Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В начале этой неделе заказчики и строители корпуса лучевой конформной терапии Республиканского онкологического диспансера в ответ на публикацию «Новой Бурятии» («НБ», № 19, от 19 мая 2013 года «Кто ответит за «маленький Чернобыль» в Улан-Удэ?» ) обнародовали официальное заключение экспертов, которое говорит о том, что радиационная обстановка на этом объекте якобы соответствует санитарным правилам и что нормы радиационной безопасности там якобы полностью соблюдены. Однако сегодня есть серьезные основания для сомнений в профессионализме экспертов из Санкт-Петербургского НИИ радиационной гигиены, представивших на суд общественности, возможно, недостоверные результаты испытаний.

«Новая Бурятия» продолжает журналистское расследование скандальных обстоятельств финансово насыщенного строительства корпуса лучевой терапии с двумя бетонными «каньонами» для радиологического оборудования (двух суперсовременных линейных ускорителей электронных частиц Clinac-2300). Напомним, что в предыдущей публикации на эту тему высказывалось требующее проверки со стороны правоохранительных и надзорных органов предположение о том, что радиационная защита каньонов выполнена неэффективно.

Все хорошо, все хорошо…

Однако уже 27 мая представители Минстроя Бурятии (заказчик строительства) и питерской фирмы ЗАО «Техно» (генподрядчик), защищая честь мундира, выступили с опровержением этой информации. В этот день и.о. министра строительства Бурятии Федор Трифонов на правительственном брифинге привел журналистам выводы экспертного заключения питерского НИИ радиационной гигиены имени Рамзаева, составленного на основании проведенных в конце апреля испытаний работы упомянутых ускорителей.

- Мы внимательно изучили статью Сергея Басаева по вводу в эксплуатацию онкологического диспансера, в частности, здания лучевой конформной терапии, – сообщил журналистам Федор Трифонов. – По этим замечаниям, в частности, по повышенному уровню радиации, который имел место при запуске этих ускорителей, могу сказать, что в мае испытательно-лабораторным центром из Санкт-Петербурга, специализированной организацией, была проведена проверка работы ускорителей. Есть соответствующие протоколы испытаний, есть заключение по обоим ускорителям. В заключении отражено, что радиационная обстановка в смежных с процедурной (помещения 102, 101) линейных ускорителей электронов Clinac-2300 помещениях и на прилегающей к наружным стенам территории Республиканского клинического онкологического диспансера соответствует санитарным нормам и обеспечивает ограничение годовых доз техногенного облучения всех категорий облучаемых лиц за счет эксплуатации ускорителя в соответствии с требованиями норм радиационной безопасности!

Проще говоря, и.о. министра строительства сказал о том, что лабораторные испытания при запуске на полную мощность (18 мегаэлектронвольт, МэВ) обоих ускорителей показали результаты в пределах нормы. Следовательно, радиационная защита «каньонов», якобы, вполне эффективна и никакой опасности для персонала онкологического диспансера и жителей окружающих домов нет.

Вслед за заявлением и.о. министра последовало сообщение заместителя начальника Управления капитального строительства (УКС) Минстроя Бурятии Сергея Манхаева о том, что сегодня, 29 мая 2013 года, в 14.00 состоится торжественное открытие корпуса лучевой терапии. Предположительно сам глава Бурятии Вячеслав Наговицын, главный инициатор строительства, перережет красную ленточку, а журналисты получат возможность сделать красивую «картинку» (с современным оборудованием) для своих изданий и каналов.

Что же будет скрыто за пафосным открытием нового корпуса онкологического диспансера и останется за кадром?

Ускорители экспертиз

В ходе брифинга в правительстве республики «Новой Бурятии» не удалось выяснить интересующие нас обстоятельства проведения испытаний, проведенных инженером-исследователем Санкт-Петербургского НИИ радиационной гигиены имени Рамзаева Николаем Титовым. Участвовавшие во встрече с журналистами начальник строительства ЗАО «Техно» Сергей Крайник, директор по строительству ЗАО «Техно» Михаил Белоусов никакой информации (о том, сколько раз в течение 70 испытаний включались линейные ускорители, и какое время они находились во включенном на полную мощность состоянии) дать не смогли.

В то же время сам текст «заключения», подписанный руководителем Федерального радиологического центра Анатолием Барковским и утвержденный директором НИИ радиационной гигиены Иваном Романовичем, даже при самом поверхностном изучении вызывает сомнения даже у неспециалистов. Но обо всем по порядку.

Во-первых, бросается в глаза удивительная небрежность в оформлении этой работы, вызывающей подозрения в том, что заключение явно готовилось в крайней спешке (куда спешили?!) с возможным использованием копированных материалов из других подобных документов. Так, например, на первой странице заключения в перечислении моделей ускорителей Clinac (2100C, 2100C/D & 2300C/D) употребляется значок & (“and”, «и»), что, возможно говорит о том, что эта часть текста скопирована с англоязычного электронного документа и по небрежности не исправлена.

В другом месте при описании контрольных точек, в которых проводились измерения при работающем ускорителе, размещенном в процедурной № 102 (второй «каньон»), точки №№ 2,3 названы так: «рабочее место оператора Clinac 2100C». Хотя испытания там проводились на другой модели ускорителя – Clinac-2300C/D! В данном случае также возникает подозрение, что сама схема контрольных точек была просто скопирована на этот раз с постороннего русскоязычного файла, в котором описывались какие-то другие испытания. По словам замначальника УКСа Сергея Манхаева эта «техническая ошибка» была оперативно исправлена. Однако осадок, что называется, остался.

Где критерии истинности?

