Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат будет закрыт окончательно, пообещал премьер Дмитрий Медведев. На развитие Байкальского монорегиона будет потрачено более 40 млрд рублей, а на крупнейшем пресноводном озере будет создана рекреационная зона, пишет «Газета.ru». Пока обремененный долгами комбинат продолжает работу, его консервация займет годы, обойдется в миллиарды рублей и может оставить без работы жителей моногорода.

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат (БЦБК) будет закрыт окончательно, заявил на встрече с активом партии «Единая Россия» в Иркутской области премьер-министр Дмитрий Медведев.

- Пора набраться мужества и принять ответственные решения, — сказал глава правительства, — обратной дороги нет. В настоящее время готовится план развития Байкальского монорегиона.

По словам Медведева, общий объем финансирования по этому плану превысит 40 млрд рублей, в том числе по линии федерального бюджета составит до 26 млрд рублей.

Средства будут направлены на остановку Байкальского ЦБК, рекультивацию и очистку прилегающей территории, а также на развитие самого региона, создание инфраструктуры и рабочих мест для людей, проживающих в Байкальске. По словам Медведева, дальнейшее развитие города после закрытия ЦБК должно быть связано с созданием в регионе рекреационной зоны.

Пока комбинат продолжает работу. Накануне сообщалось, что БЦБК возобновил работу после четырех недель простоя. В 2012 году Росприроднадзор продлил БЦБК разрешение на сброс отходов в Байкал еще на год.

БЦБК был введен в эксплуатацию в 1966 году и на протяжении всей работы вызывал протесты экологов. Greenpeace оценил ежегодные выбросы сточных вод комбината в 100 тысяч кубометров. В 2008 году власти запретили сброс отходов производства в Байкал и предписали перейти на замкнутый водооборот. БЦБК приостановил работу, но в 2010 году вновь возобновил производство с согласия Владимира Путина, занимавшего тогда пост премьера. В феврале этого года правительство приняло решение о постепенном закрытии БЦБК «с переносом производства на другие заводы». Как объявил тогда вице-премьер Аркадий Дворкович, процесс может занять несколько лет. Губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко заявлял, что закрытие БЦБК может занять около года, а ликвидация его отходов — до четырех лет.

По оценкам экологов, только остановка производства потребует не менее двух лет. По словам гендиректора «ВЭБ Инжиниринг» Дмитрия Шейбе (ВЭБ — основной кредитор БЦБК), закрытие ЦБК может стоить 12–15 млрд рублей.

Основные причины, препятствующие закрытию БЦБК, — наличие у комбината большой кредиторской задолженности, проблемы с утилизацией отходов производства и трудоустройства населения. На так называемых картах-накопителях в Байкальске хранятся не менее 6 млн тонн отходов целлюлозного производства — шлам-лигнина. Только на ликвидацию карт-накопителей нужно 3,2 млрд рублей.

Сейчас контроль над БЦБК (51% акций) принадлежит структурам Николая Макарова (экс-партнера по бизнесу бывшего владельца доли в БЦБК — бизнесмена Олега Дерипаски), а 49% акций находятся у Росимущества. На данный момент финансирование проекта консервации ложится на основного кредитора комбината — ВЭБ, который в феврале этого года выкупил долги ЦБК у Альфа-банка. Общая задолженность ЦБК на начало 2013 года составляла около 2,9 млрд рублей. Убыток за первый квартал по сравнению с январем--мартом 2012 года увеличился в 2,8 раза — до 265,4 млн рублей.

- Байкальский ЦБК был построен давно, его мощности устарели, — комментирует генеральный директор Lesprom Network Алексей Богатырев. – Единственная возможность для комбината оставаться рентабельным – это применение технологии хлорного отбеливания, а от этой технологии уже отказались во всем мире, она действительно вредна с экологической точки зрения.

По словам Богатырева, БЦБК можно было бы модернизировать, но для этого потребовалось бы столько же денег, сколько для строительства нового комбината – по меньшей мере $500 млн.

Несколько лет назад обсуждалась возможность участия компании Сoca-Сola в перепрофилировании комбината на выпуск газированной воды, однако в итоге представителей западной компании отпугнул огромный объем работ по рекультивации территории предприятия.

- Комбинат закрывать, безусловно, надо – предприятие абсолютно бесперспективное, единственный вид деятельности, которым оно способно заниматься без государственного финансирования, – слив отходов в Байкал. Без господдержки оно нежизнеспособно. Следовательно, чтобы закрыть его, государство должно перестать выделять средства, — отмечает руководитель лесного отдела Greenpeace Алексей Ярошенко.

Что касается вопроса переориентации Байкальска, в ходе визита Медведева обсуждалась возможность использования опыта американских городов, выросших вокруг шахт, которые впоследствии были выработаны. Они в основном были переориентированы как раз на туризм, указал директор по природоохранной политике Всемирного фонда дикой природы Евгения Шварца.

- Сделать там туристическую зону – разумный выход, — соглашается Богатырев. – При этом действительно может возникнуть вопрос с трудоустройством населения Байкальска. Однако думать об этом надо было до того, как предприятие оказалось на грани закрытия.

Сейчас БЦБК – градообразующее предприятие, работа большинства жителей Байкальска так или иначе связана с комбинатом, численность персонала которого — около 1,6 тыс. человек.

- Попытка запустить БЦБК заново после простоя, предпринятая несколько лет назад, — чистой воды авантюра, которая помешала всем инициативам по созданию новых рабочих мест в Байкальске (например, строительству новых котельных), — рассказывает Ярошенко. – Сейчас власти должны тщательно продумать вопрос превращения Байкальска из моногорода в обычный город. Речь идет в первую очередь о трудоустройстве.