Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В 2012 году в рамках ФЦП «Ликвидация накопленного экологического ущерба (НЭУ) в России» начала решаться одна из старейших экологических проблем столицы Бурятии Улан-Удэ – загрязнение территории города и р. Селенги нефтепродуктами от нефтехранилищ. Однако работы начаты без проекта и вызывают вопросы независимых специалистов.

Нефтебазы и промузел

Проблема нефтяного загрязнения Улан-Удэ возникла в далеком предвоенном 1939 году, когда недалеко от железной дороги в районе п. Стеклозавод было создано нефтехранилище. Оно разрасталось, рядом возникло еще более крупное военное (в/ч 86723). Был построен нефтепровод до р. Селенги, где нефтепродукты (НП) перекачивались в танкеры и перевозились к Баргузинской (с. Зорино) и Чикойской нефтебазам.

Работа Улан-Удэнской нефтебазы сопровождалась постоянными утечками, следы которых давно и хорошо видны в береговых обрывах правого борта Селенги. Поначалу господствовало мнение, что это природная нефть. Однако детальное изучение фракционного состава показало ее техногенное происхождение. Резкое возрастание утечек НП произошло после перехода (в 50-60-е годы прошлого века) ВСЖД на электрическую тягу - в результате проявления блуждающих токов началась усиленная коррозия днищ нефтехранилищ.

То, что берег загрязнен как в береговых обрывах (из-под земли просачиваются и попадают в Селенгу НП), так и в понижениях (скапливается маслянистая жидкость и идет испарение легких фракций в воздух), наблюдали многие улан-удэнцы. Особенно наглядно это загрязнение проявилось, когда началось интенсивное горение НП на скальных выходах (высотой до 15 м) вдоль правого берега Селенги на протяжении 500 м. Вот что зафиксировала однажды комиссия по причинам пожара:

«… по сигналу начальника пожарной охраны стеклозавода т. Субочева в управление Байкалрыбвода 15.02.1967 г. поступил сигнал о пожаре на вышеуказанном месте, возникшем в октябре 1966 г.

Комиссия обследовала очаг пожара возле уреза воды правого берега р. Селенги на территории стеклозавода. Установили: причина возникновения пожара – горение нефтепродуктов, просачивающихся на правом берегу Селенги.

Обходя осмотром, установили, что выше очага пожара по течению и ниже по течению до 70 м почва пропитана нефтепродуктами. Комиссия предполагает, что источником просачивающихся нефтепродуктов является нефтебаза №1. Она расположена выше уровня воды реки на 40 м и удалена на 500 м. А также проходящие трубопроводы нефтебазы №1 с подвозом на берег Селенги, расположенные от места горения в 600-700 м выше по течению реки».

В нарушение всех санитарных и градостроительных норм в 30-50 м ниже нефтебазы вдоль всего правого борта р. Селенги, на цокольной террасе на протяжении 2,5 км располагались три завода (Стекольный, «Электромашина», «Эмальпосуда»). Они находились под угрозой воздействия НП. Так, 30.12.1977 г. на заводе «Электромашина» в бетонированной яме по сбору отходов прогремел взрыв. Два рабочих, стоявших в этот момент на крышке ямы, погибли.

Многочисленные комиссии (включая московскую), расследовавшие этот случай, отмечали наличие в пробах грунтов как газообразных, так и жидких углеводородов, источник которых, по их мнению, прилегающие к территории завода склады ГСМ.

С тех пор вопрос загрязнения Селенги стоками из нефтехранилищ стоит не одно десятилетие. Дискуссии по этой теме то затихали, то разгорались. Этим вопросом занимались партийные, советские, контролирующие органы, Госплан, врачи, геологи и экологи. Вывод всегда был один – нефтехранилища должно быть перенесены в другое место. Однако этому всегда мешали «объективные» обстоятельства. То нет средств, то есть средства, но не хватает согласований, то воинская часть никого не пускает на свою территорию.

