Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В феврале 2011 года между заказчиком – Министерством транспорта РБ – и подрядчиком – ООО «СМП-10» – был заключен госконтракт на выполнение работ по дноуглублению на реке Турке в Прибайкальском районе с объемом разработки грунта из-под воды 98 490 куб. м на общую сумму 119 127 620 рублей.

Подрядчик привлек субподрядчика – филиал Байкало-Ангарского ГБУ – для выполнения дноуглубительных работ. Работы были выполнены субподрядчиком в полном объеме и оплачены Минтрансом РБ.

В объеме работ были также предусмотрены работы по подъему затонувших барж, выполнение которых было запрещено ОАО Особые экономические зоны в РБ».

И вот тут начинаются странности. Вместо того чтобы возвратить средства за невыполнение работ по подъему указанных барж в размере 8 245 334 руб. в бюджет республики, Минтранс по предложению подрядчика принял «разумное» решение о проведении дополнительных дноуглубительных работ, не предусмотренных данным госконтрактом. При этом, как полагается по законодательству, допсоглашения к госконтракту в связи с изменением объемов работ по дноуглублению устья реки Турки не заключались. Изменения в соответствующую проектную документацию Минтрансом РБ не вносились.

Вместо этого министр транспорта С.Ю. Козлов и гендиректор ООО «СМП-10» В.Г. Федосеев подписали некую сопоставительную ведомость, которая якобы и явилась основанием для выполнения дополнительных работ. Эти работы впоследствии были приняты Минтрансом РБ.
Проведенной проверкой комитета финансово-бюджетного надзора Минфина РБ были установлены эти факты и был сделан вывод о нецелевом использовании бюджетных средств. Особое внимание ревизоров привлекло следующее: при проведении встречной проверки в ООО «СМП-10» было установлено, что дополнительный объем дноуглубительных работ, принятый и оплаченный Минтрансом РБ, не выполнялся субподрядчиком – Байкало-Селенгинским районом водных путей – филиалом Байкало-Ангарского ГБУ.

Возникает вопрос: если подрядчик – ООО «СМП-10» – не имел возможности самостоятельно выполнить данные работы, а субподрядчик их не выполнял, каким образом данные работы были приняты и оплачены?

Дальше самое интересное. Уже после проверки Минфина Минтранс направил в Минфин дополнительное соглашение к государственному контракту и измененную проектную документацию, то есть именно те документы, которые обосновывают выполнение и оплату дополнительных работ. Причем без всяких объяснений причин, по которым они не были представлены во время проверки. Хотя в акте проверки указывалось, что данные документы отсутствуют и у заказчика, и у подрядчика. В материалах проверки есть объяснение гендиректора ООО «СМП-10» В.Г. Федосеева, из которого следует, что дополнительные соглашения к госконтракту не заключались, изменения в проектную документацию не вносились.

Следует отметить, что если данные документы изначально имелись в Минтрансе, что мешало представить их во время проверки, которая длилась на протяжении двух месяцев? И почему гендиректор Федосеев ничего не знает об их существовании? Напрашивается и такой вопрос – а были ли вообще выполнены эти работы? И была ли реальная необходимость еще глубже покопать дно за бюджетные деньги?

Мы все прекрасно знаем, что в стране идет активная борьба с коррупцией. В свете же указанного напрашивается вывод, что эту борьбу необходимо вести не только на суше, но и в подводном пространстве, которое активно осваивается при помощи народных средств.