Над этим вопросом задумались депутаты Народного Хурала. На прошедшей 25 апреля сессии парламента республики они предложили вернуть в госсобственность ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 в Улан-Удэ и озвучили планы модернизации ТЭКа, предусматривающие модернизацию ТЭЦ-2 и закрытие «старушки» ТЭЦ-1.

Первым на эту тему высказался депутат Андреян Зыбынов. Поводом к этому послужила информация замруководителя администрации Улан-Удэ Алексея Хандархаева, исполняющего обязанности своего шефа, сити-менеджера Евгения Пронькинова. Г-н Хандархаев рассказал депутатам как столица Бурятии будет готовиться к следующей зиме. Произошло это на «правительственном часе» в рамках сессии, куда депутаты вызвали и молодого и.о. министра строительства и модернизации ЖКХ Бурятии Федора Трифонова.

Разивают не то

- И.о. министра (Федор Трифонов – С.Б.) озвучил проблему строительства второй очереди ТЭЦ-2, и все мы прекрасно понимаем, что без принципиального решения вопросов модернизации теплоэнергетического комплекса дальнейшее развитие города невозможно. Очевидно, что это надо признать, - сказал коллегам депутат Андреян Зыбынов. – Хотя, конечно, та работа (работа ТГК-14 – С.Б.) по поддержанию в работоспособном состоянии наших сетей, теплогенерирующего производства имеет место быть. Но принципиально необходимо обеспечить развитие жилого и иного строительства, особенно в центральной части города!

Иными словами, депутат Зыбынов хотел в корректной форме донести следующую мысль. О том, что ставка ТГК-14 на развитие стоящей прямо в центре города ТЭЦ-1, заваливающей всех вредными выбросами вне зависимости от того, в какой бы стороне от трубы ТЭЦ они ни жили - неверна.

Центр Улан-Удэ, где могли бы жить люди, где вообще-то можно было бы построить новые жилые микрорайоны, удобную транспортную сеть, связывающую все части города, разместить скверы, парки, стадионы, кинотеатры, всю инфраструктуру отдыха и занятий спортом, занят промзонами ЛВРЗ, ТЭЦ-1 и других предприятий, часть из которых давно не работает. Здесь также расположены два жилых поселка (Кирзавода и Лазо). И все это место для остальных горожан является не центром города, а его «дырой».

ТЭЦ-1 в 30-е годы построили для снабжения электричеством второго по величине в мире завода по ремонту паровозов и вагонов. Тогда еще в Сибири не построили мощные ГЭС, питающие города и предприятия. И энергия ТЭЦ-1 нужна была флагману бурятской индустрии, паровозовагоноремонтному заводу (ПВРЗ). Сейчас же электричество, вырабатываемое путем сжигания угля, из-за своей дороговизны никому не нужно, поскольку сегодня его гораздо дешевле и проще не производить самому, а просто купить на федеральном оптовом рынке электричества (ФОРЭМ).

По розе ветров выбросы с ТЭЦ-1 идут практически во все стороны – на северо-запад вдоль Селенги в сторону Байкала между хребтами Улан-Бургасы и Хамар-Дабан, в сторону юго-запада и на юг вдоль хребта Хамар-Дабан в район Иволги, а также на восток и северо-восток вдоль хребта Улан-Бургасы. Практически все районы города охвачены выбросами с Улан-Удэнской ТЭЦ-1.

ТГК-14: «Мы не волшебники!»

До ввода в 1991 году новой ТЭЦ-2 существованию старушки-ТЭЦ-1 было объяснение. Поскольку если бы убрали ТЭЦ-1, то столицу Бурятии было бы нечем отапливать. С 60-х годов, когда началось бурное многоэтажное строительство, практически весь город питался теплом от ТЭЦ-1. Хотя до этого горячий теплоноситель считаться отходами производства электроэнергии.

Как производится тепло на ТЭЦ-1? В отличие от обычной котельной, где просто сжигают уголь и нагревают им воду, на теплоэлектроцентрали сначала превращают воду в пар, затем пар заставляет крутиться вырабатывающие электричество турбины. А потом пар охлаждают до воды (тоже сложный технологический процесс). В итоге получается тот самый теплоноситель, который греет квартиры горожан.

Раньше этот процесс осуществлялся для выработки турбинами электричества для ПРВЗ, а горячую воду частично использовали для отопления заводского соцгородка, но большей частью просто сливали как отходы производства в Уду. Теперь кроме небольшого количества электричества (по затратам просто золотого) остается столь нужный городу теплоноситель. Полученное же электричество теперь наоборот используется для производства теплоносителя. Причем такое затратное производство электроэнергии считается очень выгодным для самого производителя – ТГК-14.