А в окаянные 90-е годы НП потекли в Селенгу еще стремительней. Вот что писали в акте обследования 07.10.1996 г. представители администрации Советского района г.Улан-Удэ:

«07.10.1996 г. охрана ОАО «Электромашина» выявила прохождение через территорию завода юношей, проносящих в банках ГСМ, доложили руководству, сигнал передали в штаб ГОЧС Советского района, что имеет место загрязнение Селенги.

По данному сигналу мы выехали на место, взяли на анализ пробы для анализа. На месте, на берегу увидели не менее 10 лунок с жидкостью, из которых юноши и взрослые цедили ГСМ в канистры. Засекли время – при нас юноша 3-литровую банку заполнил в течение 1 мин. 10 сек. Исходя из этого, можно определить объем утечки ГСМ. Ближе к ОАО «Стеклозавод» по течению реки явно видно наличие дизельного топлива».

Явные следы утечек НП отмечены по всей территории, расположенной ниже нефтехранилищ. Очередная комиссия обследовала в районе городской свалки котлован – 70х80 м, глубиной 5 м, заполненный нефтесодержащей жидкостью.

Постоянный смыв с загрязненной почвы НП талыми и дождевыми водами привел к загрязнению не только почвы и грунта, но и подземных вод. Пробы из промливневой канализации у Стеклозавода показали содержание НП – 22.6 ПДК. По данным гидрогеологов, содержание НП в подземных водах в наблюдательных скважинах в районе нефтебазы колеблется от 9.4 до 46 мг/литр. Это превышает ПДК от 8 до 920 раз. Поинтервальный отбор проб по скважинам показал, что содержание нефтепродуктов на глубине 34-39 м достигает в летнее время 106 мг/л, а на глубине 43 м возрастает до 201 мг/л.

Систематические наблюдение качества воды р. Селенги ведутся Бурятским центром гидрометеорологии и мониторинга в двух створах: выше города (фоновый) и в 0,5 км ниже сбросов сточных вод городских очистных сооружений (контрольный). Концентрации НП в створах колеблются в пределах 0,05-0,008 мг/л (1,0 – 1,6 ПДК). А вот в 4-х пробах на глубине 30 см и на расстоянии 100 м друг от друга оказались такими – 16, 18, 15 и 24 ПДК). Выявлены смолистые компоненты и жиры.

Гигантский ущерб природе

Тем временем ниже Стеклозавода расположены нерестилища и зимовальные ямы – в районе ст. Дивизионная, Ново-Сотниковское, Юговское, Пашинское, где средняя плотность икры рыб составляет от 35 до 245 икринок на 1 кв. м. НП, поступающие в Селенгу, образуют различные формы загрязнений: свободно плавающие капельки и их продукты в толще воды, нефтяную пленку на поверхности. При этом из НП вымываются их ядовитые составные части: нафтановые и синтетические жирные кислоты, тетраэтилсвинец. Они препятствуют доступу кислорода, попадают на жабры нерестовой рыбы, что приводит к ее гибели. Тяжелые фракции осаждаются на дно, вызывая токсичное воздействие на отложенную икру омуля. Особенно ядовита солярка, которая составляет основную часть НП, стекающих в Селенгу из нефтехранилищ.

В 2005-2006 годах ЗАО «Экопром» установило, что объемные запасы нефтяных углеводородов на уровне грунтовых вод на территории нефтебазы ОАО «Бурят-Терминал» оцениваются в 5689 куб. м. На территории военной нефтебазы – в 12 844 куб. м. По их оценке, площадь линзы свободных НП достигает 48,715 га. В Селенгу при разгрузке подземных вод поступает до 22 тонн НП с содержанием в десятки раз выше ПДК.

Расчет размера ущерба, причиненного Селенге вследствие нарушения законодательства, – 687,5 млн. руб. в год. Были предложены решения по ликвидации нефтяного загрязнения – откачка и очистка загрязненных подземных вод. И в 2011 году на территории нефтебазы «Бурят-Терминал» начались мероприятия по ликвидации загрязнения геологической среды, для чего было пробурено 6 скважин, позволяющих вести откачку накопившихся НП. Смонтирован продуктопровод длиной в 750 м из полиэтиленовых труб, оборудована накопительная емкость для нефтепродуктов. Стоимость проведенных работ составила 13,5 млн рублей. Откачки НП проводились в период с 16.05 2011 до 14.10.2011. Итог – 6 куб. м. нефтепродуктов, слитых в емкость для очистки. Гора затрат родила дорогостоящую мышь по причине специфического геологического строения правого берега Селенги. Он сложен конгломерато-песчаниковой толщей с хорошими фильтрационными свойствами и разбитой многочисленными трещинами.

