 500 учителей бурятского языка могут в ближайшем времени лишиться работы. Причина – статья 21 республиканского закона «О языках». Именно она дает родителям добровольно выбрать – будет или нет, их ребенок изучать бурятский язык. Как показывает практика, выбирают все чаще не в пользу бурятского языка. Более того, есть прецедент – Бичурская СОШ№1 целиком отказалась от изучения бурятского языка. Активисты-родители в своем порыве дошли даже до Верховного суда России.

Факты были озвучены на круглом столе по вопросам преподавания бурятского языка, который провели общественный организации «Женщины Бурятии «Наследие Оэлун», фонд «Хунны XXI века» и «Родительский комитет Республики Бурятия».

Общественники обратили внимание на то, что в республиканском министерстве образования готовится ряд поправок в закон об образовании, в том числе касающихся изучения бурятского языка. Уже в апреле законопроект может быть рассмотрен на заседании правительства, с дальнейшей передачей его в Народный Хурал.

- Тревогу вызывает уже тот факт, что слушания по законопроекту, которые прошли в феврале, были умышленно скрыты от общественности. Мы не смогли высказать своего мнения, и сегодня закон будет рассматриваться без учета мнения общественности, - отметила представитель «Наследие Оэлун» Бутидма Зыдрабын.

- Все у нас сводится к добровольности. Нас это тревожит, - заявил глава «Гуннского фонда» Олег Булутов, глава «Гуннского фонда». - Мы собрались, чтобы выработать план дальнейших действий. Государственный язык – дело серьезное. Нужно внести поправки, чтобы изучение бурятского языка было обязательным, чтобы начиналось с детского сада. Все государственные и муниципальные чиновники должны знать бурятский язык.

Самое главное требование общественников – ввести равноправие двух государственных языков: бурятского и русского. Проявлением этого должно для начала стать равное количество часов, выделенных в школах для изучения языков.

- Если русский преподается в режиме 20 часов в месяц, то и бурятскому языку надо выделить ровно столько же, - с таким предложением выступила учитель бурятского языка одной из городских школ Октябрина Далаева.

Ее предложение исходит из одного факта – после отказа от обязательного бурятского языка в детских садах без работы остались десятки работников дошкольного образования. Такая же участь грозит и школьным учителям. А если смотреть в грустную перспективу, то в скором будущем за ненадобностью можно будет расформировать и Национально-гуманитарный институт БГУ, специализирующийся на бурятском языке и литературе. Это самый радикальный сценарий, но и он может стать реальностью.

Общественники не стали отрицать, что некие меры для сохранения и развития языка в Бурятии предпринимаются. Но они, во-первых, носят рекомендательный характер, а во-вторых, в силу своего характера, не исполняются. Как, например, норма закона об обязательных двуязычных вывесках. Правительство Бурятии, Народный Хурал, мэрия Улан-Удэ и муниципальные власти вывески сменили. Но дальше этого не пошли – названия улиц, предприятий, магазинов и продукции так и остались «русскоговорящими». Одним из предложений, высказанных в ходе дискуссии, стало требование перевести их на бурятский язык, обозначить в законе ответственных за перевод и ввести административные штрафы за несоблюдение.

Еще одно кардинальное предложение – обязать чиновников при поступлении на государственную или муниципальную службу сдавать экзамен по бурятскому языку. С введением доплат из бюджета за знание бурятского государственного, как поступили в Татарстане.

Необходимо сформировать социальный заказ – потребовать, чтобы бурятский язык реализовывался как государственный язык. Но для этого одних поправок в законы о языках и образовании недостаточно. Речь идет о выработке целой концепции. Именно в таком случае, 500 учителей бурятского языка не будут стоять перед угрозой безработицы.