Официальный старт выборам дан, пишет «МК». Определены одномандатные округа, взвешены все за и против, в предпоследний раз в преддверии партийных конференций тусуются списки кандидатов.

Пришла пора взглянуть на участников предстоящей гонки, а лучше на тех, кто, скорее всего, останется за бортом и не попадет в светлое политическое будущее Бурятии. Можно только поаплодировать старшим товарищам вроде единоросса Ивана Калашникова и коммуниста Сергея Будажапова, которые вовремя соскочили с этого корабля, точно оценив смену политического курса и свои мизерные шансы. Остальным, кому для подобного маневра не хватило ни мозгов ни связей, кто идет на выборы в надежде переизбраться, остается только посочувствовать.

Кандидаты на вылет

По имеющейся на сегодняшний день информации за бортом партийной лодки остаются Раиса Пшеничникова (Справедливая Россия), Найдан Чимбеев и Юрий Тармаев (КПРФ). Ходят слухи, что старожил площади Советов с 1990 года Владимир Оттович Гейдебрехт тоже решил покинуть политику, и если все так, то это, безусловно, станет событием. Не поддержаны, то есть не включены в списки «Единой России» председатель комитета по межрегиональным связям Владимир Булдаев, явно засобиравшийся на покой, зампредседателя комитета по экономической политике Анатолий Коренев, проигравший праймериз Светлане Хабарковой, депутат по Тарбагатайскому району Сергей Дудник, депутат Хоринско — Кижингинского округа Зорикто Гатапов. Не первым номером в списках, а значит, без твердой надежды на успех идут депутат, она же супруга Бориса Данилова Зинаида Данилова, депутат, стоявший у истоков создания «ЕР» Михаил Кравченко и выходец из Мухоршибирского района Зоригто Цыбикмитов. Причем два последних были депутатами на освобожденной основе, то есть день и ночь жили только чаяниями народа, однако родная партия чаяний не оценила. Говорят, Михаил Кравченко всерьез готов положить партбилет на стол и уйти строить новую партию под названием «ГП».

По одномандатному избирательному округу №5 (Селенгинско — Кяхтинский) «ЕР» неожиданно выдвинут член Совета федерации Иннокентий Егоров, вытеснивший прежнего кандидата Сергея Цыдыпова, который активно все эти годы в этот округ вкладывался. Это, безусловно, добавляет Егорову политические очки и свидетельствует о решительности, с которой политик решил поменять работу. В связи с этим слухи о новом спикере Народного Хурала не такие и беспочвенные (кандидатура Егорова устроила бы всех). Говорят, что несмотря на итоги праймериз оппозиция против Гершевича зреет не по дням (как будто бы лидером этой оппозиции выступает Носков), и тайное голосование все еще может изменить. Даже если Гершевич и пройдет в Хурал, не факт, что он будет и дальше с умным видом заседать во главе парламента и бросать в зал нечленораздельные фразы.

Другой «сенсацией» стало выдвижение Бато Семенова от «ЕР» во главе территориальной группы по Иволге, с которой он никак не связан, поскольку родился в Мухоршибирском районе, а трудовую биографию ковал в Закамне. Несколько разъясняет обстановку тот факт, что по одномандатному округу в Закаменском районе от партии идет глава района Виктор Аюшеев, что для продолжения его карьеры выглядит вполне закономерно. Не закономерно все это для Семенова, который депутатствует в Хурале аж с 1994 году, был депутатом ГосДумы, на выборах президента в 2002 году занял почетное второе место, но очевидно, что в отличие от Цыденжапа Батуева (Иволга) или Цырен— Даши Доржиева (Еравна) Бато Семенов больше не может считаться политическим боссом Закаменского района.

Похожая ситуация и в Кяхте, где по одномандатному округу, отодвинув кого-то, выдвинулся глава Кяхтинского района Валерий Цыремпилов, когда-то уже бывший депутатом Народного Хурала и явно засидевшийся в своем кресле главы. Для него это также логичное завершение карьеры в отличие от главы Баргузинского района Ивана Мельникова, который каким –то непонятным образом, учитывая отношения последних лет с площадью Советов, возглавил территориальный список «ЕР» по Баргузину.

Кандидат со знаком —, кандидат со знаком +

Пока однопартийцы подсиживают друг друга, пытаясь любыми способами удержаться за нагретые места, скамейку с этими местами того и гляди вынесут наружу. «Единая Россия» на глазах сдает позиции, неумолимо повторяя судьбу когда-то канувшего в лету проправительственного движения «Наш дом Россия» (НДР). На развитие НДР, созданное под выборы 1995 года, были брошены главные СМИ страны, финансовые активы и административная поддержка. Лидером регионального отделения НДР в Бурятии был назначен первый зампредседателя правительства Владимир Агалов, вслед за которым в НДР дружными рядами вступил весь функционал. Несмотря на это НДР фактически провалила выборы в стране, заняв только третье место после КПРФ и ЛДПР. Интерес к движению резко пропал. Через четыре года НДР получила на выборах в Госдуму чуть больше 1% голосов и как –то незаметно рассосалась на просторах страны.

