Москва больше не лидер протестных настроений, они сместились в глубинку, пишут «Ведомости». Падение уровня доходов может вызвать там новую волну протестов — на этот раз экономических, следует из доклада ЦСР.

Новый доклад об обще-ственно-политических настроениях россиян, подготовленный для Комитета гражданских инициатив(КГИ) Центром стратегических разработок(ЦСР), опровергает представления, сложившиеся на основе предыдущих исследований центра, признал вчера руководитель ЦСР Михаил Дмитриев на презентации доклада.

Два года назад в аналогичном докладе ЦСР фактически предсказал протестные выступления в мегаполисах, и они действительно начались в конце года, после парламентских выборов. В столице на митинги«за честные выборы» собирались многие десятки тысяч людей, никогда ранее не протестовавших таким способом.

Но характерные для Москвы 2011–2012 гг. социологические тренды — более низкие по сравнению с остальными регионами рейтинги Владимира Путина и «Единой России», повышенный запрос на демократию и политические изменения, а также высокий уровень протестных настроений, — похоже, ушли в прошлое, сообщил Дмитриев. Исследование ЦСР показало, что электоральный рейтинг президента в столице сравнялся со средним по стране — 49%, а электоральная поддержка«Единой России» в Москве даже превышает общероссийскую: в столице за эту партию готовы проголосовать 46%, а по стране — лишь 44%. Такая же доля москвичей считает, что выборы последних лет были честными(по России этот показатель — 39%). Москва действительно утратила статус центра протестов, это было очевидно еще в 2012 г., после победы Путина на президентских выборах, говорит гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров.

Но теперь«центр тяжести» недовольства и протестов сместился в областные центры и небольшие города, а запрос на демократию исходит уже не от среднего класса, а от менее обеспеченных и социально развитых россиян, следует из доклада Дмитриева.

Изменилась и мотивы потенциальных протестов: теперь на первый план вышли экономические причины. В регионах готовность к открытым выступлениям в случае экономического кризиса очень велика — 43%, а в городах-миллионниках — 63%, следует из доклада. В Москве же по этому поводу протестовать готовы только 15% жителей. При этом все больше людей адресуют свои претензии не местной власти, как это было еще три года назад, а президенту. Именно резкое падение доходов населения может оказаться спусковым крючком новой волны протестов — но на уровне районов и городов, пояснил«Ведомостям» сам Дмитриев. Лаг между ухудшением жизни и выходом на митинги он оценивает в полгода-год. В целом по стране в первые пять месяцев 2013 г. доходы населения росли, но сразу в нескольких регионах, в том числе в Кемеровской, Курганской, Костромской, Омской областях, Карелии, Коми, Дагестане, на Алтае они, наоборот, снижались. Во многих регионах падает промышленное производство, и это тоже тревожный фактор.

Экономические протесты могут перерасти и в политические, предупреждает член КГИ Евгений Гонтмахер, причем их направленность будет непредсказуема. Но, например, социологи ВЦИОМа не наблюдают роста протестных настроений и вообще напряженности в регионах по экономическим мотивам, возражает Валерий Федоров, есть локальные истории вроде волнений в Пугачеве. Там после гибели местного жителя от руки приезжего сотни людей вышли на улицу, требуя выселения кавказцев.

Москва же теперь находится во власти«синдрома выученной беспомощности», трактует результаты исследования Дмитриев. Этим термином описываются пассивность и беспомощность, которые овладевают человеком в ситуации, когда его усилия оказались тщетными. Митинги не дали результата, на который надеялись выходившие на Болотную площадь и пр-т Сахарова. Год спустя после«маршей миллионов» 34% москвичей говорят, что больше не пойдут протестовать против нечестных выборов, потому что это бесполезно.

Волнообразный характер социальных трендов может свидетельствовать о возможности неожиданных и скорых возвращений протестных настроений, общество выведено из равновесия и это, возможно, главный вывод доклада, считает Дмитриев.