Но выгодно ли оно для нас, горожан? Пример - станем ли мы, чтобы попить чаю, не просто нагревать воду в обычном чайнике, а устанавливать у себя сложный и мощный агрегат с конденсаторами, который сначала бы нагревал холодную воду до состояния пара, а потом охлаждал пар и превращал бы его в горячую воду?

А все затраты на уголь, которого для паропроизводства требуется гораздо больше, чем для того, чтобы просто нагреть воду, ложатся не на производителя тепла ТГК-14, а на нас с вами. Ведь все затраты на покупку угля и на производство с помощью турбин (как и покупка новых турбин, их строительство и монтаж) закладываются в тариф на тепло и оплачиваются не производителем, а фактически населением Улан-Удэ!

При этом самой ТГК-14, как производителю тепла фактически бесплатно достается произведенное на ТЭЦ-1 электричество. Оно используется на ТЭЦ, а также выбрасывается ТГК-14 на ФОРЭМ. И сколько бы ни стоило сделать из воды пар, прогнать его через турбину, а затем снова превратить пар в воду (вместо того, чтобы «просто нагреть воды»), оплачивать это будет не ТГК-14, а жители Улан-Удэ.

В ходе такого «производства тепла» сам производитель купается в баснословной прибыли, а обманутый потребитель, ничего не понимая, продолжает выступать в роли дойной коровы для «эффективного производителя». Поскольку из-за монопольного положения ТГК-14 и административного прикрытия ее деятельности со стороны властей, из года в год безропотно утверждающих единый тариф предприятий ТГК-14 в Улан-Удэ, отказаться от ее услуг потребитель не может.

Кроме того, растущие цены на уголь являются твердым обоснованием для, кажется, бесконечного, повышения «экономически обоснованного» тарифа на тепло. Неизменно растущего в последние годы по 15-12 % в год.

Зачем поставили турбину на ТЭЦ-1

Пять лет назад на ТЭЦ-1 в феврале 2008 года взорвались обе основные турбины, включая наиболее мощную турбину № 6. Встал вопрос: строить новую турбину, а если строить, то где - на работающей за городом с 1991 года новой ТЭЦ-2 или на старом месте? Тогда можно было перевести ТЭЦ-1 в режим котельной, а впоследствии, переведя все мощности на ТЭЦ-2, вообще закрыть «старушку». Улучшив тем самым без потерь для горожан экологию столицы Бурятии.
Но для собственников ТГК-14, похоже, вопрос так не стоял. С упорством, достойным легендарных первостроителей индустрии прошлого, новенькую вдвое более мощную турбину (100 Мегаватт) вновь смонтировали на ТЭЦ-1. Как водится, произведенный «ремонт» (была установлена совершенно новая, изготовленная на заводе по заказу турбина) ТЭЦ-1 был оплачен всеми жителями Улан-Удэ путем очередного повышения тарифа на тепло. Хотя, если и нужно было вновь ставить затратную для горожан турбину, то ее можно было поставить на требующей развития ТЭЦ-2.

Однако у деятелей из ТГК-14 своя логика. Ведь если бы турбину стоимостью в 2 млрд. рублей установили на ТЭЦ-2 (работающей до сих пор как обычная котельная без всяких турбин) то это считалось бы новым строительством. В таком случае по закону затраты на установку турбины нельзя было закладывать в тариф! Но для ТГК-14 это совершенно недопустимая ситуация. И что самое поразительное, власти Бурятии сначала соглашаются на установку турбины на ТЭЦ-1, а затем в очередной раз утверждают нужный для читинских «партнеров» (а не «халявщиков»?) тариф на тепло.

Вместо того, чтобы воспользоваться ситуацией и вынести теплоэнергетические мощности из центра города за его черту, а освободившиеся полезные площади облагородить. Невольно возникает вопрос: связывают ли эти чиновники свою судьбу с Улан-Удэ или этот город для них тоже просто «дойная корова»?

Вернуть обе ТЭЦ

И еще. Развитие ТЭЦ-2 оказывает гораздо меньшую вредную нагрузку на столицу Бурятии из-за существующей в том месте розы ветров. Благодаря ландшафту вблизи ТЭЦ-2 вредные выбросы из трубы «теплоэлектроцентрали» относит прямо на восток или северо-восток, а сам след от трубы практически не затрагивает жилые зоны города, кроме военных баз в Звездном и Сосновом бору.

При обратном же направление ветра воздушные потоки, обдувая расположенную в полусфере небольшого хребта (с открытым пространством на севере полусферы) трубу ТЭЦ, заворачиваются опять же в восточном и северо-восточном направлении.