На выборах в горсовет Улан-Удэ 2009 года ЕР набрала всего 39%. Это значит, в Улан-Удэ рейтинг партии падает настолько стремительно, что выдвиженцам от города уготовала «политическая смерть». Самые умные, которые еще вчера избирались от города, сегодня с утроенной энергией окучивают районы. Так поступил гендиректор ГТРК «Бурятия» Александр Варфоломеев. На проходное место по Кяхтинскому округу (во главе списка) идет Юлия Гыпылова. Интересно, что Анна Скосырская выдвинулась по одномандатному округу №30 (Баргузинский район), хотя прошлые выборы именно по этому округу оказались для нее неудачными. Победу в свое время ей принес городской шишковский округ, на котором сегодня она предпочла не рисковать.

Соответственно, тем единороссам, кто идет от города, можно поставить глубокий минус. Это зампредседателя комитета по бюджету Федор Трифонов (возглавляет территориальную группу единороссов по округу машзавода) и гендиректор макаронной фабрики Дмитрий Козлов (№ 1 в территориальной группе своего округа).

Плюс — на стороне тех, кто все эти годы проводил за свой счет на округе какую – никакую работу и старался быть актуальным. Политической удачей можно назвать участие в совете попечителей учебных заведений Бурятии Баира Доржиева или регулярные субботники на проспекте Победы Андрияна Зыбынова, но к сожалению, таких депутатов немного.

Партии с будущим (СР и КПРФ) и партии без будущего (ЕР и ЛДПР)

Совершенно точно, что Путин не нуждается больше ни в каких партиях. Разразившийся в стране острейший кадровый кризис напрочь нивелировал партийную принадлежность политиков, сосредоточившись исключительно на личностных характеристиках. Единоросса Гениатулина на посту главы Забайкальского края сменяет справедливоросс Константин Ильковский. Кресло губернатора соседней Иркутской области вот уже год занимает бывший председатель регионального отделения партии «Правое дело», никогда не менявший своих политических взглядов Сергей Ерощенко, а Смоленской области — бывший фотокорреспондент газеты «Московский комсомолец» и руководитель пресс— службы ЛДПР с многолетним партийным стажем Алексей Островский.

Совершенно очевидно, что появление массы новых лиц в Бурятии неизбежно. Маленьким партиям дали фору, и своего шанса они постараются не упустить. Известно, к примеру, что хорошо шагавшая в свое время по Бурятии партия пенсионеров сегодня намерена выдвинуть территориальные списки по всем 33 округам. Во главе главного будет стоять гендиректор ООО «Ситистрой» Бато Гатапов. В списках партии «Правое дело» ожидается появление бывшего депутата горсовета Александра Красикова. Появление новых лиц неизбежно еще и потому, что попытка реанимировать как в стране, так и в Бурятии партию власти с треском провалилась.

С какой надеждой многие восприняли известие о создании Общенародного фронта, цель которого, как сообщил Путин на межрегиональной конференции ЕР в Волгограде 6 мая 2011 года, заключалась в том, чтобы дать возможность единороссам потесниться, отдав часть депутатских мандатов беспартийным. На 100% все были уверены, что главными марафонцами в этом забеге станут лидеры ОНФ Борис Базаров и Леонид Потапов. Количество таких мандатов называлось от 25 до 40 процентов. Пусть не Базаров и Потапов, но минимум два кандидата из святой пятерки общереспубликанского списка (Наговицын — Гершевич — Павлов — Белых — Очиров) должны были появиться извне, но так и не появились. Вместо того, чтобы дать дорогу новым лицам, как завещал Путин, партия показала всем свое гнилое нутро. В рулевые Бурятии выставились те, кто годится скорее не на роль паровоза, а приличного тормоза. Один в самый ответственный момент совершенно немыслимым образом сорвал главный праздник республики, затеяв в мороз и ветер Сурхарбан. Другой — так ударно строил многомиллионную федеральную трассу, что она, в конце концов, рухнула. Третий — представляет производство, которое не имеет к Бурятии почти никакого отношения.

Что стоило единороссам хотя бы для проформы включить в свои списки лидера какой –нибудь республиканской общественной организации «Новое поколение Бурятии» (такая организация на самом деле есть и даже сотрудничает с «ЕР») и так попытаться заработать себе политические очки. Ведь в далеком 1998 году правящая верхушка нашла в себе силы поддержать на выборах в Хурал рабочего ЛВРЗ Николая Бурцева, который пробыл там два созыва и явился живым олицетворением демократии в действии. Показательный пример сегодня — бескорыстное включение в проходные списки «Справедливой России» ярого борца за права учителей Геннадия Федика, что можно расценивать как несомненный шаг вперед. У “СР” теперь свой депутат Госдумы, масса активных и узнаваемых лиц. Готовятся к битве коммунисты. Владимир Сажин на прошедшем недавно первом всероссийском форуме коммунистов в Москве заявил, что в Бурятии они намерены увеличить фракцию в Хурале в два раза. Скорее всего, сделано это будет опять же за счет новых лиц.

Кто не найдет эти лица, пожнет горькие плоды парламентских выборов 2012 года, когда сразу в нескольких регионах в местные парламенты впервые за много лет не попало ЛДПР. ЛДПР не получило ни одного мандата в Ярославле, где голосовали за депутатов городской думы, в Саратовской области, в Краснодаре, на Кубани, Северной Осетии. Даже в Твери, где во главе списка встал сам Жириновский, ЛДПР досталось лишь ничтожных 4%. Когда у партии нет ни новых людей, ни новых идей, рассчитывать ей по большому счету не на что.