Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Вдруг возник скандал вокруг строительства Республиканского онкологического диспансера в Улан-Удэ. В результате некачественного выполнения строительных работ на объектах радиационной защиты (так называемых «каньонов») и, скорее всего, вопиющих нарушений технологий строительства есть риск того, что сейчас, когда новый корпус лучевой терапии стоимостью почти в 1 млрд рублей уже построен, его нужно сносить и строить заново. Перед торжественной церемонией «разрезания ленточки» и «вводом объекта в эксплуатацию» опытные чиновники, представляющие заказчика (Минстрой Бурятии), бегут от ответственности. И удар рискует принять на себя глава республики Вячеслав Наговицын.

Министры увольняются

Для начала определимся с терминами, сроками и деньгами. Итак, один из новых корпусов Республиканского онкологического диспансера (двухэтажное здание лучевой конформной терапии площадью 2,3 тыс. кв. м) с двумя «каньонами» (бетонными кубами для радиационной защиты высотой 4,5 м, внутренней площадью 140-145 кв. м и толщиной стен в 2,5 м) для двух «пушек» (суперсовременных линейных ускорителей электронных частиц американской фирмы Varian Medical Systems Inc.) общей стоимостью в 900 млн рублей должен был открыться и начать лечение многочисленных в Бурятии раковых больных еще в сентябре 2012 года. Однако судьбоносный запуск объекта по каким-то причинам пришлось отложить и перенести его на 1 января 2013 года.

Напомним, что еще в июле прошлого 2012 года неожиданно ушел в отставку «по собственному желанию» дальновидный министр строительства Бурятии Владимир Рубан. Новому главе Министерства строительства и модернизации жилищно-коммунального комплекса Виктору Мариничеву тоже не удалось заставить строителей (генподрядчик ЗАО «Техно», субподрядчик ООО «Дарханстрой») вовремя сдать в эксплуатацию корпус лучевой терапии.

А в феврале 2013 года возник первый скандал вокруг перевода денег на строительство. Арбитражный суд Бурятии по иску прокуратуры РБ признал «ничтожной сделкой» допсоглашение № 8 к госконтракту между Минстроем РБ и ЗАО «Техно» (головные офисы в Москве, С.-Петербурге). Вследствие этого субподрядчику, ООО «Дарханстрой», который уже получил «аванс» из Москвы от генподрядчика, пришлось вернуть на счет Управления капитального строительства Минстроя 220 млн рублей. Открытие «готового» корпуса лучевой терапии с завезенной аппаратурой в очередной раз перенесли на март, а затем на 30 мая.

Тем временем из Минстроя РБ ушел очередной министр. В 1 апреля оттуда «по семейным обстоятельствам» уволился второй после Рубана «бамовец» Виктор Мариничев. Вакансия главы Минстроя остается свободной. Сейчас и.о. министра является не первый заместитель министра Евгений Коркин, а его молодой коллега, просто зам Федор Трифонов (не путать с депутатом Хурала Трифоновым).

Не исключено, что это министерское кресло Вячеслав Наговицын держит для своего скандально известного протеже, ныне начальника Управления капитального строительства (УКС) Минстроя Сергея Шабалова. Последний сменил на посту начальника УКСа не менее скандального Евгения Восканянца, сидящего сейчас под несколькими уголовными делами. Занять место министра Сергей Шабалов пока не может ввиду отсутствия у него диплома строителя, которого его лишили в марте решением ректора ВСГУТУ.

Итак, почему же в Бурятии один за другим уходят «по собственному желанию» главы Минстроя, заказчика строительства Республиканского онкологического диспансера (общая сумма госконтракта с ЗАО «Техно» 4 584 077 970 рублей), и почему все время откладывается дата открытия первой очереди строительства диспансера, здания лучевой терапии?

Кто скажет: «Поехали»?

«Новой Бурятии» удалось выяснить возможную причину этого, а также скандальную историю строительства нового корпуса диспансера и испытаний сверхсовременного радиологического оборудования, которое должно было помещено в двух бетонных «каньонах» этого здания.

Сейчас в коридорах нового корпуса, находящегося в нескольких десятках метров от одного из улан-удэнских небоскребов под названием «Солнечная башня», идет наладка и приемка медицинского оборудования, компьютерных систем управления, лечения, дозиметрического контроля, то есть всего комплекса аппаратуры производства компании «Вариан медикал системс» (Varian Medical Systems Incorporated) , одного из трех ведущих в мире производителей мирного радиологического оборудования. Специалисты из Швейцарии и Москвы, нанятые генподрядчиком (ЗАО «Техно») и посланные сюда «сдавать» оборудование, учат местных коллег (инженеров и врачей), обращаться с аппаратурой, вводят программное обеспечение. Все оборудование уже давно расставлено по кабинетам в самом корпусе, а самое главное, в обоих «каньонах» (к которым, собственно, и пристроено само двухэтажное здание диспансера) уже давно установлено это чудо техники, «пушки» - ускорители электронных частиц марки Clinac-2300, самая последняя «вариановская» разработка.

