Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В некоторых клубах города эти рэп-композиции твердо заняли свою нишу, потеснив известные западные. Не знающая в большинстве своем родного языка бурятская молодежь танцует под хиты «Трассадаа гарааб», «Архи уухадаа» и другие.

Этим летом благодаря социальным сетям местного сегмента в Бурятии вспыхнула новая звезда – Дондок Пылнимаев. По слухам, это творение известного деятеля локального шоу-бизнеса Алагуя. Впрочем, он это не подтверждает. Пылнимаева никто никогда не видел, но за короткий период он собрал немалое количество поклонников в Сети.

«Новый шыт про меня! SWAG хубан. Слушать всем!» – призывно трубит Дондок, веселя поклонников новыми «шытами.

Себя Дондок характеризует ярко и всесторонне, не без ложной скромности:

…И если твой телефон не iPhone – иди вон
или поставь меня на рингтон.
«намайгаа бу мартаарай» – это в натуре гон.
Я брутал, я не сладкий – теперь понятно?

Пока высоколобые чиновники от образования достаточно формально рассуждают, как же лучше преподавать бурятский, а главное, абсолютно не мотивируя, преподают язык в школах, молодые постигают язык в сленговом варианте, так сказать, на улице.

Девушек и юношей весьма забавляет, что, оказывается, есть бурятский аналог, к примеру, знаменитому «словимся на трассе». Успех текстов обусловлен и тем, что Пылнимаев в своих текстах создает гремучую смесь русского, бурятского и английского. Примитивно знающим языки становится все понятно, а бурятский в подкорке у новоявленных носителей становится столь же значимым, как и английский.

Творчество Дондока, воспринимается, впрочем, неоднозначно. Некоторая часть «консервативной» и, вероятно, мало-мало знающей язык молодежи недоумевает и смущается столь примитивной подаче.

«Матершина (мухай угэнууд) угыгоор и позитивно дунууды бэшышта, тигээhаа ваще гое байха. Диджэй Будажап жооскор качает» – пишет пользоватьель Вконтакте Baiaskhalan Tsirenov.

«У бурят менталитет совсем не такой. Так что твой стих отстой и больше не позорь», – пишет Туяна Цыренова.

Дондок активно отвечает на выпады в своем репертуаре: «… давай не будем ссориться. Би шамдаа не лезу и ты прыгай боком, дорогая…».

Впрочем, в основном все в диком восторге и считают, что это «лютая тема»: «Случайно наткнулась на твоё произведение искусства, очень даже интересно. Хоть слова матершинные, зато смысла много. Тайный рэпер, всё так заманчиво. Дальнейших, творческих успехов)). И ребята не к чему удивляться и негативно относится к парню. 21 век газаамнай. Нашел свой путь, молодец!»

Пылнимаев, каким бы маргинальным способом он не продвигал родной язык, а делает это, можно сказать, методично и прочувствовав конъюнктуру.

Вообще, судя по разговорам в Сети, творческие люди из числа молодежи, в частности, бурятских рэперов, считают, что «сейчас языку придают слишком большое значение и тратят много денег не туда, куда следует». Язык, по мнению молодых, никуда не денется, если он нужен.

Последователи Пылнимаева верят, что с бурятским языком не все так плохо, а также считают, что те, кто больше всех жалуется, живут удаленно от Бурятии и рассуждают шаблонно.

Есть мнение, что не молодежь виновата в том, что не знает родного языка, а старшее поколение, оторванное от корней и не обучившее отпрысков. В какой-то мере они правы. А то, что молодежь учит свой сленговый бурятский язык, трассадаа гарааб, уже скорее правило, чем исключение.