Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Свой первый альбом «Абын үндэр үреэлээр» певица Билигма Ринчинова посвятила светлой памяти отца Ринчинэй Жамбал. В новом альбоме три диска: в первом – классические произведения, во втором – лучшие песни бурятских композиторов и в третьем диске – более десяти новых песен бурятских и монгольских композиторов. В концерте-презентации диска 18 мая вместе с Билигмой выступят молодые звезды оперной сцены Аюна Базаргуруева, Ольга Жигмитова, Намхайн Мүнхзул, Мэргэн Санданов, Сультим Дашипылов, Солбон Лубсанов, Нарангэрэлэй Ундрал (Монголия) и ансамбль семьи Ринчиновых.

— Билигма, расскажите про себя и свои детские годы…

— Я родилась в селе Зуткулей Агинского округа в семье Ринчинэй Жамбал из рода Тогтор Хуасай восьмым ребенком. Мои отец и мать воспитали одиннадцать детей. О детстве у меня остались самые светлые воспоминания: со сверстниками мы беззаботно играли, взбирались на гору, собирали цветы и корни саранки, плескались в речушках Зутхэли и Эреэбгэй.

Петь я люблю с самых малых лет, выступать начала еще в детском саду. Первый раз на сцене пела «Пять пальцев» Юрия Ирдынеева. Как самой маленькой, мне доверили роль мизинца. До сих пор мои земляки вспоминают, как я пела «Бишыхан шэгшуудэй» и показывала мизинчик.

— А кто поет в вашей семье?

— В нашей семье нет никого, кто бы не умел петь. Эжы обычно пела, когда вязала или шила. Мне она частенько говорила: «Билигма, не мурлычь, надоело». Сейчас, слушая дочь, иногда думаю, что мама, действительно, уставала от моего пения. Одна из моих сестер даже приходила на прослушивание к моему педагогу Надежде Петровой, которая затемказала мне, что у Даримы голосовые данные лучше, чем у меня.

Так сложилась жизнь, что певицей стала я одна. Но мои братья и сестры специально приедут из Аги на концерт 18 мая поддержать меня. В новый диск вошли три песни в исполнении нашего семейного ансамбля во главе с эжы – Санжад Батонимаевой. Братья и сестры волнуются перед концертом, звонят: «Билигма, но мы же пели только на смотрах самодеятельности... Сможем ли мы выступить на сцене оперного театра?».

— Это замечательно, зрители, кроме голосов молодых солистов оперы, смогут услышать голоса ваших братьев и сестер. Билигма, а ты любишь петь бурятские песни?

— Очень люблю, ведь это мой родной язык, и начинала я петь именно бурятские песни. Работая над диском, я поняла, что на самом деле петь бурятские песни совсем непросто. Когда поешь на бурятском, мне кажется, голос начинает звучать глубже, проникновеннее...

В свободное время люблю читать стихи наших классиков – Дондока Улзытуева, Даши Дамбаева, но, к великому сожалению, их книги я никогда не видела в продаже. У нас в городе почему-то не осталось ни одного специализированного магазина бурятской книги. Жаль, а ведь наш зритель должен понимать, о чем мы поем, потому молодежь должна читать и учиться. Я живу в Улан-Удэ больше двадцати лет, и когда куда-нибудь уезжаю, практически сразу же начинаю скучать по бурятской речи, по дому, по моим землякам – так сильно я люблю Бурятию.

— Я посчитала, в ваш альбом вошло семь арий и романсов, 26 бурятских песен, из них 12 новых. Что будет представлено зрителю 18 мая?

— Под управлением дирижера Владимира Рылова будет звучать классика, лучшие и новые бурятские песни, споем даже народные песни. Вместе с Баттувшином и Павлом Кареловым мы сымпровизируем народную песню «Элһэн дободоо». С баритоном Нарангэрэлэй Ундрал и Ольгой Жигмитовой исполним восхваления-магтаалы Далай ламе и богине Зеленой Таре.

У нас в городе нет звукозаписывающей студии, мне пришлось специально съездить в Улан-Батор для записи песен диска с симфоническим оркестром театра оперы и балета Монголии. Также часть записей прошла в Москве с оркестром Гостелерадио под управлением лауреата Государственной премии России, дирижера Владимира Рылова.

Прозвучат песни Базыра Цырендашиева, Юрия Ирдынеева, Анатолия Андреева, Найдана Дамиранова, Владимира Аюшеева, Владлена Пантаева. Музыку трех новых песен написали знаменитые монгольские композиторы Н. Жанцанноров и Б. Шарав. Также я спою новые произведения Базыра Цырендашиева, Юрия Ирдынеева, Бато Бальжинимаева, Галмандаха Баттулги, Дулмы Сунраповой, Баасандоржа и Энгельсины Гармаевой.

— Когда родилась идея выпуска нового диска?