На первый взгляд все здесь давно готово к началу работы, работает сантехника и все электроприборы, в кабинетах и коридорах расставлена мебель, на коридорных стенах висят модные фотокартины. Все облеплено дешевенькой плиткой, в аппаратных за стеной каньона на полу скромненький линолеум, хотя в смете строительства заложена самая дорогая плитка и ковролин на резиновой основе. Обстановка напоминает анекдот про «нового русского», который, посетив в первый раз музей Эрмитаж в Зимнем дворце в Петербурге, сказал: «Бедненько, но чистенько».

Однако сами «пушки» сегодня включить здесь никто не может. Дело в том, что запускать ускорители представители ЗАО «Техно», приобретшие у «Вариан» эту аппаратуру, не могут, так как в этом случае никто не обещает того, что весь комплекс аппаратуры вообще будет нормально работать и останутся в силе гарантийные обязательства от американцев. Запускать в эксплуатацию линейные ускорители имеют право только специалисты «Вариана», фирмы-производителя. Но руководство этой компании пока наотрез отказывается присылать в Улан-Удэ своих специалистов для включения «пушки».

Что произошло во время испытаний

Оказывается, месяц назад в апреле 2013 года во время проведения первых испытаний (на низких энергиях) линейных ускорителей в Республиканском онкологическом диспансере произошло ЧП, ставящее под сомнение вообще перспективу запуска там радиологического оборудования.

Рассказывают, что после того, как инженеры-вариановцы включили ускоритель частиц в каньоне № 2, в помещениях вне каньона, за его бетонными двухметровыми стенами сработала система дозиметрического контроля, замигали красным цветом датчики! Вариановцы тут же выключили всю аппаратуру (ускоритель в каньоне № 1 даже не успели включить) и бегом (!) удалились на безопасное расстояние от корпуса лучевой терапии, в грубой форме послав подальше организаторов испытаний.

Оказалось, что двухметровые стены «каньона» почти не держат радиацию! Руководство «Вариана» срочно отозвало из Улан-Удэ своих специалистов. И как заявили представители фирмы, инженеры американской фирмы-производителя приедут сюда запускать «пушки» только после того, как строители и заказчики предоставят им официальное заключение об эффективности радиационной защиты! Таким образом, сейчас на неопределенный срок откладывается не только ввод в эксплуатацию дорогостоящего оборудования для лечения людей, но даже и включение пушек для проведения испытаний.

Напомним, что для безопасной работы линейных ускорителей электронных частиц необходимо проведение двух этапов испытаний оборудования (на низких и на высоких энергиях) и экспертное заключение Ростехнадзора по радиационной защите объекта и окружающей территории. Так чего же испугались американские инженеры?

Залили каньон

Такого скандала в Бурятии еще не было. Минстрою и УКСу в свое время не удалось скрыть даже гораздо меньший скандал с медоборудованием для хирургического корпуса Республиканской клинической больницы им. Семашко (стоимость «всего» 100 млн рублей), которое из-за того, что 5 лет назад было поставлено в состоянии «недокомплекта», до сих пор простаивает без дела. Теперь же под угрозой срыва находится проект стоимостью в 900 млн рублей – корпус лучевой терапии со всем дорогостоящим оборудованием (только одна «пушка» стоит 360 млн рублей), который теперь возможно, нужно будет разбирать и все строить заново. Не исключено, что «зависает» продолжение и всего общего проекта (в 4,5 млрд рублей) «Развитие и реконструкция республиканского онкологического диспансера в г. Улан-Удэ», реализуемого в Бурятии на федеральные деньги.

В первую очередь речь идет о двух каньонах, построенных фирмой-субподрядчиком некачественно и, скорее всего, с нарушениями требований для объектов радиационной защиты. Проверять бетонные кубы теперь надо как по толщине стен, так и по качеству бетона. При строительстве таких каньонов обычно используется плотный бетон марки 400, а при заливке стен должна соблюдаться технология с использованием глубинных вибраторов, ровно распределяющих бетонную массу в опалубке.

Для того, чтобы определить марку бетона, использованного при строительстве каньонов в корпусе лучевой терапии онкологического диспансера, нужно проводить специальные исследования. А вот что касается технологий строительства, то они, по информации источников «Новой Бурятии», скорее всего, не соблюдались. Как рассказал один из источников, при возведении «Дарханстроем» двух каньонов (сначала заливали каньоны, а потом к ним пристраивали весь корпус) часто невозможно было использовать наиболее эффективные глубинные вибраторы из-за того, сверху накладывалась мелкая сетка, через которую вибратор не пролезал. В результате использовали так называемые «площадные вибраторы», трясущие опалубку. Один из свидетелей описал даже такую картину, когда в январе 2012 года на сорокаградусном морозе несколько китайцев, вооруженных черенками от лопат и палками, вручную «уплотняли» бетонную массу в опалубке строящегося каньона.

