Завершающая политический сезон сессия Народного Хурала состоялась, пишет «МК». Глава республики зачитал стандартный отчет правительства, традиционно вызвавший серию никому не нужных вопросов и таких же ответов. Одни обеспеченные люди в зале слушали других обеспеченных людей, а потому главной проблеме республиканского бытия, несмотря на недавние итоги декларационной кампании, места вновь не нашлось. Почему в депрессивной Бурятии зарплаты, доплаты, пенсии и льготы госслужащих в десятки раз превышают доходы остального народонаселения?

Чиновники получают в 30, 40, 50 раз больше своих подчиненных

В 2011 году на Ярославском международном форуме тогда еще президент Медведев впервые заговорил о том, что в России произошло чрезмерное расслоение граждан по уровню жизни. «10 процентов самых обеспеченных россиян получают доход в 15 раз больше, чем 10 процентов самых бедных», — сообщил Медведев. Если все доходы россиян сложить в один мешок, то первой десятке достанется треть мешка, а на долю последней придется всего 2 процента. Такое соотношение доходов богачей и бедняков в экономике называют децильным коэффициентом. Если этот коэффициент превышает 10 (то есть богачи получают в 10 раз больше бедняков), для страны это считается дурным знаком. К примеру, в Скандинавских странах децильный коэффициент равен 4, в Евросоюзе — 6, в Японии и Северной Африке — 6. Некоторое исключение составляют США, где он равен 15. В России этот коэффициент, по мнению Института общественной экспертизы, а также ряда авторитетных социологов, вырос с 4 (1991 г.) до 45, а согласно расчетам академика Дмитрия Львова, доходы самых богатых и бедных у нас разнятся в 92 раза.

Одно дело, когда свои богатства демонстрируют бизнесмены. Новость о том, что годовой доход бывшего сенатора от Бурятии Виталия Малкина составил 1 млрд. рублей (разница с зарплатой воспитателя детского сада в 100 000 раз!) впечатляет, но как-то уже не наповал. В конце концов, Малкин свой миллиард каким-то образом заработал. Гораздо больше возмущает народ факт, почему в Бурятии сопоставимую с богачами жизнь обеспечили себе госслужащие, получающие зарплату из одного бюджета с нянечками, учителями и врачами? На каком языке может разговаривать с посетителями министр соцзащиты Татьяна Быкова, если прожиточный минимум в Бурятии 6–7 тысяч, а министр получает в месяц в 30 раз больше — 182 тыс руб. в месяц (годовой доход Быковой 2,18 млн. рублей). Разница в доходах между главой республики и его собственной женой — 40 раз. Месячный пенсион Нины Владимировны составляет порядка 10 тыс., у Вячеслава Владимировича — 400 тысяч рублей. Последний гром грянул среди ясного педагогического неба, где впервые стало известно, сколько получают ректоры наших государственных вузов, коих с этого года обязали обнародовать свои доходы. К примеру, доход ректора ВСГУТУ, депутата Народного Хурала Владимира Сактоева в прошлом году составил 4,86 миллиона рублей (405 тыс. в месяц), что примерно в 50 раз больше большинства зарплат, которые платят в его собственном вузе.

Как бюджет превратили в кормушку для избранных

В советское время существовало негласное правило, когда оклад начальника превышал оклад подчиненного максимум в 1,5–2 раза, и это всеми воспринималось нормально. Раз Россия — социальное государство, как записано в Конституции, значит, в социальном государстве не может быть такой колоссальной разницы в доходах граждан, получающих зарплату из бюджета. Даже в капиталистической Швеции разница в зарплатах на государственных предприятиях близка к соотношению 1 к 3. То есть начальство может получать больше своих подчиненных, но не более чем в 3 раза. Еще совсем недавно нечто подобное было и у нас. Помнится, на площади Советов даже гордились, что имеют небольшое по сравнению с другими регионами жалованье. Борьба за рост окладов и компенсаций госслужащих началась с первыми признаками скорого ухода Леонида Потапова, сопротивляться которому бывший президент Бурятии не стал.

Сначала за счет социальной программы для инвалидов и малоимущих улучшили свои жилищные условия 18 высокопоставленных чиновников. 1,5 млн. рублей как малоимущему было выдано тогдашнему зампредседателя правительства РБ Леониду Турбянову, которого ныне коммунисты включили в свой общереспубликанский список кандидатов в депутаты.Еще 1,5 млн. рублей досталось другому зампредседателя правительства Владимиру Гейдебрехту, опять баллотирующемуся в Хурал от «Справедливой России». Получил «социальную» квартиру бывший министр природопользования Петр Носков, замминистра экономики РБ Александр Гребенщиков и много кто еще. Не успела прокуратура вернуть похищенное в бюджет, как тут же появились зарплаты в 300 тысяч и пенсии в 200 тысяч рублей (пенсия Леонида Потапова в 2009 году составляла 250 тысяч рублей, Александра Лубсанова, Виктора Измайлова — 116 тысяч рублей). За счет бюджета стали выплачиваться единовременные пособия в размере полугодового денежного содержания, назначаемые по истечении срока полномочий, какие-то доплаты, льготы и так далее и тому подобное. Компенсационные выплаты зампреда правительства Бурятии по социальному развитию Баира Бальжирова, когда его «перевели» на партийную работу в 2011 г., составили, по некоторым данным, 1,5 млн. рублей. Наверняка сопоставимые выплаты получили в прошлом году весь кабинет министров и наш глава (6,3 млн. рублей как разовая выплата, равная доходам за полтора года согласно декларации).