Большая часть НП мигрировала по порам, абсорбировалась в трудно растворимой форме (подтверждается данными бурения). Другая часть стекала по трещинам к урезу р. Селенги. При этом НП накапливались в промежуточном коллекторе (песчаниках), сформировавшемся вдоль пойменных отложений правобережья реки по линии «Электромашина – Стеклозавод».

В декабре 2012 года ОАО «Бурятгеоцентр» пробурил вдоль правого берега Селенги профиль скважин через 50 м на протяжении 2 км глубиной 5-15 м. До 5 м идут песчано-гравийно-галечные отложения, ниже – конгломераты комушкинской свиты. В верхней части разреза до 5 м залегают интенсивно пропитанные НП отложения. Концентрация их достигает высоких (2000-5000 мг/л) и очень высоких (до 10588 мг/л) значений. С глубиной содержание их постепенно снижается до 81 мг/л на 15 м.

Всего закартировано два участка с аномальным загрязнением. Верхний находится между скважинами №47-49 на протяжении 100 м в районе бывшего причала, на котором происходила заливка нефти в танкеры. Нижний протягивается на 700 м между «Электромашиной» и Стеклозаводом (СКВ. 1-7 и 31-36) и сформировался за счет утечек нефтепродуктов с расположенных выше по рельефу нефтебаз.

Грунтовые воды на этих участках содержат НП до 11105 мг/л, что превышает ПДК в тысячи раз. Они гидродинамически связаны с поверхностными водами Селенги и являются основными загрязнителями ее НП. Территории с такими экстремально высокими уровнями загрязнения НП почвы и воды относятся к категории чрезвычайной экологической ситуации и требуют срочной рекультивации.

Ориентировочные расчеты показывают, что количество загрязненного грунта вдоль берега Селенги может быть несколько млн тонн. Очистка его на месте путем откачки, как показал опыт «Бурят-Терминала», современными техническими средствами невозможна. Остается одно – вывоз загрязненного грунта на спецплощадку и его очистка. Это потребует больших затрат, но обойдется значительно дешевле, чем ежегодный ущерб от нефтяного загрязнения (682,5 млн руб. в год). Согласно Водному кодексу РФ, расположение токсичного объекта в водоохраной зоне рек рыбохозяйственного значения, периодически затапливаемых паводковыми водами, недопустимо и требует его скорейшей ликвидации.

Общая площадь нефтяного загрязнения – 4 кв. км территории города. Здесь расположены две нефтебазы, территории трех бывших заводов, участок ж/д полотна ВСЖД, продолжение улиц Борсоева и Революции 1905 года, Заовражной.

Средства на ликвидацию НЭУ в Улан-Удэ предусмотрены распоряжением правительства РФ от 20.06.2012 г. №1274 в рамках ФЦП « Охрана Байкала и СЭР Байкальской природной территории на 2012-2020гг.». Однако начало реализации этой задачи вызывает ряд вопросов. Почему-то первый этап ликвидации нефтяного загрязнения Селенги проводится не по техническому проекту, а только по конкурсной документации («Параметризация загрязнения нефтепродуктами»). Эта документация составлена работниками Республиканского агентства по госзакупкам, а не специалистами по экологии, геологии и строительству. И направлена на изучение только подземного загрязнения.

Но необходимо изучить и другие компоненты окружающей среды в зоне экобедствия – почву, через которую оказывается воздействие на недра и подземные воды, на атмосферу и жителей города, поверхностные воды и донные отложения Селенги и растительности. Не предусмотрено эколого-геохимическое изучение всей территории зоны экобедствия, а также медико-биологическое обследование населения на этой территории.