— Я давно вынашивала идею выпустить диск. Об этом знал мой отец, мы с ним планировали вместе спеть песню «Аргалиин дабаанда» для диска. Я даже выслала ему слова песни, чтобы он начал учить, но этой мечте не суждено было осуществиться. Мой 84-летний отец, полный сил и желаний, проводивший целые дни на ногах, неожиданно для всех нас ушел из жизни в конце года Дракона. Мне так жаль, что мы не успели это сделать... Вчера допоздна я слушала уже готовые песни нового диска и была до слез расстроена, что мой аба, так веривший в меня, не дожил до концерта. Как бы он радовался новому диску, ведь отец хорошо пел. Он всю жизнь проработавший механизатором и водителем, всегда был в курсе всего, немало читал и по-настоящему ценил искусство, музыку. Аба никогда не пропускал концерты в Зуткулее, даже специально приезжал в Улан-Удэ на мои спектакли.

Помню, в 1999 году я и мои сестры участвовали в конкурсе Л. Линховоина в Агинске. В то время не было сотовых телефонов, и мы даже не успели сообщить друг другу об участии в конкурсе. Одна сестра пела в номинации народных песен, представляла Согто-Хангил, вторая прибыла из Зуткулея. Приехал на конкурс и наш аба, потом один из знакомых, сидевших вместе с ним, рассказывал, что отец при выходе дочерей начинал волноваться, ерзать на стуле, а когда вышла я, он произнес «Басагамни, тэсэ» – «Дочь, терпи». По окончании конкурса, когда я, лауреат, вышла петь на гала-концерте, во время поклона я услышала из зала голос папы «Билигмаа..!».

Думаю, что все мы живем молитвами наших родителей и альбом «Абын үндэр үреэлээр», посвященный светлой памяти моего отца Ринчинэй Жамбал, я посвящаю всем матерям и отцам родной Бурятии.

— И все-таки когда вы решили стать певицей?

— Как-то подруга детства рассказывала мне, что я ей говорила: «Ни за что на свете не стану артисткой, потому что они все время ездят. Сядешь, мол, в автобус молодой и вдруг очнешься в этом же автобусе уже пожилой». А у нас в Зуткулее самый лучший Дом культуры во всей Аге, и артисты никогда не проезжают мимо нашего села. Смотреть концерты ходят стар и млад, и даже если артисты опаздывают, народ никогда не расходится, терпеливо ждет возле клуба. И я, конечно, никогда не пропускала концерты. Было и такое, что у меня, семилетней первоклассницы, подруги сестры постарше как-то спросили: «Билигма, как ты стала вдруг так петь?». А я им ответила как взрослая: «Потому что я всегда пою, когда делаю домашнюю работу». И это было действительно так, я пела везде и всегда.

— Наверняка нелегко работать солистом театра... Что, по-вашему, нужно, чтобы стать солистом?

— Прежде всего, огромное желание и здоровье от природы, у нас большие нагрузки. И, конечно же, артист должен быть самым настоящим «работягой». Нельзя лениться, пропускать репетиции, опаздывать на уроки, без дисциплины солисту просто никуда.

— Ваши любимые роли?

— В операх моего любимого Дж. Верди роль Виолетты в «Травиате», Джильда в «Риголетто», Норина в «Дон Паскуале» Г. Доницетти, Розина в «Севильском цирюльнике» Дж. Россини. Я думаю, что не родились еще такие композиторы, которые сравнились бы с ними по силе воздействия на слушателей. Еще одна из ставших мне близких ролей – Арюун Гоохон в спектакле Маркиана Фролова «Энхэ-Булад баатар».

— Где и перед кем вы предпочитаете выступать?

— Певец, где бы и перед кем бы он ни пел, должен выходить на сцену с желанием выступить хорошо. Потому что его слушает Зритель. Иногда бывает, что приходится выступать перед несколькими людьми, но и среди них тоже могут быть люди, ценящие искусство, потому петь так себе я никогда не смогу себе позволить. Вообще любой человек, где бы он ни работал, должен стараться делать свое дело хорошо и с душой, ведь в конечном итоге мы все делаем друг для друга – так меня учили мои эжы и аба.

— Какие песни из альбома вы хотели бы отметить?

— Авторов Б. Шарав и Б. Батхуу «Аялгата һайхан буряад хэлэмни». Это сильное по духу произведение, можно сказать, программное, исполнить его лучше с хором театра. Потому что эта песня – восхваление нашего родного языка. Бурят-монгольского языка, на котором говорили наши легендарные предки – Барга-Батор и Баргажан Гуа, Бурто Шоно и Гуа Марал, Алан Гуа и Бальжан хатан. Эту речь с незапамятных времен слышали великие горы Саян и Бархан уула, волны Байкала и воды Онона и Керулена. Мы поем обо всем этом с Аюной Базаргаруевой, Мэргэном Сандановым и Сультимом Дашипыловым. И этой песней мы просим прощения у родного языка, которому пришлось столько пережить в последнее столетие.

