Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Группа «Метрополь» в очередной раз нашла себе партнера для разработки цинкового месторождения «Озерное» на территории Еравнинского района Бурятии. Им стала китайская компания China Nonferrous Metal Industry's Foreign Engineering and Construction Co., Ltd. (NFC) со встречными инвестициями в $1,5 млрд. Позади церемония подписания соглашения, состоявшаяся в Москве в рамках визита в Россию нового главы Китая Си Цзиньпина. Было сказано, что если проект реализуется, то совместное предприятие «Метрополя» и NFC мощностью 8 млн тонн руды в год станет крупнейшим в России производителем.

Фальстарты

Нечто подобное звучало уже в 2006 году, когда «Метрополь» договорился со шведской компанией Lundin Mining о совместной разработке месторождения. Но шведы вышли из проекта, продав обратно «Метрополю» свою долю. На этой сделке компания Слипенчука заработала $90 млн, не добыв ни килограмма руды.

Вновь заявления о начале разработки Озерного прогремели в 2009 году вместе со взрывом в 35 тонн тротилового эквивалента, который «Метрополь» устроил на месторождении. Как утверждалось тогда, для проведения вскрышных работ. Как оказалось впоследствии, для развлечения группы высокопоставленных чиновников. Глава Бурятии Вячеслав Наговицын (тогда еще президент) и Михаил Слипенчук (тогда еще глава ГК «Метрополь») вместе нажали на кнопку. Официальные лица произнесли торжественные речевки: «Для республики сегодня важный день. Мы очень долго шли к этому событию».

К какому событию? Нажатию кнопки? Или: «Сегодня мы начинаем реализацию крупной программы, которая за счет налогов к 2017 году выведет Бурятию на новый уровень самообеспечения». Что выведет? Взрыв? Какие от него могут быть налоги?

Гости разъехались по домам, а «крупная программа» замерла на долгие 4 года. И вот опять: проекту по освоению полиметаллического месторождения Озерное и строительству одноименного ГОКа «дан старт», – гласит появившийся в марте нынешнего года заголовок на официальном сайте корпорации «Металлы Восточной Сибири». Сколько можно стартовать?

«Личная ответственность»

Если следовать первоначальному плану, ввод в эксплуатацию горнодобывающего предприятия должен был состояться в конце 2010 года. Строительство обогатительной фабрики – в середине 2011 года. Начало работы ГОКа планировалось в конце 2012 года одновременно с добычей 6 млн тонн руды, а выход на проектную мощность – в IV квартале 2013 года. Можно быть уверенным, что доверчивое Минэкономики Бурятии еще накануне подсчитало прогнозируемый налоговый доход по годам и даже придумало, на что потратить заработанные деньги.

Видимо, считает, прогнозирует и придумывает до сих пор. Каким-то чудесным образом несуществующий Озерный ГОК постоянно упоминается чиновным людом, сплошь состоящим в рядах «Единой России», в числе флагманов республиканской экономики (в одном ряду с авиазаводом и ЗММК), которые должны вывести Бурятию в передовики России всей по росту промышленного производства.

Может, причина этого передергивания – в корпоративной солидарности чиновников с депутатом Госдумы РФ от «Единой России» Михаилом Слипенчуком, который заявил в одном из своих выступлений: «Озерный ГОК – это моя личная ответственность». Вот и приходится однопартийцам по «Единой России» в меру сил и фантазии создавать миражи, поддерживать иллюзию важности, перспективности и близости к воплощению его проекта. Который пока приносит только личные политические дивиденды Слипенчуку и ровным счетом ничего – Бурятии.

Кислотные реки, ртутные берега

Впрочем, ничего – это громко сказано. Восточно-Байкальская природоохранная прокуратура выявила целый ряд нарушений в деятельности дочерней структуры ИФК «Метрополь» - ООО «Техпроминвест», на которое и оформлена лицензия на Озёрное месторождение. В частности, было отмечено, что участок недропользователя загрязнен отработанным машинным маслом, захламлен остатками вырубленного леса. И самое главное, отходы производства складированы в неустановленных местах и без герметичного покрытия, что вызвало локальное загрязнение почвы.

Грязь, хлам, мусор – вот что получила Бурятия! Известный в Бурятии эколог Владимир Белоголовов в одной из публикаций рассказывал, что содержание свинца и цинка в руде Озерного месторождения составляет менее 10%, все остальное – химически активные вещества, относящиеся к первому классу токсичности. Наибольшую опасность представляет пиритная сера – главный компонент руды: «Попадая на поверхность, под воздействием снеговой и дождевой воды пирит начинает окисляться, в результате чего образуется серная кислота, способная отравить кругом все живое и сделать доселе богатый край фактически непригодным для жизни».

Самое время вспомнить о «ритуальном» взрыве, устроенном на Озерном в 2009 году. По свидетельствам восторженных очевидцев, было взрыхлено более 150 тонн скальной породы. В 2011 году произведено еще не менее 8 взрывов в среднем по 15 тыс. кубометров горной массы каждый. Нарушены огромные пласты, тысячелетиями закрывавшие рудные залегания с высоким содержанием пиритной серы.
Сколько дождей прошло над Еравной с тех пор? Сколько раз ложился и таял снег? Сколько серной кислоты, образующейся, как было сказано ученым, от воздействия руды с водой и воздухом, утекло с Озерного в реки и озера уникального северного района Бурятии?