Во-вторых, не меньше вопросов вызывает отсутствие в «экспертном заключении» пространственного описания местонахождения контрольных точек, в которых производились замеры. К самим приведенным цифрам замечаний нет, так как они не превышают нормы радиационной безопасности для персонала группы А (людей, работающих на атомных подлодках и ледоколах, атомных электростанциях и т.п.). Однако в таблицах с результатами испытаний указана лишь высота проведенных замеров (30, 80, 120, 160 см от пола). Но в остальном положение дозиметров в пространстве не дано ни в схемах, ни в таблицах. Таким образом, исходя из текста этого заключения, невозможно будет с точностью повторить этот эксперимент. Поскольку неясно то, в каких точно точках нужно ставить дозиметр для измерения радиационного воздействия.

В то же время, описание любого корректного измерения предполагает возможность того, что любой человек с такими же приборами может сделать в точности такие же измерения и получить такие же результаты! Если этого нет, то ни в одном научном институте такую экспериментальную работу никогда не примут как достоверную. Допускаю, что в некоей стандартной методике геометрия точек, возможно, описана более подробно. Однако элементарные требования, несомненно, должны выдерживаться. Чего в обоих экспертных заключениях (на работу двух ускорителей), к сожалению, не наблюдается.

В-третьих, в экспертных заключениях не приводятся средние значения и среднеквадратичные отклонения, которые являются «критериями истинности», то есть, показывают то, насколько точно проведено измерение.

В-четвертых, определенные сомнения вызывают даты проведения испытаний. В заключениях записаны две даты: 24 апреля (ускоритель в процедурной № 101) и 25 апреля (ускоритель в процедурной № 102). Однако, по словам источников «Новой Бурятии» все испытания на ускорителях в онкодиспансере были проведены за один день.

Дозиметры не те?

И, наконец, самое главное. Оказывается, инженер-исследователь питерского НИИ Николай Титов, согласно протоколу испытаний провел свои измерения радиационного излучения ускорителей Clinac-2300C/D дозиметрами, которыми технически невозможно зафиксировать показания излучения при работе ускорителей на максимальной мощности! Причем, согласно протоколу испытаний все измерения «проводились при максимальных рабочих параметрах ускорителя – энергия ускоренных электронов 18 МэВ».

С этого момента читателю необходимо обратится к протоколам испытаний в корпусе лучевой терапии, где черным по белому записано, что у Николая Титова в распоряжении были два дозиметра:

- дозиметр фотонного излучения ДКС-АТ1123, № 50315, свидетельство о поверке № 0014967, ФБУ «Тест-С.-Петербург» до 05.03.2014 г., основная относительная погрешность плюс-минус 15%;

- дозиметр-радиометр МКС-АТ1117М, № 12921, свидетельство о поверке № 201–396/12, ФГУП «ВНИИ им. Д.М. Менделеева» до 16.05.2013 г.

Однако, если заглянуть в технические характеристики этих приборов, то любой пользователь поисковых систем в «мировой паутине» обнаружит, что диапазон энергий первого из перечисленных дозиметров (ДКС-АТ1123) небольшой, всего от 15-ти килоэлектронвольт (кэВ) до 10-ти мегаэлектронвольт (МэВ). Это означает, что кривая роста показателей излучения может быть зафиксирована на этом приборе только до 10 МэВ, а получить достоверные результаты при работе ускорителя на 18-ти МэВ просто нельзя!

Аналогичная история и с другим дозиметром, при работе с которым используются выносные блоки детектирования (БД). Вот диапазоны энергий рентгеновского и гамма-излучения всех используемых в этом приборе выносных (съемных) блоков:

БДКР-01 5 – 160 кэВ

БДКГ-03, БДКГ-05, БДКГ-11 50 кэВ – 3 МэВ

БДКГ-04 15 кэВ – 3 МэВ

БДПС-02 20 кэВ – 3 МэВ

БОИ, БОИ2, БДКГ-01, БДКГ-17 60 кэВ – 3 МэВ

БДПБ-01, БДПБ-02, БДПС-2 155 кэВ – 3,5 МэВ

БДКН-01, БДКН-03 0,025 эВ – 14 МэВ

Как видите, диапазон блоков в большинстве случаев составляет 3–3,5 МэВ, и только лишь в одном случае – 14 МэВ. В протоколе испытаний диапазон используемого блока не указан. Однако в любом случае корректные измерения радиационного излучения ускорителя, работающего на 18-ти МэВ, провести невозможно.

Для сравнения, приведем пару наглядных примеров. Невозможно, например, установить температуру больного с помощью градусника со шкалой до 20 градусов или поймать «полицейскую волну» с частотой 148,32 МГц с помощью обычного автомобильного радиоприемника, работающего на частотах от 70-ти до 107,5 МГц. Так же нельзя провести достоверные измерения радиационного воздействия работающего на 18-ти МэВах ускорителя с помощью дозиметра с диапазоном в 10 МэВ!

Таким образом, явно некорректные измерения в ходе испытаний эксперта Санкт-Петербургского НИИ Николая Титова, и не менее сомнительные экспертные заключения его старших коллег, Анатолия Барковского и Ивана Романовича, явно нуждаются в объективной проверке со стороны правоохранительных и надзорных органов. Такую проверку вправе будут провести независимые эксперты, обладающие необходимой лицензией для осуществления такой деятельности и приборами, с помощью которых можно провести достоверные результаты испытаний (с диапазоном энергий 18 МэВ). А пока зададимся двумя вопросами. Описанное выше заключение было составлено специалистами или случайными людьми? И действительно ли безопасен тот объект, который сегодня будет открывать Вячеслав Наговицын?