Очевидно, что растущие аппетиты ТГК-14 коренным образом противоречат интересам жителей столицы Бурятии, власти которой не в состоянии их защитить. Еще два года назад экс-мэр Улан-Удэ Геннадий Айдаев заикнулся было о том, чтобы путем выкупа вернуть в собственность республики ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2. Однако тогда ему не позволили даже увести у ТГК-14 находящиеся в аренде муниципальные (!) тепловые сети и передать их в аренду другой фирме.

Сегодня уже депутаты вновь поднимают этот вопрос.

- Если не будет конкретной программы развития стратегических отраслей (имеется в виду теплоэнергетика Улан-Удэ – С.Б.), а мы сегодня ее не увидели, то в скором времени можно ожидать коллапса! – сказала на сессии депутат Зинаида Данилова. – Потому, что энергетическая безопасность связана с рисками развития региона в целом. Очевидно, что нам уже сейчас нужно продумать механизмы возвращения стратегических отраслей государству. Другого выхода на данный момент я не вижу.

Тарифная эквилибристика

Тем временем, на том же «правительственном часе» Алексей Хандархаев рассказал депутатам о том, что оставшиеся пока у мэрии в собственности городские тепловые сети арендуются ОАО «ТГК-14» на интересных условиях. До 2016 года по условиям договора сумму аренды в 100 млн рублей в год эта читинская фирма совсем не переводит на счета мэрии, для того, чтобы хозяева могли содержать сети в исправном состоянии, а пускает на ремонт сетей по собственному усмотрению.

Вопрос: а нужны ли самой ТГК-14 исправные сети? Учитывая то, что каждый год, ссылаясь на необходимость ремонта, читинцы заявляют о необходимости включить в тариф для жителей сумасшедшую сумму в полмиллиарда рублей на компенсацию предполагаемых потерь в сетях.
На самом деле же точное количество потерь никак не фиксируется. Но Республиканская служба по тарифам (ведомство, входящее в структуру правительства РБ, руководителя РСТ назначает глава РБ), исправно и в точном соответствии с этими запросами защищая интересы монополиста, каждый раз закладывает требуемую ТГК-14 сумму в тариф. Зачем же при этом ТГК-14 ремонтировать или менять сети, тем самым уменьшая потери и лишая себя аргументов для бесконтрольного повышения тарифа на тепло?

Направляется ли вся сумма аренды в 100 млн рублей именно на ремонт сетей и насколько эффективно используются эти деньги? Ответом на этот вопрос может служить то обстоятельство, что сумма потерь каждый год не снижается, а наоборот увеличивается!

Сами же представители РСТ, видимо, заняты лишь тем, как бы оправдать ежегодное повышение тарифа на 12% , а не на 6% как говорится в прошлогоднем поручении президента Путина. В Хурал руководитель РСТ Оксана Чебунина сама не явилась, отправив «отмазываться» перед депутатами своего зама, молодого человека в модной, «кислотного» цвета рубашке.

- Тарифы на первое полугодие 2013 года на тепловую энергию, водоснабжение, водоотведение и электроэнергию для населения установлены без роста. На второе полугодие рост на тепло 11 %, на водоснабжение и водоотведение 10 % и на электрическую энергию для населения 12 %. Итого в среднегодовом исчислении средний рост по городу не превышает 6% к декабрю 2012 года! – бодро отрапортовал депутатам молодой и.о. руководителя РСТ Борис Хмелев.

Получается, что тариф устанавливается сейчас не в начале года, как раньше, а в июле. Он действует ровно год, до июля следующего года, но его рост в 12% рассчитывается по хитрой методике (от начала календарного года), позволяющей говорить, что тариф вырос не на 12, а всего на 6%!

Другим примером эквилибристики «тарифных решений» может послужить то, как в РСТ объясняют повышение тарифа на тепло после того, как люди стали устанавливать в домах счетчики тепловой энергии, и выяснилось, что они потребляют гораздо меньше, чем рассчитано по нормативам. "Про сокращении объема полезного отпуска сама инфраструктура остается на прежнем уровне. Естественно, необходимы затраты на ее эксплуатацию!" – сказал Борис Хмелев.
Другими словами, сколько не ставьте счетчики, красивую для ТГК-14 сумму потерь и затрат, заложенную в тариф для населения, никто уменьшать, по-видимому, не собирается. Похоже, что пока депутаты не потребуют, чтобы руководитель РСТ, (ведомства, чья деятельность непосредственно касается кошельков всех без исключения граждан), как и министры финансов и экономики, назначался с согласия Народного Хурала, ситуация не сдвинется с места.