Мегаэлектронвольты и микрозиверты

Сегодня специалисты предполагают, что из-за нарушения технологий укладки бетона в теле каньонов (по крайней мере, одного каньона точно) образовались «пазухи», или незаполненные бетонной массой пустоты, свободно пропускающие довольно сильную радиацию, источником которой являются «пушки», или линейные ускорители электронных частиц. По техническим документам, ускоритель фирмы «Вариан» может вырабатывать направленный луч мощностью 18 МэВ (мегаэлектронвольт)!

Даже в эти дни неработающая «пушка» второго каньона, которую включали всего один раз, дает радиацию, явно превышающую санитарные нормы. Направление луча данной пушки, изменяющей свое положение на 360 градусов, идет, по описанию источников, в двух направлениях: прямо в сторону здания «Солнечной башни» и в противоположную сторону на улицу Пирогова. Пока исследования при помощи профессиональной аппаратуры также не проводились. Однако сегодня прямо возле внешней стены каньона № 2 по направлению к «Солнечной башне» любительскими дозиметрами зафиксирован уровень радиации в 30 мкЗв/ч (микрозивертов в час) при норме в 6 мкЗв/ч. В противоположном направлении обеспокоенные работники онкодиспансера обнаружили радиацию в 60 мкЗв/ч при норме в 1,2 мкЗв/ч! То есть, превышение норм, допустимых при эксплуатации, уже сейчас, в нерабочем состоянии, составляет в 5 – 50 раз, а что же будет, если в такой ситуации включить хотя бы одну «пушку»?!

Как в Чернобыле

Ситуация напоминает замкнутый круг. Для того, чтобы включить «пушки» и использовать их для лечения больных, нужно провести испытания, получить заключение об эффективности радиационной защиты и только потом пригласить специалистов из «Вариана», чтобы запустить аппаратуру. А для того, чтобы провести испытание, все равно нужен специалист-вариановец, который бы включил «пушку». Но пока американцы не получат заключение о том, что радиационная защита каньонов эффективна, они в Улан-Удэ не приедут.

По сведениям «Новой Бурятии», власти республики лихорадочно ищут выход из создавшегося положения, в которую завели Бурятию строители и особенности так называемой «откатной экономики», при которой, если это будет и дальше продолжаться, строителям скоро вообще не на что будет строить свои объекты. Поскольку уже сейчас, доли «откатов» перешли все мыслимые границы и приближаются, по слухам, к 50% от суммы госконтракта, а строители вынуждены экономить на всем, порой даже в ущерб безопасности граждан и окружающей среды.

Самый безопасный способ все исправить – это построить корпус лучевой терапии вместе с каньонами заново. Однако самый прогнозируемый вариант такой. Общественность, надзорные и правоохранительные органы, скорее всего, останутся просто в неведении, а 30 мая (или опять немного позже) Вячеслав Наговицын торжественно перережет ленточку при «открытии» нового корпуса. При этом по телевизору покажут впечатляющую картинку с современным медоборудованием, а больным жителям республики скажут, что наконец-то они (и не только они, но и все граждане России, живущие от Иркутска до Владивостока) могут получать качественное современное онколечение. Ведь высокотехнологичное оборудование у нас есть, персонал отделения лучевой терапии (медицинский физик, радиолог, инженеры и врачи) обучен в Лас-Вегасе, Огайо, Мэриленде, Вашингтоне, в Европе, Москве. И дальше будет обучаться!

Но когда отгремят фанфары, «пушки», скорее всего, не заговорят, оборудование стоимостью почти в 800 млн останется простаивать, а власти начнут думать, как объяснить в Москве то обстоятельство, что нам вдруг в больших количествах потребовалось еще и большое количество свинца. Есть такой вариант, чтобы с помощью этого допотопного метода (как после аварии в Чернобыле) закрыть контуры каньонов и уменьшить риск проникновения радиации в зоне «маленького Чернобыля» возле «Солнечной башни».

Кто будет отвечать за ситуацию тоже пока не понятно. Не отвечает же никто за то, что медоборудование в хирургическом корпусе Республиканской больницы, поставленное еще в 2008 году, так и не работает! Кстати, бывалые министры-«бамовцы» Владимир Рубан и Виктор Мариничев заблаговременно уволились, Евгений Восканянц, бывший начальник УКСа, ведущего «технический надзор и техническое сопровождение» проекта, уволился тоже. По-видимому, отвечать за чужие «откаты» никто не хочет.

Продолжение следует...