Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

С горечью наблюдаю за событиями вокруг семейно-родовой эвенкийской общины «Дылача». Не так давно в офисе общины опять были обыски. Следственные органы изо всех сил стараются доказать, что уголовное дело возбуждено не просто так, поэтому что-то ищут, копают. Странно для меня и другое: кто без решения суда, ведь следствие еще не закончилось, запретил работу «Дылачи»? Кто позволил попирать наши права, закрепленные Федеральным законом №82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов РФ»? Однако прокуратура вместо того, чтобы блюсти закон, сама идёт на его нарушение, требуя ликвидации общины с мотивировкой нетрадиционности добычи нефрита эвенками.

Добыча золота и нефрита была для эвенков традиционной гораздо раньше, чем, например, оленеводство. По словам всемирно известного авторитетного исследователя Глафиры Макарьевны Василевич, на спрос мгновенно реагировали тунгусские князцы.

Конечно, имея уверенность, мы не можем утверждать, что эвенки добывали нефрит в китойское время. Но ни у одного серьёзного ученого нет и тени сомнения, что в глазковское время ещё более широко использовался белый и зеленый нефрит как для сакральных украшений, так и для дисков, закрывающих наиболее слабые места эвенкийских воинов. К примеру, на головном уборе, лбу, висках, затылке, куда могла попасть смертельная стрела. Также камень использовался для экспорта на запад и юго-восток.

Глазковское время охватывает период бурятской и эвенкийской истории с XVIII по XIII века до нашей эры. О нефритовых путях особый разговор. Но коротко о «нашем» Великом нефритовом пути эпохи бронзы (глазковское время). Он исходил из Прибайкалья на запад по известному лесостепному коридору до самой Восточной Европы. А в другую сторону путь из Прибайкалья вёл в шань-иньский Китай.

Так кто такие «глазковцы», добытчики нефрита? Не буду приводить пространные лингвистические доказательства, использованные мною десятки раз и опубликованные, и повторять серьезно обоснованные выводы ученых (всё есть в Интернете), что глазковцы (буряты-бориенгкуры и илэ-эвенки) не только контролировали прибайкальские территории, но и были носителями той культуры, в том числе и горнодобывающей. А вот яркие фрагменты из ряда материальной культуры, доказывающие, что предки эвенков есть глазковцы, необходимо привести. Это легкие, удобные и быстрые лодочки, сделанные из бересты; илэ-эвенки широко использовали их для охоты с воды и рыболовства до концы XX века, на Олёкме используют их до сих пор. В Прибайкалье лодочка называлась «дяв», а на восточных территориях – «оморочка». Также до недавнего времени эвенки использовали похожее на нож приспособление из расколотых трубчатых костей лося для обдирания коры. Археологи нашли фрагменты таких ножей в могилах глазковского времени. По материалам погребений была восстановлена одежда глазковцев. Самая важная деталь сего костюма – это передник, украшенный дисками из нефрита, который с незапамятной древности и до середины XX века был основной деталью одежды эвенков. Доказательствами служат и изобретения деревянных шитых колыбелей (бо), сложного лука, поняги (заплечной доски) для переноски тяжестей, в том числе и камней.

Так что утверждать о нетрадиционности добычи нефрита эвенками и бурятами (и позже пришлыми китайцами) если не противозаконно, то невежественно и неверно исторически.