Бурятия должна установить разумные коэффициенты для бюджетников

Вот почему последние годы депутаты Хурала живут фактически в унисон с нашим правительством. У парламентариев, работающих на освобожденной основе, аналогичные денежные компенсации, льготы и выплаты. Так, приличную компенсацию в 2012 году получил, оформляя отставку, замеченный в скандальной истории «Департамента вкладов и займов» бывший зампредседателя комитета по госустройству Федор Чебунин. В конце 2008 года почти таким же образом на пенсию был отправлен депутат Народного Хурала, зампредседателя по социальной политике 71-летний Михаил Рябов, просидевший в депутатском кресле ровно 12 месяцев. Именно депутаты придумали замечательный закон, согласно которому достаточно проработать в парламенте на освобожденной основе год, чтобы потом всю жизнь получать 100-тысячную прибавку к пенсии (по 1,2 млн. рублей в год на каждого). Не об этой ли прибавке думал депутат Сергей Мезенин, громче всех возмущавшийся поступком Рябова, а буквально через месяц сам усевшийся в это кресло, чтобы больше никогда не заикаться на эту щепетильную тему.

Никто из парламентариев так и не вспомнил о судьях Конституционного суда Бурятии во главе с Анной Тумуровой, которые с молчаливого согласия этих самых депутатов фактически ничего не делая целый год (!) получали из бюджета жалованье по миллиону на брата, а потом и выходное пособие в размере 6-месячной зарплаты. Никто не задался справедливым вопросом, с какой стати бывший председатель Конституционного суда Бурятии Капитон Будаев до сих пор получает из республиканского бюджета нехилую судейскую пенсию, если такого суда в Бурятии давно уже нет.

Если даже и.о. президента Дагестана Рамазан Абдулатипов нашел в себе силы сказать землякам в глаза об их паразитических наклонностях («хватит кормиться с рук рязанского мужика, пора начинать работать»), то нам-то и вообще стесняться некого. Бурятия как дотационный регион, где за чертой бедности живет добрая половина населения, не может позволить себе такую элиту, жирующую за счет бюджета. Республика должна установить ра-зумные коэффициенты разницы в доходах бюджетников. Пусть госслужащий получает в 10, даже 15 раз больше нянечки в детском саду (в Баргузине зарплата нянечки 6 тыс. рублей), но не в 40 и 50 раз. Когда учителя и врачи получают зарплату из одного бюджета с депутатами, такая разница в выплатах становится принципиальной.

Кипр еще может повториться

Наша элита так оголтело набивает свои карманы, словно ее напрочь не волнует собственное будущее, имидж и общественное мнение. Кому нужно это мнение, если в своих мечтах элита живет на теплом средиземноморском побережье. Когда наши родители давились в очереди за колбасой и требовали, чтобы их пустили на обкомовские дачи, они и предположить не могли, чем все это обернется на деле. Теперь у всех есть колбаса, и любой может приехать в Сотниково, где когда-то отдыхало начальство, да только домики РК «Здоровье» по сравнению с хоромами чиновников ныне кажутся скромными лачугами. Номенклатура СССР может и ела бутерброды с икрой, но и помыслить не могла удрать за границу. Если у всех советских чиновников в Великую Отечественную дети не просто воевали, но и погибали на этой войне, то сейчас никто из детей элиты даже не служит в армии. Может, при Советской власти и не было свободы слова в нашем понимании, но любой имел право пожаловаться на ее верноподанных в обычную газету, и этот сигнал мог иметь для чиновника самые серьезные последствия. Сейчас свободы залейся, газеты захлебываются от вопиющих фактов и убийственных подробностей, но никому эти факты не нужны, как свобода слова в сумасшедшем доме.

Наша элита мечтает о вечном рае на теплых берегах, где ее просто презирают. Не смог жить в Европе Березовский, ничего не слышно о том, чем занимается убежавший за границу бывший медиамагнат Владимир Гусинский, который скорее всего живет где-то на правах обычного пенсионера. Кипр однажды просто взял и конфисковал все банковские вклады, большей частью пришедшие из России (в том числе из Бурятии), справедливо полагая, что такие барыши невозможно нажить честным путем. Если мировое сообщество восприняло это спокойно, а оно восприняло, то же самое сделают и другие. Не можешь доказать источников своих доходов, не имеешь право на собственность. Бежать нашей элите будет некуда, придется жить на Родине, где однажды кто-то обязательно спросит — как, откуда и почему.