Каждый бурят должен гордиться могучим и таким богатым языком, мне, например, всегда легче говорить и рассказывать о чем-либо на бурятском языке, только так, мне кажется, можно передать все нюансы произошедего. И нас, владеющих языком, много, просто мы разрознены и привыкли общаться на русском. Абсолютно неправы те, кто говорит, что все уже потеряно с языком – нет! Мы – солисты Бурятского государственного академического театра оперы и балета им. Г.Цыдынжапова, где бы ни выступали, всегда поем и будем петь песни на родном языке. Песню «Аялгата һайхан буряад хэлэмни» можно назвать соло, магтаалом бурят-монгольскому языку.

Конечно же, хотелось бы отметить песни, которые поет моя семья, – это известные «Хүрин хээр», «Намар», «Аба эжынгээ байхада» и песня «Нютагни хүлеэнэ», которую мы исполним вместе с дочерью­­­ Сарюной.

— Какое есть желание у певицы Билигмы Ринчиновой?

— У меня остались еще новые песни, которые не вошли в этот альбом, буду работать над ними. В будущем, когда закончу сольную карьеру, хотелось бы заняться педагогической деятельностью, хочется поработать с талантливыми молодыми девочками.

— А кто ваши педагоги?

— Мне повезло в жизни с учителями. Мой первый учитель – народная артистка РСФСР Надежда Казаковна Петровна – учитель многих поколений бурятских певцов. А на путь певицы я вступила с моим следующим педагогом – Татьяной Бадмажаповной Шойдагбаевой, тоже ученицей Надежды Казаковны. А во время учебы в Москве в «Центре оперного пения» Галины Вишневской с 2006 по 2008 годы я занималась у знаменитой Ирины Ивановны Масленниковой. Это один из известнейших педагогов, профессоров Московской консерватории, народная артистка России, исполнительница главных партий сопрано в Большом театре, жена выдающегося режиссера-постановщика Б.А. Покровского. Когда я училась, ей уже был 91 год, но она вплоть до прошлого года, т.е. до самой смерти, продолжала преподавать в консерватории. Я благодарна судьбе, что пробыла два года рядом с живой легендой русской оперы.

А в нашем театре я работаю с Даримой Линховоин. Все знают, какую титаническую работу она проводит с молодыми певцами, приходящими в театр, можно сказать, что поколения бурятских певцов буквально выпестованы ею. И сейчас, когда я писала диск, она специально поехала со мной на запись в московскую студию. По расписанию нам попадалось такое время, что мы, прилетевшие из Улан-Удэ, записывали по нашему времени в три часа ночи. Дарима Лхасарановна играет на фортепиано, а я пою. Звукорежиссер просит все новые дубли, а я пою колыбельную «Унтыш даа, бааюухам» Ирдынеева и буквально засыпаю, стоя у микрофона. Так жаль, что у нас в Улан-Удэ нет ни одной звукостудии, где можно было бы писать концерты. А сколько у нас артистов с великолепными голосами, так и не успевших записаться. Для республики иметь хотя бы одну студию для записи оркестров не должно быть так дорого, может, мне только так кажется, но я посмотрела разные студии в Москве и Улан-Баторе. Кстати, на заметку талантливой молодежи, в Улан-Удэ острая нехватка звукорежисеров и аранжировщиков.

— Вы получили первое место на конкурсе арий и романсов имени Ц. Пурэвдоржа в Монголии.

— Да, 2004 год был удачным для моей сольной карьеры. Вначале я получила Гран при на конкурсе Бадмы Балдакова и диплом за лучшее исполнение романса Балдакова. Затем поехала в Улан-Батор для участия в международном конкурсе Героя Труда, народного артиста Монголии, члена жюри конкурса Чайковского в Москве, по происхождению бурята, знаменитого баса Цэвэгжавын Пурэвдоржа. На этом конкурсе я заняла первое место. Тогда Пурэвдорж гуай был еще жив и, когда я подошла к нему с хадаком, он сказал мне на русском: «Желаю удачи».

— Что бы вы хотели сказать своим слушателям и зрителям?

— Думаю, что пока наш народ будет петь бурятские песни, будет чистой душа народа. Ведь и сегодня в песнях народ передает свои думы и переживания. И так будет всегда, пусть же наш народ живет и развивается, а главное, свято хранит самую большую ценность – родной язык. Большое спасибо всем-всем, кто мне помогает в эти дни.

— Спасибо, Билигма. Я же приглашаю всех читателей в театр оперы и балета 18 мая в 17.00 на сольный концерт народной артистки Республики Бурятия Билигмы Ринчиновой.