Не решен основной вопрос, который стоит уже 50 лет, – перенос нефтебазы «Бурят-Терминал», хотя очевидно, что такой опасный объект, для которого установлена санитарно-защитная зона в 1,2 км, не может находиться в черте города.

Только после комплексного изучения указанных проблем можно будет заняться реализацией основной задачи, поставленной распоряжением правительства РФ от 20.06.2012 г. № 1274 «Ликвидация НЭУ и рекультивация территории г. Улан-Удэ».

Печальный экологический опыт

Аналогичные вопросы возникают и по трем другим объектам ликвидации НЭУ в Бурятии – рекультивация отходов Джидинского (Мо –W) ГОКа, Холбольджинского угольного разреза и Холодненского колчеданно-полиметаллического месторождения. Немало вопросов вызывает начало работ на 2-х пилотных участках ликвидации накопленного экологического ущерба в Бурятии хвостохранилище Джидинского W-Мо комбината и Хольбоджинского угольного разреза.

Дорогостоящие работы (500 млн руб.) по перевозке «хвостов» ДВМК начались в большой спешке в октябре 2011 года и завершились в декабре 2011 года. Проводились они еще до появления проектно-сметной документации и без проведения конкурса. Транспортировка огромного объема песка (6 млн тонн) была поручена «собственнику» этого же песка – ООО «Закаменск». Вывозились они к обогатительной фабрике в Барун-Нарынское хвостохранилище, принадлежащее тому же ООО «Закаменск», но за счет бюджетных средств по ФЦП «Охрана Байкала и СЭР Байкальской природной территории до 2020 г.».

Все эти скоропалительные экологоподобные работы в рамках РЦП очень напоминают печальную судьбу еще одного объекта ФЦП «Ликвидации НЭУ в России» – Холбольджинского угольного разреза. В конце 90-х – начале 2000-х годов развернулась бурная компания по реструктуризации угольной отрасли России, на которую МВФ выделил многомиллиардный долларовый заем, но с условием закрытия всех нерентабельных угольных предприятий. Таких объектов в стране оказалось довольно много, в т.ч. Гусиноозерская шахта и Холбольджинский разрез. Хотя последний создавался специально для снабжения углем построенной рядом с ним Гусиноозерской ГРЭС.

Он был градообразующим предприятием и обеспечен запасами угля на многие годы. Но бывшее руководство республики во главе с Л.В.Потаповым, (доктором экономических наук!) согласилось на его закрытие. Срочно была создана ликвидационная комиссия во главе с директором Гусиноозерской шахты Распопиным, и Ростовским угольным институтом разработан проект. Он назывался «Ликвидация последствий вредного воздействия ведения горных работ ОАО «Разрез Холбольджинский», которым предусматривались природоохранные мероприятия в водоохраной зоне оз. Гусиное протяженностью 20 км.

Была и социальная программа – строительство коттеджных домов для уволенных шахтеров, переучивание и создание новых рабочих мест, в т.ч. за счет новых предприятий по заготовке и переработке леса. Намечалась высадка деревьев и кустарников на отвалах и терриконах, планировка и засыпка крупных эрозий, строительство водоудерживающих дамб и прудов- накопителей и много других мероприятий.

В итоге «хотели как лучше, а получилось как всегда». Разрез закрыли, а доллары МВФ до Бурятии не дошли. Не проведено никаких природоохранных мероприятий. Семьям никаких коттеджей, а вместо работы – пьянство. А для всех жителей Бурятии за счет перевода Гусиноозерской ГРЭС с дешевых местных углей Холбольджи на дорогие дальнепривозные – вздорожание тарифов на электроэнергию.

А для бюджета России, вместо ранее разворованных денег, повторным выделением средств на НЭУ в этот раз в рамках ФЦП «Охрана оз. Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории до 2020 г.».

Видно, как легко разворовываются бюджетные деньги, направленные на экологические цели. Вновь избранному Народному Хуралу РБ с его комитетом по природным ресурсам и экологии, органам МСУ Улан-Удэ, Закаменска и Гусиноозерска, на территории которых расположены эти экологически опасные объекты, нужно взять под свой контроль проекты по ликвидации НЭУ.