Почему не пускают экологов?

На многих участках в районе Озерного месторождения еще проявляются последствия геолого-разведочных работ, проводившихся в 60-80-х годах прошлого столетия. В частности, ученые обнаружили повышенное содержание ртути, кадмия и других токсичных элементов в ручьях, которые впадают в Еравнинские озера, а также в почве, на деревьях и даже в грибах. И это при том, что геологи всего лишь бурили, ограничиваясь «игольными уколами» земной коры, а не взрывали десятки тонн тротилового эквивалента, поднимая в воздух тысячи тонн горной породы и гигантские столбы пыли.

В естественной среде, без вмешательства жаждущих денежной и политической наживы дельцов воздействие вредных элементов, содержащихся в рудах Озерного месторождения сдерживалось вечной мерзлотой. Но, по мнению экологов, при промышленной разработке месторождения возникнет так называемый «остров тепла», и негативное влияние на подземные и на поверхностные воды, пастбища и Еравнинские озера многократно усилится. Что, разумеется, отразится и на здоровье населения.

Да и не возник ли уже этот самый «остров тепла» в результате взрывов на Озерном?

Все это вопросы, требующие ответов. Квалифицированных и точных. Однако провести независимую, честную экспертизу не представляется возможным. На территорию Озерного месторождения просто так не пройти – там установлен шлагбаум, введен пропускной режим.

А те замеры техногенного фона, которые все-таки проводятся с благословления хозяев Озерного, мягко говоря, вызывают сомнения у экологов. Например, несколько лет назад при проведении проверки воздействия на окружающую среду привлеченные ими «исследователи» ограничились пробой снега. И сообщили, что все будто бы в норме. Хотя общеизвестно, что снеговой покров в отличие от воды и почвы не дает точной картины загрязнения…

Что же пытаются скрыть от общественности депутат Госдумы РФ от «Единой России» Михаил Слипенчук, ГК «Метрополь» и многочисленные «дочки», прежде всего, корпорация «Металлы Восточной Сибири», возглавляемая Баиром Цыреновым?

То ли китайцы, то ли киприоты…

Известие о том, что к разработке Озерного месторождения подключатся китайцы, вызывает особую тревогу. Если уж условно «свои» ведут себя так, что требуется вмешательство природоохранной прокуратуры, чего уж ждать от чужих? Тем более что Китай вовсе не входит в число стран, где экология является приоритетом. Экологический кризис в Поднебесной уже не прогноз – это констатация факта. Тамошняя добывающая и перерабатывающая промышленность, являя чудеса экономического роста, многие годы откровенно губила собственную природу. Есть пострадавшие и в России – жители Приаргунья, испытывающие на себе все прелести соседства с индустриальным Китаем. Из реки Аргунь, берущей начало на территории Поднебесной, скоро нельзя будет брать воду для пищевых целей. Не так давно в ней выявлены высокие концентрации химических элементов, опасных для здоровья человека.

Но даже китайцы не склонны к самоотравлению ртутью и серной кислотой. В этом некоторые эксперты и видят причину их интереса к Озерному месторождению, которое находится далеко от границ КНР. Их логика очевидна: пусть токсичные отходы и искореженный ландшафт достанутся северному соседу, а обогащенная руда поступит в Китай.

Не будут китайские инвесторы «спонсировать» нас и новыми рабочими местами, добавленной стоимостью и налогами на прибыль. От нас им нужно только сырье. Эта политика четко проявилась, например, на строительстве Амазарского ЦБК в Забайкальском крае. Восторженные чиновники и поддакивающие им СМИ радостно рапортовали в прошлом году: «Запущена первая очередь Амазарского ЦБК!». На самом деле после долгих переговоров и обещаний построена большая лесопилка. Она нужна китайской стороне, поскольку экспорт круглого леса из России ограничен. А пиломатериалы (по сути, то же сырье) можно вывозить в любых количествах. Целлюлозу китайцы будут делать сами и у себя дома, там же создавать рабочие места, развивать технологии и производство, платить налоги.

И не надо думать, что с Озерным они поступят как-то иначе. Или что российская или республиканская власть на них как-то сможет повлиять? Не сможет, хотя бы потому, что ОАО «Озерный ГОК» – не российское предприятие. Согласно его отчету за 2011 год (более свежий пока не опубликован), единственным акционером со 100-процентным пакетом акций является компания Morales (Overseas) Limited, зарегистрированная в оффшорах на сотрясаемом финансовыми скандалами Кипре.

А вы думали, где? В Бурятии, что ли? Или полагали, что Бурятия владеет хоть какой-то долей в «проекте века»? Не будьте наивными! Акции, дивиденды, прибыли – это не для нас. Вершки, как в старой сказке, для тех, кто наверху и принимает решения. Нам – корешки: мусор, грязь, отработанное масло, опасные отходы, вахтовики-китайцы.

Интересно, это все тоже входит в «личную ответственность» депутата Госдумы РФ от «Единой России» Михаила Слипенчука и его партийных корешков в Бурятии?