Все чаще СМИ освещают «громкие» уголовные дела, по которым лицами, оказавшимся на скамье подсудимых, заключается «сделка с правосудием». Исполняющий обязанности прокурора республики Бурятия Александр Муравьев раскрыл «Новой Бурятии» суть этого нового юридического явления.

- Александр Кириллович, нужна ли России практика «сделок с правосудием» и в чем суть такой сделки?

- Федеральным законом от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ «О внесении изменений в УК РФ и УПК РФ» в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство введен неизвестный ранее в России институт досудебного соглашения о сотрудничестве. Данное нововведение обусловлено необходимостью применения новых методов в борьбе с наиболее опасными видами преступлений и направлено, в первую очередь, на противодействие организованным формам преступности, эффективное раскрытие и расследование коррупционных преступлений, «заказных» убийств, бандитизма, незаконного оборота наркотиков и т.д.

По своей сути досудебное соглашение о сотрудничестве означает такой компромисс личности и государства, который в ответ на соответствующее поведение обвиняемого позволяет сократить грозящее наказание. С учетом его значимости для уголовного судопроизводства досудебное соглашение весьма востребовано на практике. Об этом свидетельствует и тот факт, что за время действия указанного закона прокурорами Бурятии заключено 35 досудебных соглашений с обвиняемыми (подозреваемыми), судами республики рассмотрено в порядке ст. 317.7 УПК РФ 23 уголовных дела в отношении 24 лиц.

- Известно, что институт досудебного соглашения о сотрудничестве заимствован из зарубежного законодательства. В чем различия и имеются ли какие-либо особенности данного института в системе российского права?

- Действительно, своим зарождением и развитием данный правовой институт обязан системе англосаксонского права, где он именуется «сделкой с правосудием». Наибольшее распространение он получил в США, где прокурору предоставляется право свободно распоряжаться обвинением вплоть до отказа от его части и где «сделка с правосудием» находит свое выражение как в письменных соглашениях сторон, так и в устных договоренностях.

В российском законодательстве порядок заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и принятия судебного решения по таким уголовным делам предусмотрен главой 40.1 УПК РФ. Окончательное решение по рассматриваемому ходатайству о заключении соглашения о сотрудничестве принимает прокурор. В системе российского права досудебное соглашение по своей сути не определяет пределы обвинения, а влияет на решение вопроса о снижении наказания либо освобождении от него лица за содействие, оказанное следствию.

- Каков порядок заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и в каких случаях прокуратура готова пойти на сделку с обвиняемым?

- Подозреваемый или обвиняемый вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с момента начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия. В этом ходатайстве подозреваемый или обвиняемый указывает, какие действия он обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления.

Ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве представляется прокурору подозреваемым или обвиняемым, его защитником через следователя.

Прокурор рассматривает указанное ходатайство и принимается решение об его удовлетворении, либо об отказе в его удовлетворении. К слову сказать, следователь вправе отказать в возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении соглашения о сотрудничестве, и такой отказ может быть обжалован стороной защиты руководителю следственного органа.

Уголовно-процессуальный закон не оговаривает возможности предварительной встречи (беседы) прокурора с обвиняемым (подозреваемым), заявившим ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, и его защитником до принятия решения по ходатайству. Нет и запрета на такие встречи, в связи с чем по усмотрению прокурора они могут иметь место. По моему мнению, проведение указанных бесед обязательно, поскольку они позволяют прокурору выяснить у подозреваемого (обвиняемого), как он понимает смысл и последствия досудебного соглашения о сотрудничестве. Уточнить сущность сведений, которые он желает сообщить следствию, оценить их важность. Кроме того, до составления соглашения о сотрудничестве прокурору необходимо убедиться в том, что подозреваемый, обвиняемый принимает решение о сотрудничестве со следствием добровольно.

При оценке необходимости заключения досудебного соглашения прокурором учитываются эффективность и значимость действий, которые обязуется выполнить подозреваемый (обвиняемый). При этом основным критерием является не только признание вины в инкриминируемом преступлении, но и изобличение других соучастников, розыск имущества, добытого в результате преступления, сообщение о ранее неизвестных правоохранительным органам преступлений и т.п.

Бывают случаи, когда лицо, изобличенное в совершении преступления и без его показаний, пытается минимизировать для себя предстоящее уголовное наказание и заявляет ходатайство о заключении досудебного соглашения. При этом, кроме признательных показаний, ничего более предложить не может. Естественно, признательные показания могут быть учтены в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, но для заключения досудебного соглашения о сотрудничестве этого недостаточно.

Например, признавая нецелесообразным заключение досудебного соглашения о сотрудничестве с Н., обвиняемого в трех эпизодах тайного хищения имущества граждан в составе организованной преступной группы, прокуратурой республики было указано, что причастность Н. к инкриминируемым ему преступлениям подтверждалась иными добытыми по делу доказательствами. А его ходатайство не содержало сведений, имеющих значение для следствия в раскрытии и расследовании преступлений, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске похищенного у потерпевших имущества. И ему было отказано в заключении досудебного соглашения.

Противоположным примером является ходатайство, заявленное З., обвиняемого в пяти эпизодах хищения автомашин граждан общей стоимостью свыше 1,5 млн рублей в составе группы лиц по предварительному сговору с Б., Т. и М.

В своем ходатайстве З. обязался дать признательные показания, изобличающие его соучастников, сообщить о трех новых преступлениях и выдать похищенные автомобили. В результате заключенного с З. досудебного соглашения следствием получены доказательства, изобличающие других соучастников преступления, потерпевшим возвращено дорогостоящее имущество, а З., в свою очередь, получил возможность пересмотреть свой образ жизни и начать все, как говорится, с чистого листа, избежав реального лишения свободы.

В случае соблюдения обвиняемым условий и выполнения обязательств, предусмотренных соглашением, при направлении уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу прокурор выносит представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по данному уголовному делу.

Следует отметить, что закон не требует согласия потерпевшего на рассмотрение дела в таком порядке.

В случае несоблюдения обвиняемым взятых на себя обязательств прокурор, помимо решения об отказе во внесении представления об особом порядке проведения судебного заседания, с учетом мнения следователя вправе принять решение о прекращении досудебного соглашения о сотрудничестве в любой момент досудебного производства, оформив свое решение мотивированным постановлением. Уголовное дело в таком случае рассматривается судом в общем порядке. Подсудимый, соответственно, лишается возможности смягчения в отношении него уголовного наказания.

- Александр Кириллович, лица, изъявившие желание оказать содействие органам следствия, могут подвергнуться опасности - посягательствам со стороны соучастников преступлений, членов ОПГ. Каким образом государство может гарантировать их безопасность?

- Во-первых, в соответствии с п. 4 ч.1 ст. 154 УПК РФ заключение досудебного соглашения о сотрудничестве является основанием, позволяющим выделение уголовного дела в отдельное производство в отношении лица, с которым такое соглашение заключено. Рассмотрение в судебном заседании такого уголовного дела проходит также отдельно от других соучастников.

Во-вторых, в случае возникновения угрозы безопасности подозреваемого или обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, его близких родственников, родственников и близких лиц, следователь выносит постановление о хранении ходатайства обвиняемого, постановления следователя и прокурора, а также самого досудебного соглашения в опечатанном конверте.

И, в-третьих, при необходимости применяется весь спектр мер государственной защиты, предусмотренный Федеральным законом от 20.08.2004 №119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», включая временное помещение в безопасное место, переселение на другое место жительства, замену документов, изменение внешности, изменение места работы (службы) или учебы и т.п. Причем, согласно ст. 317.9 УПК РФ, меры госзащиты, помимо самого лица, заключившего «сделку с правосудием», могут быть применены к его близким родственникам, родственникам или просто близким лицам (например, к гражданской супруге), чья судьба имеет для него значение.

При этом отмечу, что в правоприменительной практике правоохранительных органов нашей республики подобные меры защиты применялись не раз.

В заключение хотелось бы добавить, что досудебное соглашение – это институт, присущий зрелому правовому государству, отказавшемуся от жестоких методов расследования, и является, в первую очередь, средством борьбы с организованной преступностью. Несмотря на свою молодость, он уже принес неплохие плоды, и полагаю, в дальнейшем с учетом складывающейся правоприменительной практики получит дополнительное законодательное развитие.

Пример из прокурорской практики:

Гр-н К. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 – п. «г» ч.3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 – п. «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30 – п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, то есть в сбыте наркотических средств.

25 октября 2012 года с обвиняемым К. было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в рамках которого он, помимо признания вины в инкриминируемых ему преступлениях, обязался изобличить в совершении сбыта наркотических средств П. и Р., которые сбывали наркотические средства ему.

В результате сотрудничества К. дал подробные и признательные показания в совершении всех инкриминируемых ему преступлений с указанием каналов приобретения им наркотических средств и изобличением П. и Р., сбывших ему наркотические средства. Подробно рассказал о способах, целях, мотивах и методах совершенных преступлений, в том числе сообщил сведения, о которых органам предварительного следствия не было известно. Тем самым он способствовал следствию в расследовании уголовного дела и установлению объективной истины; выдал наркотические средства, не обнаруженные в ходе проведенных следственных действий.

Содействие обвиняемого К. следствию имело существенное значение в расследовании уголовного дела, а также раскрытию и установлению обстоятельств по новым, ранее совершенным преступлениям. Данные обвиняемым К. показания при выполнении им обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве, сведения нашли своё подтверждение, соответствуют материалам уголовного дела, согласуются с обстоятельствами совершённых преступлений.

Прокурором в суд внесено представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу К. Судом Железнодорожного района в отношении К. постановлен обвинительный приговор и с учетом досудебного соглашения ему назначено условное лишение свободы. В противном случае К. ожидало реальное лишение свободы на срок от 8 до 20 лет.

По дополнительно выявленным фактам сбыта наркотических средств в отношении П. и Р. возбуждены уголовные дела по признакам преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, им грозит уголовное наказание до 20 лет лишения свободы.